Политический словарь
Иезуитизм, философские, религиозные, противные христианству, православию учения
Иезуитизм, философские, религиозные, противные христианству, православию учения

Иезуитизм содержит в себе и индифферентизм, и фарисейство, и фанатизм; а потому он есть величайшее нравственное зло. Преданнейшие слуги папы и ревнители его власти, иезуиты выработали целую практическую систему, дабы поступки человеческой совести направлять разнообразно, смотря по требованию обстоятельств. Основным правилом иезуитского ордена служит безусловное подчинение высшим и всех генералу ордена. Иезуит не знает, что такое добро само по себе; высшая доблесть у него — послушание; следовательно, можно делать все, даже преступление, если в этом нужно выполнить долг послушания. Поставив для себя задачу в том, чтобы сохранить в целости римско-католическую форму христианства и подчинить этой форме, если можно, весь мир, иезуиты чудовищным образом попирают нравственный божественный закон во имя закона же. Преследуя свою цель- подчинить волю католика внешнему, якобы непогрешимому, божественному авторитету в лице папы и сделать из неё вполне послушное орудие папской воли, иезуиты стали заботиться не о том, чтобы духом евангельского закона возбудить и усилить нравственное чувство в римских католиках до того, чтобы при его помощи и при свете Слова Божия они могли чувствовать и ясно сознавать, что в каждом акте их деятельности есть добро и что зло, что составляет их обязанность и что — грех, а о том, чтобы ослабить, угасить это чувство и заменить его различными внешними предписаниями, которыми бы, однако же, наилучшим образом достигалась цель ордена. Ввиду этого, иезуиты все свое внимание направили на то, чтобы предусмотреть каждый возможный случай в жизни человека и выработать для его поведения подробные, точные и обстоятельные правила (казуистика). Но так как вытравить нравственное чувство из природы человеческой оказалось делом непосильным, даже для иезуитов, и так как они видели, что благодаря этому чувству люди, не одушевленные истинной любовью к Богу и к ближним, находят для себя внешний закон игом тяжелым и неудобоносимым, а одушевленные удаляются и от самих иезуитов, и от их цели, то богословы этого ордена и стали стремиться к тому, чтобы верующие под видом исполнения нравственного закона, в сущности, привыкли нарушать его, но не подозревали бы этого и всегда были покорны им. Приемы, к которым прибегали и прибегают иезуиты для произведения такой метаморфозы с христианской нравственностью, т. е. чтобы люди, нарушая нравственный закон, были убеждены, что в точности исполняют его, состоят в следующем: 1) предлагая верующим положительные евангельские требования или заповеди, они заботятся не о том, чтобы эти верующие понимали и исполняли их согласно с духом евангельским и по образцу, указанному Христом, но о том, чтобы так или иначе извинить их нарушение, а равно облегчить и упростить их исполнение. Относительно, напр., гражданских законов они прямо учат, что их «можно не исполнять», если, напр., большинство сограждан не исполняет или совсем не принимает их или, по-видимому, не намеревается принять. 2) Говоря о положительных запрещениях евангельского закона или о грехах, иезуитские богословы заботятся, главным образом, о том, чтобы как можно больше расширить область так называемых простительных грехов, т. е. таких грехов, которые, по иезуитским понятиям, не требуют очищения чрез таинство покаяния и потому не могут считаться грехами в собственном смысле. К числу таких грехов относятся: суетные помыслы, желания и вожделения, не переходящие в дела, расточительность, леность, невоздержность в еде и питии, алчность к деньгам и т. п. Но и то, что они признают тяжким или смертным грехом, требующим покаяния и удовлетворения, у них легко превращается в простительный грех, коль скоро к нему может быть применено одно из восьми условий, совершающих это превращение; напр., «если согрешивший усматривал злостность как бы в дремоте или если он, согрешив, после того внимательно обсудил дело и убедился, что не впал бы в грех, если бы поступок его с самого начала представился ему в настоящем его виде» и т. п. 3) Приучают прямо ко лживости, утверждая, что можно, не греша, скрывать правду и говорить что-либо в одном смысле и в то же время подразумевать про себя другой смысл (мысленные ограничения); напр., по иезуитской морали, «присяга вяжет совесть в том лишь случае, когда присягающий действительно имеет про себя намерение присягнуть, если же он, не имея такого намерения, произносит лишь формулу присяги, то он не считается присягнувшим и не вяжется присягою» и т. п. Еще более тонкую и развращающую сердце нравственную ложь проповедуют иезуиты во всех тех случаях, когда считают нужным то порицать, то извинять одно и то же преступление, смотря по тому, с каким намерением преступник совершал его или с какой точки зрения он смотрел на объект своего преступления; напр., прелюбодейная связь не ради прелюбодеяния, а ради чадородия не есть что-то нравственно недозволенное, так как чадородие есть не злостная, а добрая цель. Неудивительно теперь, почему все то, что на языке простых смертных называется убийством, воровством, клеветою, предательством и проч., на языке иезуитов называется «законным ограждением своей жизни, здоровья, чести и имени» или превращается в «законное самовознаграждение». Равным образом ясно теперь, что известный, осуждаемый всеми здравомыслящими людьми, принцип — цельосвящает или оправдывает средства — считается и должен по праву считаться принципом собственно иезуитским, хотя он, так формулированный, нигде не встречается в их сочинениях и хотя они на словах обыкновенно отказываются от него. 4) Самый же обыкновенный и употребительный способ полнейшего извращения нравственного закона, практикуемый иезуитами, состоит в так называемом пробабилизме, или правдоподобии. Сущность пробабилизма заключается в следующем правиле: «Кто в своих действиях руководствуется правдоподобным мнением (opinio probabilis), тот может быть спокоен, ибо ни в каком случае не грешит. Правдоподобным признается всякое мнение, основанное на доводах сколько-нибудь уважительных, т. е. если имеет за себя авторитет нескольких мужей благочестивых, мудрых и опытных или даже одного такого мужа». Вся ложь и безнравственность пробабилизма заключается в том, что он, во-первых, учит католиков сообразовать свои действия не с нравственным законом Божиим, а с мнениями оо. иезуитов, и притом с мнениями только похожими на правду или правдоподобными, во-вторых, уверяет, будто человек, следующий какому бы то ни было правдоподобному мнению, хотя бы было много других правдоподобных мнений, даже прямо противоположных ему (т. е. считающих известное действие грехом смертным), и в том числе немало правдоподобнейших, «ни в каком случае не грешит, потому что действует в пределах правдоподобия». Он может погрешить только в том единственно случае, когда будет следовать мнению, осужденному папою. Насколько пробабилизм сам по себе безнравственен и вреден, можно видеть из того, что нет такого порока, начиная с грубейших и кончая самыми утонченными, нет той слабости, для которой бы иезуиты не придумали благовидного оправдания и поблажки.


источник: С.В.Булгаков "Справочник по ересям, сектам и расколам"


Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Политика
 
Карл Маркс Капитал
Капитал
На свете не так много книг, которым оказалось по силам изменить лицо мира. Вряд ли кто-то усомнится, что "Капитал" - одна из них. Глубокий философско-материалистический анализ капиталистического общества и вместе с тем руководство к действию, программа по его конструктивному демонтажу - вот что такое "Капитал" Карла Маркса. Вдвойне интересно взглянуть на эту книгу сейчас, после того как на нашей памяти призрак коммунизма едва ли не на век обрел воплощение, после чего развоплотился вновь.
В настоящем издании представлен текст, который можно назвать "Малым Капиталом" - квинтэссенция учения Маркса, самое необходимое для того, чтобы познакомиться и с большим удобством прочесть великое сочинение.
Предисловие Александра Огаркова....

Цена:
166 руб

Хазин М., Щеглов С. Лестница в небо. Диалоги о власти, карьере и мировой элите
Лестница в небо. Диалоги о власти, карьере и мировой элите
В своей книге Хазин и Щеглов предлагают читателю совершенно новую трактовку сущности Власти, подробно рассказывая о всех стадиях властной карьеры - от рядового сотрудника корпорации до высокопоставленного представителя мировой элиты.

Какое правило Власти нарушил Стив Джобс, в 1984 году уволенный со всех постов в собственной компании Apple? Какой враг довел до расстрела «гения Карпат», всесильного диктатора Румынии Николае Чаушеску? Почему военный переворот 1958 года во Франции начали генералы, а власть в результате досталась давно вышедшему в отставку Де Голлю? Сколько лет потребовалось настоящему человеку Власти, чтобы пройти путь от нищего на паперти до императора Византии, и как ему вообще это удалось?
Об этом и о многом другом - в новой книге известного российского экономиста Михаила Хазина и популярного блогера Сергея Щеглова....

Цена:
909 руб

С. П. Мельгунов Как большевики захватили власть
Как большевики захватили власть
Впервые в России издается книга известнейшего историка Русского Зарубежья С.П.Мельгунова, показывающая подлинную картину антигосударственного переворота, осуществленного большевиками в октябре 1917г. Автор выявляет основные силы и методы вооруженной и политической борьбы большевиков, а также тех сил в русском обществе, которые пытались оказать им сопротивление, восстанавливает хронологию событий на основе анализа десятков документальных и мемуарных источников.
Книга "Как большевики захватили власть" печатается по изданию: Paris. La Renaissance. 1953.
Тематически к этой книге тесно примыкает работа С.П.Мельгунова "Золотой немецкий ключ к большевистской революции", в которой собраны свидетельства, доказывающие факт получения большевиками денег от германского Генерального штаба на ведение подрывной работы на фронте и внутри России. Печатается по изданию: Paris. La Maison du livre etranger. 1940....

Цена:
376 руб

Роберт Каплан Месть географии. Что могут рассказать географические карты о грядущих конфликтах и битве против неизбежного The Revenge of Geography: What the Map Tells Us About Coming Conflicts and the Battle Against Fate
Месть географии. Что могут рассказать географические карты о грядущих конфликтах и битве против неизбежного
"География может рассказать о целях и стратегиях государства гораздо больше, чем его идеология или внешняя политика", - считает известный американский публицист и геополитик Роберт Каплан. Он убежден, что будущее стран и континентов можно понять в контексте таких объективных параметров, как климат, территория, наличие водных ресурсов, разнообразие ландшафта. Прослеживая историю регионов, стран и "горячих точек" планеты, автор предлагает собственную целостную теорию о грядущем цикле конфликтов, которые будут происходить по всей. Евразии - в Европе, России, Китае, Турции, Иране, на арабском Ближнем Востоке. Каплан опирается в своем исследовании на современные научные данные и на классические труды прошедшего столетия.
Он утверждает: зная географию, можно ясно увидеть те границы, переступать которые не следует. Достаточно просто подойти к карте и внимательно посмотреть на нее....

Цена:
594 руб

Самюэль Хантингтон Столкновение цивилизаций The Clash of Civilizations
Столкновение цивилизаций
"Столкновение цивилизаций" - один из самых популярных геополитических трактатов 90-х годов, по-новому осмысляет политическую реальность наших дней и рисует прогноз глобального развития всей земной цивилизации....

Цена:
223 руб

Василий Щипков Смех, табу и другие гуманитарные технологии. Учебное пособие
Смех, табу и другие гуманитарные технологии. Учебное пособие
О книге

В настоящей книге рассказывается о гуманитарной, нетехнической стороне современных информационных войн, о том, как происходит борьба в мире идей и смыслов.
Еще недавно тему информационных войн можно было назвать модной. Было интересно и захватывающе смотреть на СМИ, на интернет как на поле "военных действий" между государствами и другими информационными игроками, искать и разоблачать приемы "тайной борьбы", пропаганды и скрытого "манипулирования сознанием". Теперь, в наступившую эпоху прямого высказывания, тема информационных войн лишилась прежнего конспирологического имиджа, перестала быть сенсацией. Информационная война стала обыденной данностью не только для профессионалов, но и для широкой аудитории.
Закончилось время "разоблачать". Настало время изучать и систематизировать внутренние процессы, происходящие в мире идей. Изучать то, что сегодня все чаще называют гуманитарными технологиями.

Из этой книги вы узнаете:

– На какой философии основывается идея «информационного общества»
– Чем метафора войны отличается от метафоры конкуренции
– Как социальные сети "легализуют" информацию и "работают" на СМИ
– Как цензурировать информацию и журналистов через мировоззрение
– Почему без "фабрик мысли" нельзя выиграть информационную войну
– Как управлять общественным мнением через смех и табу
– Что такое гуманитарные технологии и как ими пользоваться...

Цена:
1059 руб

Муаммар Каддафи Зелёная книга
Зелёная книга
"Зелёная книга" Муаммара Каддафи стала одним из самых ярких и самобытных произведений в истории человечества. Сегодня она известна в России и Китае, США и Европе, в Японии и арабских странах.
Произведение представляет собой программный теоретический труд, в котором рассмотрены идейные основы развития не только Ливии, но и всего человечества. Автор противопоставил свою концепцию двум господствующим идеологиям - "атеистическому коммунизму" и "материалистическому капитализму". В отличие от них "третья мировая теория" должна была стать универсальной, а потому претендующей на абсолютную истину платформой. Она базировалась на симбиозе социалистических идей и принципов ислама.
Книга Кадаффи состоит из трех частей, в которых рассматриваются проблемы демократии и экономики, а также социальные аспекты. В частности, труд освещает проблемы общественного законодательства, оплаты труда, управления производством и другие вопросы. Он как никогда актуален в наши дни, когда идет активный поиск новых путей социального развития.
Впервые все три части "Зеленой книги" были напечатаны в Триполи в период с 1976 по 1979 годы.
...

Цена:
223 руб

 Артхашастра Каутильи. Книги 1-2
Артхашастра Каутильи. Книги 1-2
Книга содержит перевод первых двух книг "Артхашастры Каутильи" - индийского трактата о политике, относящегося к периоду раннего средневековья. Перевод сопровождается комментарием и исследованием, в котором с привлечением материала других санскритских текстов "Артхашастра Каутильи" рассматривается как памятник жанра текстов-нибандх (дигест), использующий специфический жанровый язык и понятийно-терминологический инструментарий....

Цена:
1864 руб

Зимний перевал
Зимний перевал
Эта книга - о тех годах, которые, по словам автора, "называют годами перехода к новой экономической политике и которые являются последними годами жизни Владимира Ильича Ленина". Написанная в 60-е годы, до читателя она дошла только в конце 80-х и получила его признание за глубину и честность освещения политических, экономических, нравственных проблем.
Второе издание книги значительно дополнено за счет новых материалов, обнаруженных в личном архиве писательницы.

Адресована широкому кругу читателей....

Цена:
242 руб

Роберт Нозик Анархия, государство и утопия Anarchy, State and Utopia
Анархия, государство и утопия
Работа современного американского политического философа Роберта Нозика посвящена обоснованию неизбежности и справедливости существования "минимального государства". В качестве отправной точки автор рассматривает "естественное состояние" общества, в котором еще нет государства и действуют базовые этические нормы - право человека распоряжаться самим собой, присваивать никому не принадлежащие материальные объекты и добровольно обмениваться с другими людьми своим имуществом. Нозик доказывает, что государство, т.е. организация, обладающая монополией на насилие, может возникнуть из "естественного состояния" путем добровольного делегирования людьми первичных прав. Это государство будет иметь своей функцией исключительно защиту жизни и собственности граждан от насильственных посягательств. Всякое расширение его функций (в том числе создание институтов "социального государства будет означать нарушение базовых прав и вести к отрицательным последствиям для общества. Все необходимые общественные функции, кроме защитной, должны осуществляться на основе добровольного сотрудничества. С момента выхода в свет книга Роберта Нозика приобрела статус классической и вошла в круг обязательного чтения для всех, кто изучает политическую философию и смежные дисциплины.

Она будет полезна специалистам в сфере политической философии, политологии, экономики, права, социологии, а также студентам и преподавателям соответствующих специальностей....

Цена:
599 руб

2014 Copyright © PoliticWar.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования