Политический словарь
Прошло еще два года. Военная реформа в России

ПРОШЛО ЕЩЕ ДВА ГОДА. ВОЕННАЯ РЕФОРМА В РОССИИ

 

УДК 355.3(100)

 

Л. И. Волков, Г. П. Воронин

 

Военная реформа в России началась с выводом наших войск из стран Восточной Европы после ликвидации Варшавского договора, продолжилась в связи с развалом СССР. Ее окончание планируется не ранее 2010 года. В этом длительном процессе прошли очередные два года, в течение которых военной реформой руководил новый Верховный главнокомандующий Вооруженными силами - Президент РФ В.В. Путин.

 

Политики, военные, политологи по-разному оценивают происходящее в армии. Одни считают, что реформы провалились, другие - что они буксуют, а некоторые оценивают их в целом положительно. Попробуем и мы высказать еще одно мнение о проводимой военной реформе в России.

 

Значение реформы для России

 

Обычно государства реформируют вооруженные силы после завершения войны, когда общество помнит горечь поражений и радость побед, или при надвигающейся военной опасности. У нас первая фаза реформы была связана с быстротечными развалами Варшавского пакта и СССР. Из-за непродуманных политических решений крупнейшая в мире группировка сил поспешно уходила из Восточной Европы, бросая военные городки, аэродромы, склады и даже вооружение. Часть выводимых войск размещалась практически в чистом поле.

 

Непродуманный, неподготовленный распад СССР заставил в сжатые сроки переформировывать и сокращать войска, прикрывая вновь образованные границы. Даже сейчас, по прошествии десяти лет, у нас остается открытая, необорудованная граница только с Казахстаном протяженностью в 7600 км.

 

На этом этапе реформирования, вызванного обвальным ходом событий, многое было сделано в короткие сроки, но сделано с большими потерями и затратами. Затем процесс затормозился. Главной причиной явилось отсутствие явных военных угроз.

 

Военная реформа для всего общества, для государства кроме чисто военного имеет большое политическое, экономическое и социальное значения.

 

Политическая значимость определяется не только общеизвестным положением о необходимости каждому государству уметь себя защищать. В XXI  век мир вступил объятый глубокими противоречиями. Главное из них - борьба бедных и богатых стран. Еще раз напомним, что примерно 15% населения развитых государств ("золотой миллиард") потребляет 80-85% товаров и услуг, а на долю беднейших 20% приходится только 1,3%. И этот разрыв в последние десятилетия резко увеличивается. Развитые страны эксплуатируют государства, отставшие в экономическом отношении. Существует и постоянно растет необоснованный разрыв в ценах на сырье, в основном поставляемое бедными странами, и на высокотехнологичную продукцию, производимую развитыми странами. Кредитная система международных банков подрывает экономику слабых стран. Развитые страны используют дешевую рабочую силу, специалистов и ученых из бедных стран. Некоторая экономическая помощь слабым государствам по линии ООН носит мизерный характер и практически не ослабляет сложившихся противоречий.

 

Цивилизованный мир стоит перед выбором пути развития. Один путь предполагает корректировку природы транснационального капитала, ограничение его могущества, создание органов мирового правительства, которое могло бы смягчать сложившиеся противоречия. Другой путь - это подавление недовольства бедных вооруженной силой. Мировой лидер США, обладающий самой сильной армией, выбрал второй путь, защищающий интересы транснационального капитала.

 

Международный терроризм, отражающий недовольство бедных, в основном мусульманских стран, принял варварские формы. Он подавляется вооруженной силой развитых государств. Однако одновременно, а может быть и в первую очередь, эти страны для транснациональных компаний (ТНК) решают проблемы доступа к дешевым нефти и газу в Казахстане, Азербайджане, Туркмении, Ираке.

 

Мир сегодня признает лишь право силы, в первую очередь вооруженной. Поэтому России в XXI веке без сильной армии не сохранить свой суверенитет, огромную и слабо заселенную территорию (12% суши Земли при 2,4% населения мира), богатую природными ресурсами (нефть, газ, руды, лес, чернозем, алмазы, золото).

 

Экономическая значимость военной реформы для России определяется двояко. С одной стороны развитие и поддержание сильной армии требует больших затрат, ложится тяжелым бременем на экономику страны. В 1992 году на оборону было выделено 5,56% ВВП, в последующие годы этот показатель падал, и одновременно уменьшалось абсолютное значение ВВП. В 2002 году на оборону выделено только 2,6% ВВП, хотя ранее было определено, что нужно расходовать не менее 3,5%.

 

Для России, по мнению многих специалистов, среди которых и авторы статьи, необходимо на оборону выделять 3,5-4,5% ВВП. Такие повышенные расходы, в процентном отношении сравнимые с затратами на оборону США, обусловлены несколькими факторами: огромной территорией России, отсутствием сильных и надежных союзников, низким абсолютным уровнем ВВП, крайне тяжелым положением армии, сложившимся за многие годы недостаточного финансирования. Первые три фактора имеют долговременный характер.

 

Повышенные расходы на оборону для экономики страны могут иметь и положительное значение. Так, в США, на опыт которых любят у нас ссылаться, считают, что увеличение оборонного бюджета позволяет оживить экономику, уменьшить безработицу, получить за счет достижений в НИОКР оборонно-промышленного комплекса (ОПК) целый ряд новых перспективных технологий двойного назначения. Именно так в США обосновывают увеличение расходов на оборону.

 

Для нас открывается возможность хотя бы за счет военного бюджета поддержать научные исследования, создание новых технологий, в которых пока слабо заинтересована промышленность, сократить безработицу в ряде регионов страны. С умом использованные 4,5% ВВП, выделенные на оборону, для экономики будут полезнее, чем не очень разумно использованные 2,6%.

 

Военная реформа играет большую роль в улучшении социального положения в стране. В военную организацию государства входят более двух миллионов военнослужащих и служащих, около двух миллионов работников ОПК. От результатов реформы зависит благополучие армии военных пенсионеров. Из 2000 оборонных предприятий 129 являются градообразующими, обеспечивающими жизнедеятельность городов и поселков. Сюда же надо отнести сотни военных городков, т.н. наукограды, социальная сфера которых зависит от воинских частей, военных НИИ, НИИ и КБ ОПК. Если учесть семьи военнослужащих, служащих военных ведомств и оборонных предприятий, то окажется, что разумно проведенная военная реформа должна улучшить жизнь не менее 10% населения России.

 

Два уровня управления реформой

 

Конечная цель реформирования ясна: за определенный период времени создать такую военную организацию государства, которая затем в течение заданного срока могла надежно защищать страну от воздействий вероятных противников. При этом нужно свести к разумному минимуму затраты на создание, а затем и на поддержание военной организации, способной выполнять поставленные задачи.

 

В этой довольно общей формулировке просматриваются два уровня решения проблем для достижения поставленной цели.

 

К первому уровню можно отнести:

 

структуру военной организации;

 

определение возможных (вероятных) противников и союзников;

 

допустимую продолжительность реформ;

 

длительность поддержания необходимой мощи (эффективности) созданной военной организации.

 

Перечисленные задачи первого уровня должно решать политическое руководство государства с учетом мнения военных.

 

Действительно, ни одно из десяти министерств и ведомств, составляющих сегодня военную организацию, не может решить проблему межведомственной структуры. Анализ геополитической обстановки в мире на ближайшие десятилетия, с учетом планируемой внешней и внутренней политики государства, по силам только политическому руководству, конечно с учетом прогнозов развития военной обстановки, которые должны обеспечить военные. В соответствии с геополитическими оценками могут быть определены допустимая продолжительность военной реформы и длительность ее действия.

 

Что же тогда остается военному руководству? Не так уж мало. Им необходимо, опираясь на поставленные политическим руководством задачи и исходные данные, решать проблемы второго уровня, к которым можно отнести:

 

перспективы развития вооружений на период 2010-2040 годов, определяющие стратегию и тактику, облик возможных будущих войн;

 

оперативно-стратегические проблемы боевого применения войск, боевого управления войсками и оружием;

 

внутреннюю структуру составляющих военной организации, в том числе видов и родов войск в Вооруженных силах;

 

принципы комплектования войск, обеспечение мобилизационной готовности государства;

 

организацию боевой готовности и боевой подготовки войск;

 

обустройство будущих театров военных действий (ТВД);

 

различные виды обеспечения войск и многое другое.

 

Можно с уверенностью сказать, что именно слабое решение, а скорее не решение проблем первого уровня политическим руководством страны в период до 2000 года тормозило проведение военной реформы. Именно в это время вместо Вооруженных сил с Генеральным штабом, отвечавшим за оперативное руководство всеми вооруженными соединениями и частями, создали рыхлую структуру, называемую военной организацией, состоящую из десяти министерств и ведомств. Теперь этот конгломерат возглавляет Верховный главнокомандующий Вооруженными силами, хотя собственно Вооруженные силы только составляющая военной организации. А место Генштаба занимает не какой-то один орган (прообраз ставки ВГК), а несколько управляющих центров: администрация Президента, Правительство, Совет безопасности, Генштаб).

 

Многие считают, что основным тормозом реформы является недостаточное финансирование. Это конечно так, но дело не только в деньгах. Не менее важно правильно определить настоящие и будущие военные угрозы России. Эти проблемы решаются в ряде руководящих документов: Военной доктрине (первый вариант принят в 1993 году, второй - в 2000), Доктрине национальной безопасности, Концепции государственной политики РФ по военному строительству до 2005 года и других. Однако все они носят довольно общий характер, не дают многих исходных данных, так необходимых военным.

 

В США задачи вооруженным силам политическое руководство формулирует значительно конкретнее. Они звучат примерно так: победа одновременно в двух войнах на различных театрах военных действий, а также в двух вооруженных конфликтах. Пентагон считает, такие задачи не по силам США, просит уменьшить их до одной войны на ТВД и двух вооруженных конфликтов. По мнению военных война на ТВД требует группировки примерно в 400 тысяч человек, вооруженный конфликт - около 100 тысяч.

 

Боевые действия в Чечне показали, что пока нам по силам один, максимум два вооруженных конфликта. Группировку в 100 тысяч человек для борьбы с 30 тысячами бандитов страна собирала "с бора по сосенки", привлекая ВДВ, морскую пехоту, внутренние войска МВД, милицию.

 

Политика России по отношению к США

 

Решающим для определения облика нашей военной организации, Вооруженных сил являются взаимоотношения России с США и НАТО, с главными военными силами мира.

 

Конфронтация, противостояние РФ и США, т. н. двухполюсный мир ушел в прошлое и не вернется. Для противостояния у России нет не только необходимости, но, главное, возможностей. Наш ВВП составляет примерно 10% от ВВП США и 5% от ВВП девятнадцати стран НАТО. У нас в 5-6 раз меньше население, чем в странах НАТО, к тому же катастрофически уменьшается. С приемом в альянс новых государств эти соотношения для России станут еще хуже.

 

Для России имеются два возможных варианта отношений с США, а значит и с НАТО. Первый вариант - добиваться тесных союзнических отношений, вплоть до вступления в НАТО, жертвуя некоторыми национальными интересами. Второй - проведение независимой от США политики, ориентированной на отстаивание национальных интересов, конечно избегая прямой конфронтации.

 

Возможен ли в принципе второй вариант? Опыт КНР и Индии показывает, что такое возможно. Эти страны опираются на свои развивающиеся экономики, большие территории и численности населения, на ядерное оружие. Все это есть и у России. К тому же у нас большие запасы природных богатств, не до конца растраченный высокий интеллектуальный уровень населения.

 

Возможен ли вариант полностью союзнических отношений России и США? Пока такое развитие событий связано с рядом трудностей, так как между нашими странами существуют серьезные противоречия, которые не снять дружескими объятиями и совместным приготовлением барбекю.

 

Экономика США нуждается в получении из других стран 700 млн.т. нефти в год в дополнение к добываемым у себя 350 млн. т. Естественно, привозная нефть не должна быть дорогой. Поэтому политика США направлена на облегчение доступа к нефтяным запасам мира, а также на регулирование мировых цен на нефть. Недаром американцы полушутя говорят, что направления политики США должны совпадать с направлениями нефтепроводов.

 

Итак, США борются за получение в достаточном количестве дешевой нефти, желательно по цене примерно 10 долларов за баррель, что обеспечивает стабильный рост их экономики. А для России хорошей ценой является 20-25 долларов, так как себестоимость нашей нефти высока, порядка 12-14 долларов за баррель. Падение мировых цен ниже этой отметки для России означает экономический, а затем и политический кризис. Нетрудно определить цену этого противоречия. Если для России хорошая цена 25 долларов за баррель, а для США - 10, то разница в стоимости ввозимых в США 700 млн. т. составит 70-90 млрд. долларов в год в зависимости от плотности нефти.

 

Другое, не менее важное, противоречие вызвано тем, что только Россия обладает такими ядерными силами, которые при их применении могут уничтожить США. Страна, рвущаяся к мировому господству, никогда не согласится с таким положением.

 

К этим главным противоречиям можно добавить ряд второстепенных. Например, борьба за рынки сбыта вооружения и другой продукции, взаимоотношения с рядом стран (Ираком, Ираном, КНД, КНР и др.).

 

Таким образом, для того, чтоб России стать союзником США не только в борьбе с мировым терроризмом, нам необходимо сократить свои стратегические ядерные силы (СЯС) до уровня не опасного для Америки, т. е. потерять потенциал сдерживания. Это, конечно, можно сделать, более того, мы уже движемся в этом направлении, о чем речь пойдет далее. Но вот как быть с экономикой страны без экспорта нефти при том, что даже по данным правительства 30% населения России находится за чертой бедности?

 

Неясность, неопределенность наших позиций в отношениях с США, а значит и с НАТО, приводит к трудностям в проведении военной реформы.

 

Политическое руководство военной реформой

 

Независимая политика России, отстаивающей свои национальные интересы, должна быть подкреплена вооруженной силой. Сегодня и на ближайшие два десятилетия такой силой может быть только ядерное оружие. Наши стратегические ядерные силы, созданные интеллектом и трудом народа, позволяют обеспечить ядерное сдерживание США, угрожать неприемлемым ущербом в ответном ударе.

 

Силы общего назначения (СОН) России уступают силам НАТО по самым скромным подсчетам более чем в 4 раза. И это неприятное для нас соотношение со временем будет увеличиваться.

 

Такие очевидные соображения позволяют построить разумную программу развития СЯС и СОН. В первую очередь, сокращая все лишние носители, поддерживать необходимый потенциал сдерживания, потенциал ответного удара. Наименее затратный вариант - это завершение программы ввода в группировку стратегических ядерных сил подвижных наземных комплексов с ракетой "Тополь-М". Затрачены миллиарды рублей на НИОКР, создана российская кооперация примерно из 500 предприятий. Остается в короткие сроки завершить программу, изготовив порядка 200 пусковых установок.

 

Состав наших СЯС можно адаптировать к развертыванию системы национальной противоракетной обороны (НПРО) США, наращивая его от 1500-2000 до 3500 боевых блоков, переходя к разделяющимся головным частям на ракетах "Тополь-М". (Подробнее см. "Национальная безопасность", № 5-6, 2001 г.).

 

Совершенно неразумным в сложившихся условия представляется уничтожение такого эффективного для ответных действий оружия как боевые железнодорожные ракетные комплексы, аналогов которым нет в мире. Они не выработали свой ресурс, т.к. в течение всего срока эксплуатации простояли в пунктах постоянной дислокации. Неразумно также растягивать сроки ввода ракет "Тополь-М" (по 6 единиц в год). В этом случае стоимость каждого комплекса резко возрастает, а возможен и развал кооперации, т.к. заводам не по силам долго содержать подготовленное производство (станки, оснастку, рабочих) при годовом выпуске продукции в несколько единиц. И уж совсем разорительно начать в параллель еще одну многомиллиардную программу по созданию атомной подводной лодки с баллистическими ракетами, не завершив ввод "Тополей-М". Любая фирма при таких действиях в короткий срок бы обанкротилась. А наш бюджет должен все выдержать?

 

Теперь посмотрим на программу развития СЯС и СОН с других позиций, предполагающих, что США наш союзник. В этом случае многое меняется.

 

При таких отношениях нам нужно резко сокращать свои стратегические ядерные силы до уровней других союзников США. Франция имеет 384 боезаряда, Великобритания - 450, и может увеличить их число до 512. Значит и Россия может оставить 400-500 блоков, чтоб противостоять КНР, имеющей 250 ядерных зарядов, и другим странам, владеющим ядерным оружием (Индия, Израиль, Пакистан), или стоящими на пороге создания такого оружия.

 

При союзе с США теряют смысл всякие договоренности об ограничениях ядерного оружия. Чем больше боезарядов у нашего союзника, тем лучше для России. И создание НПРО США мы тоже должны приветствовать - наш союзник надежнее защищает свою территорию и ядерное оружие.

 

В рассматриваемом варианте отношений с США желательно перейти к такой структуре СЯС, которую рекомендует союзник. Это означает, что нужно уничтожать наземную составляющую, даже не выслужившие свой срок ракеты, особенно подвижные, т.к. в большей степени они обеспечивают потенциал сдерживания США, и раздражают их. Вместо наземной составляющей придется развивать морскую, которая в несколько раз дороже при одинаковой эффективности, да и доставляет много экономических и экологических хлопот при утилизации. А программу по созданию наземных комплексов с ракетой "Тополь-М" придется бросить на полпути или резко затормозить.

 

Реальная внешняя политика России, в основе которой лежат наши отношения с США, представляет стремление к снятию ненужной конфронтации между странами, союзническим действиям по ряду направлений, а также к отстаиванию национальных интересов. Центральным событием в этой области является соглашение о дальнейшем сокращении стратегического ядерного оружия.

 

Речь идет о важнейшей составляющей военного потенциала двух стран, который нужно оценивать по возможности его применения, а не по заявлениям о дружбе России и США. Установленные новые пороги позволяют России еще на ряд лет сохранить потенциал ядерного сдерживания США, т.е. сохранить фундамент проведения независимой политики. Поэтому достигнутое соглашение в определенной степени можно расценивать как успех России.

 

С другой стороны, окончательный разрыв пакета "Стратегические наступательные вооружения - система ПРО", растянутость сроков сокращений, сохранение снимаемых боезарядов и ряд других положений, можно рассматривать как еще один шаг на пути к утрате Россией в будущем потенциала ядерного сдерживания США, если с нашей стороны не будут своевременно приняты парирующие действия.

 

Отношения России с США определяют и программу развития сил общего назначения. Если мы проводим независимую национальную политику, то желательно КНР, набирающую силу на международной арене, иметь если не военным союзником, то дружественным соседом. В этом случае вполне резонно продавать ей вооружение и военную технику (в 2000 году 47% поступлений от продажи оружия дали контракты с КНР). Такую же политику резонно проводить и по отношению к Индии (в 2000 году 37% стоимости проданного оружия составили поставки в Индию).

 

Наши силы общего назначения постепенно должны добиться возможности вести одну войну на ТВД. Причем основными вероятными противниками России могут быть сопредельные государства, имеющие к нам открытые или скрытые территориальные претензии. Естественно, что приближение НАТО к нашим границам нужно рассматривать как угрозу национальной безопасности. В этих условиях отношение к развертыванию военных баз США на Кавказе, в Центральной Азии должно быть отрицательным. Военное присутствие США в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, Казахстане представляет реальную угрозу для КНР, с чем надо считаться. При проведении независимой политики не было смысла отказываться от наших баз на Кубе и во Вьетнаме.

 

Значение их трудно оценивать только стоимостью аренды. Порой крупные вооруженные конфликты государства ведут годами только для того, чтоб создать на чужой территории военную базу и тем улучшить свое геополитическое положение.

 

Если конечной целью политики России по отношению к США является создание союза, то многие рассмотренные выше положения по развитию сил общего назначения меняются ровно наоборот. Нашим главным союзником вместе с США становится НАТО. Приближение альянса к нашим границам нужно приветствовать, т.к. НАТО надежно защитит западные границы России, границы на Кавказе (Турция), да и на Востоке нам поможет Япония - военный союзник США. В этом варианте нашим главным вероятным противником, как и для США, становится Китай. Граница с КНР и прилегающие территории должны обустраиваться как будущий театр военных действий. При такой политике не следует снабжать вероятного противника вооружением, впрочем как и Индию, проводящую тоже независимую по отношению к США политику. Отсюда прямое следствие - свертывание нашего ОПК, т.к. сегодня 50-60% его продукции идет в Китай и Индию, а для своей армии крупных закупок не планируется до 2010 года. Далее, выгодные для России экономические отношения с Ираком, Ираном, КНДР, Сирией и другими неугодными США странами придется свертывать. Как следствие такой политики последует окончательный развал нашей оборонной промышленности.

 

Чтоб поддерживать "миротворческие" функции наших союзников США и НАТО силы общего назначения России нужно готовить к участию в вооруженных конфликтах за границей. Отсюда возникают требования к их структуре, боевой подготовке. Первой "пробой пера" для них может оказаться участие в разгроме Ирака. В результате США получат доступ к нефти с себестоимостью 4 доллара за баррель, а далее... Остается надежда, что Международный валютный фонд снова "поможет" России.

 

Министерство обороны в ближайшие годы планирует крупные затраты на НИОКР, что безусловно правильно. Однако трудно представить работу КБ и НИИ ОПК без участия военной науки, которая должна выбрать необходимые армии образцы вооружения, задать на них тактико-технические требования, в ходе испытаний проверить их выполнение, разработать способы боевого применения и эксплуатации. Однако низкое денежное довольствие окончательно добьет военные НИИ, из которых бегут уже не только молодые специалисты.

 

Вот и получится, что промышленность сама будет определять необходимое для армии оружие, сама оценивать полученные характеристики, предлагать тактику его применения. То-то государство сэкономит на нищенских окладах военных ученых.

 

Такое отношение к военной науке характерно на всем протяжении реформирования армии. Казалось, в период перестройки необходимо опираться на научные обоснования при принятии решений, сохранять научные кадры. На практике наоборот, в первую очередь увольняют ученых. Так, за период реформ Вооруженные силы сократились примерно в 4 раза, а научные кадры (доктора и кандидаты наук) более чем в 10 раз.

 

Военное руководство реформой

 

В тяжелейших условиях, вызванных неясностью многих политических решений, скудного финансирования, военным руководством не так уж мало сделано по реформированию армии. Проведены переформирования и сокращения видов Вооруженных сил, округов, объединений и соединений, прикрыты войсками огромные пространства вновь образованных границ, ведется работа по оперативному объединению соединений различных ведомств, входящих в военную организацию государства, объединяются их тыловые хозяйства. Новые военные округа становятся оперативными направлениями, улучшается система боевого управления войсками и оружием.

 

Однако и военное руководство вносит свой "вклад" в торможение реформирования. Перечислим только очевидные факты.

 

Сухопутные войска были ликвидированы как вид Вооруженных сил, а затем их восстановили в прежнем статусе. Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) были объединены с Военно-космическими силами и силами ПРО. Затем, когда объединение дало определенный положительный эффект (улучшилось управление, сократились расходы), происходит их разъединение.

 

Вместо сохранения потенциала наименее затратой наземной составляющей СЯС - РВСН, они подвергаются беспрецедентному сокращению. Все разговоры об экономии средств не имеют оснований, т.к. многие годы расходы на РВСН в бюджете Минобороны составляли 6-8%.

 

Много нареканий вызывает организация объединения двух видов Вооруженных сил ВВС и ПВО. В частности, 16 воздушная армия была сначала расформирована, а затем вновь образована.

 

Опыт использования т.н. контрактников при низкой оплате их труда дал отрицательный результат. Только в этом году начат в порядке эксперимента перевод одного небольшого соединения на службу по контракту, что позволило наконец определить необходимые для этого затраты. Затягивание сроков эксперимента дало возможность определенным политическим силам повысить свой предвыборный рейтинг за счет критики военного руководства.

 

За всеми этими ошибками и недоработками стоят человеческие судьбы, дополнительные затраты сил и средств, снижение обороноспособности страны.

 

Кадры определяют успех реформ

 

Без преданных отечеству, хорошо обученных, гордящихся своей профессией офицеров нет армии. Это все понимают, однако, в нашей жизни все не так. Во всем мире, будь-то в бедной Африке или богатой Америке, офицеры - уважаемые и вполне обеспеченные члены общества. В России офицерский состав находится в униженном и полунищенском состоянии. Всем известны две главные причины такого положения: низкое денежное содержание и большое количество бесквартирных.

 

 Реакция офицеров на такое отношение к ним государства адекватная. Каждый год до 40 тысяч человек, получив высшее образование в военных вузах, всеми правдами и неправдами увольняются из армии. Бегут и опытные офицеры, не дослужив до пенсии нескольких лет. А в это время, как в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны, военные округа готовят полуграмотных младших лейтенантов. Они что ли будут эксплуатировать новейшее вооружение XXI века, работать на компьютерах, неужели они через 10-15 лет составят костяк нашей новой армии?

 

Сколько же нужно платить офицеру? Президент ставит задачу к 2004 году довести денежное содержание до уровня, на 25% превышающего оплату государственного чиновника соответствующего ранга, шелестящего бумагами в кабинете 40 часов в неделю. Считают, что чиновнику нужно прилично платить, иначе он будет воровать, брать взятки, принимать неправильные решения. Но все это может делать и офицер, только с более тяжелыми последствиями, так как в его руках жизни подчиненных, оружие, дорогостоящая и опасная техника.

 

Офицер рискует своей жизнью и здоровьем, участвуя в боевых действиях, работая с ядерным оружием, взрывчатыми и токсичными веществами. Его рабочий день обычно длится 10-12 часов, да парковые дни по субботам. К этому надо добавить многократные за время службы переезды из гарнизона в гарнизон, сложности трудоустройства жены, обучения детей в вузах. Офицер несет повышенную юридическую ответственность за своих подчиненных, лишен права по желанию сменить место работы, ограничен в ряде других конституционных правах.

 

Все это свидетельствует о том, что принятая программа повышения оплаты труда офицеров имеет неверные ориентиры и слишком растянута по времени. Есть очень простой критерий для оценки требуемого уровня денежного содержания: нужно, чтоб как в прежние времена элита общества выбирала для своих сыновей престижную военную карьеру.

 

Сегодня ущемления в оплате для офицера не кончаются и после увольнения из армии. Небольшие, по сравнению с чиновничьими, военные пенсии длительное время не индексировались. В долларовом исчислении военные пенсии в 2002 году, даже после значительного увеличения, все еще меньше, чем были в 1997 году.

 

Вторая жгучая проблема военных - это отсутствие жилья у многих офицеров. Только в Министерстве обороны более 160 тысяч семей ждут квартир, а всего в силовых ведомствах около 250 тысяч бесквартирных. Какова цена этой проблемы? Скромная квартира в городе или поселке России, которой будет радо большинство офицеров, в среднем стоит порядка 10-15 тысяч долларов. Значит, чтоб ликвидировать эту острую социальную проблему, непосредственно влияющую на обороноспособность страны, нужно около 2,5-3,3 млрд. долларов. Сумма внушительная, но не для России. Многие годы плохо собирается природная рента с монополий, добывающих и продающих нефть, газ, лес и другие природные богатства. А сколько выполнено дорогостоящих проектов, имеющих малое значение для экономики страны? Куда ушли миллиарды долларов из займов МВФ? Да и сегодня правительство планирует получить новые кредиты на развитие банковской системы, на реконструкцию Санкт-Петербурга. Проблема не в деньгах, а в выбранных приоритетах.

 

Немного успокаивает, что отношение властей в целом к населению не намного лучше, чем к армии. Государство исправно платит по внешним долгам, даже с опережением, но не спешит погасить большой внутренний долг своему народу. Страна успешно преодолела последствия дефолта 1998 года. Объем ВВП России в 2001 году по сравнению с 1997 годом по данным Госкомстата составил 113,9%; а вот среднедушевые доходы населения - только 82,3%. Причем за последние четыре года они не только не выросли, но даже немного уменьшились (83,6% в 1998 году и 82,3 - в 2001).

 

Уровень 1997 года планируют достигнуть после 2005-2006 годов, а об уровне 1989 года пока речь не идет. Следовательно, по самому важному показателю, средним доходам на душу населения, Россия провалилась на 20 лет, и это не считая огромного расслоения жителей на примерно 30% очень бедных и 5-10% богатых. В этих среднедушевых доходах и 7 наших соотечественников, обладающих состояниями в несколько миллиардов долларов.

 

Возвращаясь к армейским проблемам, отметим тяжелую социальную обстановку в силовых ведомствах. Офицеры, в подавляющем большинстве люди с высшим образованием, чувствуют себя неудачниками, изгоями общества, не способными прокормить свою семью, стыдящимися носить военную форму (кстати, теперь выдают только полевой комплект). Солдаты срочной службы, получающие 30 рублей в месяц, испытывают недостаток в питании, плохо обмундированы, что часто видно даже на экранах телевизоров. Призывники имеют низкий уровень образования, среди них больные, судимые, алкоголики, наркоманы. В армию идут представители самых необеспеченных слоев общества.

 

В унижение человека с ружьем вносят лепту и т.н. независимые средства массовой информации. Сегодня среди молодежи они формируют своеобразный образ героя нашего времени. Это не защитник Родины с автоматом на груди, а парень с судном в больнице. Телевиденье рекламирует юристов, специализирующихся на помощи молодежи в уклонении от воинской службы.

 

Нужно приветствовать повышение окладов офицерам с 1 июля 2002 года, но это только первый робкий шаг в нужном направлении.

 

Чтоб изменить общее негативное отношение населения к армии, особенно молодежи, теперь нужны долгие годы целенаправленной работы не только военных, но и всего общества. Начинать надо с начальной школы; старшие школьники, их родители, т.е. два-три поколения в массе своей уже не изменят негативного отношения к воинской службе.

 

Заключение

 

Военная реформа, или по-новому военное строительство, за последние два года несколько продвинулось вперед, однако, надежды на успех еще невелики, т.к. не решены две кардинальных проблемы.

 

1. Остается неопределенность, двойственность политики России, в первую очередь по отношению к США, а также странам НАТО, КНР, Индии. Это не позволяет четко определить приоритеты развития стратегических ядерных сил и сил общего назначения, их финансирование, структуры, соответствующие программы вооружения, следовательно и будущее оборонной промышленности.

 

2. Хроническое недостаточное финансирование обороны страны в течение последних 10 лет, постоянное снижение доли ВВП, выделяемой на нужды армии, привели к утрате лучшей части офицерского состава, кадровой катастрофе, тяжелейшему положению с вооружением, резкому ослаблению оборонно-промышленного комплекса, потере многих передовых технологий.

 

Только безотлагательное гласное обсуждение военной политики государства, корректировка на этой основе ряда принятых решений могут позволить определить выходы из сложившегося тяжелого положения.

 



Полезные сайты:

Предсказания будущего. Astrosearch.ru
Всё о кино. 100фильмов.ру
Всё о моде ModaFashionShow.ru
Все горячие новости дня Allhotnews.ru
Всe о Москве MoscowMSK.ru

Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Политика
2014 Copyright © PoliticWar.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования