Новости проекта «Исторические Материалы»
Фридрих Энгельс, метки

Tue, 28 Jan 2014 10:06:56 +0000
"Положение рабочего класса в Англии" Ф.Энгельса в оценке русской журналистики 1860 года

Абрам Лазаревич Реуэль

"Положение рабочего класса в Англии" Ф.Энгельса
в оценке русской журналистики 1860 года

Вопросы истории. 1948, № 5. С.93-102

Автор(ы): 
Реуэль Абрам Лазаревич
Период: 
1850-1860
Источник: 
Вопросы истории. 1948, № 5. С.93-102

Tue, 28 Jan 2014 09:53:41 +0000
Сталин — членам Политбюро, Адоратскому, Кнорину, Стецкому, Зиновьеву, Поспелову 5 августа 1934 г.

Членам Политбюро,

т.т. Адоратскому, Кнорину, Стецкому, Зиновьеву, Поспелову.

В номере 13–14-ом «Большевика» напечатана заметка «От редакции» (страницы 86–90), где комментируется письмо Ф. Энгельса к Иоан Надежде от января 1888 года и где взгляды Энгельса о грядущей войне явным образом сфальсифицированы.

Неправильно и фокуснически используя письмо Энгельса к румыну Иоан Надежде (1888 год), редакция «Большевика» утверждает в своей заметке, что:

а) Энгельс «стоит целиком на пораженческой позиции», на позиции поражения «и своего буржуазного отечества»;

б) «Аналогичную позицию Ленин отстаивал в войне 1914 года»;

в) Ленин, стало быть, не дал ничего существенно нового в деле определения характера войны и политики марксистов в связи с войной.

Таким образом:

1. Редакция «Большевика» скрыла от читателей, что Энгельс не понимал империалистского характера грядущей войны, что явствует как из письма Энгельса к Иоан Надежде (1888 г.), так и из его статьи «Внешняя политика русского царизма» (1890 год), равно как из его известных писем к Бебелю (1891 г.). Достаточно сличить с этими произведениями Энгельса печатаемые в том же номере «Большевика» таблицы Ленина «Опыт сводки главных данных всемирной истории после 1870 года», где Ленин отмечает империалистскую борьбу держав (в том числе и Германии) за колонии и сферы влияния, еще в начале 80-тых годов прошлого столетия, как причину войны, чтобы понять всю разницу взглядов Ленина и Энгельса на характер войны.

2. Редакция «Большевика» скрыла от читателей, что Энгельс, спустя 2–3 года после письма к Иоан Надежде, когда стал складываться франко-русский союз в противовес союзу Германии, Австрии и Италии, — изменил свое отношение к войне и стал высказываться уже не за поражение, а за победу Германии (см. особенно письма Энгельса к Бебелю от 1891 года), при чем подобная установка осталась у Энгельса, как известно, до конца его жизни.

3. Редакция «Большевика» скрыла от читателей, что между пассивным пораженчеством Энгельса («пожелать, чтобы все они были разбиты»), от которого он, как сказано, отказался потом в пользу оборончества, и активным пораженчеством Ленина («превращение империалистской войны в войну гражданскую») — никак нельзя провести знак равенства.

4. Редакция «Большевика» скрыла от читателей тот несомненный факт, что Ленин и только Ленин дал принципиально новую и единственно правильную установку, как в вопросе о характере войны, так и в вопросе о политике марксистов в связи с войной.

Так обстоит дело с фокусами редакции «Большевика».

Что Энгельс был и остается нашим учителем, в этом могут сомневаться только идиоты. Но из этого вовсе не следует, что мы должны замазывать ошибки Энгельса, что мы должны скрывать их и — тем более — выдавать их за непререкаемые истины. Такая политика была бы политикой вранья и обмана. Ничто так не противно духу марксизма и заветам Маркса-Энгельса, как подобная, недостойная марксистов, политика. Маркс и Энгельс сами говорили, что марксизм есть не догма, а руководство к действию. Этим и объясняется, что Маркс и Энгельс сами неоднократно изменяли и дополняли те или иные положения своих произведений. Значит, Маркс и Энгельс считали основным в своем учении не букву, не отдельные положения, а дух этого учения, его метод. Иначе и не может быть, так как при другой установке дальнейшее развитие марксизма было бы немыслимо, ибо марксизм превратился бы в мумую. Иначе и не может быть, ибо в противном случае Ленин не был бы тем человеком, который не только восстановил марксизм, но и развил его дальше. А если Ленин развил дальше марксизм, то не ясно ли, что мы не должны бояться записать в актив Ленину то новое о войне, что принадлежит ему по праву и что дано им, как новое, в интересах дальнейшего развития марксизма?

Не может быть сомнения, что только неуважение к марксизму и его основоположникам могло продиктовать редакции «Большевика» политику замазывания и припрятывания фактов, политику умаления роли Ленина в деле выработки новой установки марксизма в вопросах о характере войны и политики марксистов в связи с войной.

Я думаю, что в своей заметке редакция «Большевика» молчаливо исходит из одной троцкистско-меньшевистской установки, в силу которой Энгельс сказал будто бы все., что нужно было сказать, о войне, ее характере и политике марксистов в связи с войной, что марксистам остается только восстановить сказанное Энгельсом и применить его к практике, что Ленин будто бы так именно и поступил, заняв «аналогичную позицию в войне 1914 года», что, кто не согласен с этим, тот ревизует марксизм, тот не настоящий марксист.

Как известно, из такой же установки исходили троцкистско-меньшевистские господа, когда они отрицали возможность победы социализма в одной стране, ссылаясь на то, что Энгельс в «Принципах коммунизма» (1846 г.) отрицает такую возможность, что Энгельс-де уже сказал все, что нужно было сказать, и кто продолжает настаивать на возможности победы социализма в одной стране, тот ревизует марксизм.

Едва ли необходимо доказывать, что подобная установка является насквозь гнилой и антимарксистской, ибо она обрекает марксизм, его метод на застой, на прозябание, отдавая его в жертву букве.

Я думаю, что в этой неправильной установке — корень ошибки редакции «Большевика».

Мне кажется, что журнал «Большевик» попадает (или уже попал) в ненадежные руки. Уже тот факт, что редакция пыталась поместить в «Большевике» статью Энгельса «О внешней политике русского царизма», как статью руководящую, — уже этот факт говорит не в пользу редакции. ЦК ВКП(б), как известно, своевременно, вмешался в дело и прекратил подобную попытку. Но это обстоятельство, очевидно, не пошло редакции впрок. Даже наоборот: редакция, как бы в пику указаниям ЦК, поместила уже после предупреждения ЦК такую заметку, которая не может быть квалифицирована иначе, как попытка ввести читателей в заблуждение на счет действительной позиции ЦК. А ведь «Большевик» является органом ЦК.

Я думаю, что пришла пора положить конец такому положению.

И.Сталин.

5.VIII.34 г.

Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1934.08.05
Источник: 
Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. Москва: (РОССПЭН), 2001 Стр. 716-717
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 950. Л. 87–89. Подлинник. Машинопись.

Mon, 23 Sep 2013 14:50:14 +0000
Сталин — членам Политбюро и Адоратскому 19 июля 1934 г.

Членам Политбюро и товарищу Адоратскому.

Рассылая статью Энгельса «Внешняя политика русского царизма», считаю нужным предпослать ей следующие замечания.

Товарищ Адоратский предлагает напечатать в ближайшем номере «Большевика», посвященном двадцатилетию мировой империалистической войны, известную статью Энгельса «Внешняя политика русского царизма», впервые опубликованную заграницей в 1890 г. Я считал бы вполне нормальным, если бы предлагали напечатать эту статью в сборнике сочинений Энгельса или в одном из исторических журналов. Но нам предлагают напечатать ее в нашем боевом журнале, в «Большевике», в номере, посвященном двадцатилетию мировой империалистической войны. Стало быть, считают, что статья эта может быть рассматриваема как руководящая, или во всяком случае глубоко поучительная для наших партийных работников с точки зрения выяснения проблем империализма и империалистических войн. Но статья Энгельса, как видно из ее содержания, несмотря на ее достоинства, не обладает, к сожалению, этими качествами. Более того, она имеет ряд таких недостатков, которые, если они будут опубликованы без критических замечаний, могут запутать читателя.

Поэтому я считал бы нецелесообразным опубликование статьи Энгельса в ближайшем номере «Большевика».

Но что это за недостатки?

1. Характеризуя завоевательную политику русского царизма и воздавая должное мерзостям этой политики, Энгельс объясняет ее не столько «потребностью» военно-феодально-купеческой верхушки России в выходах к морям, морских портах, в расширении внешней торговли и овладении стратегическими пунктами, сколько тем, что во главе внешней политики России стояла якобы всемогущая и очень талантливая шайка иностранных авантюристов, которой везло почему-то везде и во всем, которой удивительным образом удавалось преодолевать все и всякие препятствия на пути к своей авантюристской цели, которая удивительно ловко надувала всех европейских правителей и добилась, наконец, того, что сделала Россию самым могучим в военном отношении государством.

Такая трактовка вопроса в устах Энгельса может показаться более чем невероятной, но она, к сожалению, факт.

Вот соответствующие места из статьи Энгельса.

«Внешняя политика, — говорит Энгельс, — это безусловно та область, в которой царизм очень и очень силен. Русская дипломатия образует своего рода новый иезуитский орден, достаточно мощный, чтобы превозмочь в случае надобности даже царские прихоти и, широко распространяя коррупцию вокруг себя, пресечь ее в своей собственной среде. Вначале этот орден вербовался по преимуществу из иностранцев: корсиканцев, как например Поццо-ди-Борго, немцев, как Нессельроде, ост-зейских немцев, как Ливен. Иностранкою была и его основательница, Екатерина II».

«До сих пор только один чистокровный русский, Горчаков, занимал высший пост в этом ордене. Его приемник фон-Гире опять уже носит иностранную фамилию».

«Это тайное общество, вербовавшееся первоначально из иностранных авантюристов, и подняло русское государство до его нынешнего могущества. С железной настойчивостью, неуклонно преследуя намеченную цель, не останавливаясь ни перед вероломством, ни перед предательством, ни перед убийством из-за угла, ни перед низкопоклонством, не скупясь на подкупы, не опьяняясь победами, не падая духом при поражениях, шагая через миллионы солдатских трупов и по меньшей мере через один царский труп, — эта шайка настолько же бессовестная, насколько и талантливая, сделала больше, чем все русские армии, для того, чтобы расширить границы России от Днепра и Двины за Вислу, к Пруту, Дунаю, к Черному морю, от Дона и Волги за Кавказ, к истокам Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. Это она сделала Россию великой, могущественной, внушающей страх, и открыла ей путь к мировому господству». (См. вышеупомянутую статью Энгельса).

Можно подумать, что в истории России, в ее внешней истории, дипломатия составляла все, а цари, феодалы, купцы и другие социальные группы —  ничего, или почти ничего.

Можно подумать, что если бы во главе внешней политики России стояли не иностранные авантюристы, вроде Нессельроде или Гирса, а русские авантюристы, вроде Горчакова и других, то внешняя политика России пошла бы другим путем.

Я уже не говорю о том, что завоевательная политика со всеми ее мерзостями и грязью вовсе не составляла монополию русских царей. Всякому известно, что завоевательная политика была также присуща — не в меньшей, если не в большей, степени — королям и дипломатам всех стран Европы, в том числе такому императору буржуазной формации, как Наполеон, который несмотря на свое нецарское происхождение, с успехом практиковал в своей внешней политике и интриги, и обман, и вероломство, и лесть, и зверства, и подкупы, и убийства, и поджоги.

Понятно, что иначе и не могло быть.

Видимо, в своем памфлете против русского царизма (статья Энгельса —  хороший боевой памфлет) Энгельс несколько увлекся и, увлекшись, забыл на минутку о некоторых элементарных, хорошо ему известных, вещах.

2. Характеризуя положение в Европе и вскрывая причины и перспективы надвигающейся мировой войны, Энгельс пишет:

«Современное положение Европы определяется тремя фактами: 1) аннексией Эльзаса и Лотарингии Германией, 2) стремлением царской России к Константинополю, 3) борьбой между пролетариатом и буржуазией, все жарче разгорающейся во всех странах, — борьбой, термометром которой служит повсеместный подъем социалистического движения».

«Двумя первыми фактами обуславливается современное разделение Европы на два больших военных лагеря. Аннексия Эльзаса-Лотарингии превратила Францию в союзницу России против Германии, царская угроза Константинополю превращает Австрию и даже Италию в союзницу Германии. Оба лагеря готовятся к решительному бою — к войне, какой еще не видывал мир, к войне, в которой будут стоять друг против друга от десяти до пятнадцати миллионов вооруженных бойцов. Только два обстоятельства препятствовали до сих пор взрыву этой ужасной войны: во-первых, неслыханно быстрое развитие военной техники, при котором каждый новоизобретенный образец оружия, прежде чем его успеют ввести хотя бы только в одной армии, обгоняется новыми изобретениями, и, во-вторых, абсолютная невозможность рассчитать шансы, полная неизвестность, кто же в конце концов выйдет победителем из этой гигантской борьбы».

«Вся эта опасность мировой войны исчезнет в тот день, когда дела в России примут такой оборот, что русский народ сможет поставить крест над традиционной завоевательной политикой своих царей и вместо фантазий о мировом господстве заняться своими собственными жизненными интересами внутри страны, интересами, которым угрожает крайняя опасность».

«...Русское Национальное собрание, которое захочет справиться хотя бы с самыми неотложными внутренними задачами, должно будет решительно положить конец всяким стремлениям к новым завоеваниям».

«С возрастающей быстротой, как по наклонной плоскости, катится Европа в пропасть мировой войны неслыханного размаха и силы. Одно только может остановить ее: перемена строя в России. Что это должно произойти в ближайшие годы, — не подлежит никакому сомнению».

«...В тот день, когда падет царская власть, эта последняя твердыня общеевропейской реакции, — в этот день совсем другой ветер подует в Европе» (см. там же).

Нельзя не заметить, что в этой характеристике положения Европы и перечне причин, ведущих к мировой войне, упущен один важный момент, сыгравший потом решающую роль, а именно — момент империалистической борьбы за колонии, за рынки сбыта, за источники сырья, имевший уже тогда серьезнейшее значение, упущены роль Англии, как фактора грядущей мировой войны, момент противоречий между Германией и Англией, противоречий, имевших уже тогда серьезное значение и сыгравших потом почти определяющую роль в деле возникновения и развития мировой войны.

Я думаю, что это упущение составляет главный недостаток статьи Энгельса.

Из этого недостатка вытекают остальные недостатки, из коих не мешало бы отметить следующие:

а) Переоценку роли стремления царской России к Константинополю в деле назревания мировой войны. Правда, первоначально Энгельс ставит на первое место, как фактор войны, аннексию Эльзас-Лотарингии Германией, но потом он отодвигает этот момент на задний план и выдвигает на первый план завоевательные стремления русского царизма, утверждая, что «вся эта опасность мировой войны исчезнет в тот день, когда дела в России примут такой оборот, что русский народ сможет поставить крест над традиционной завоевательной политикой своих царей».

Это, конечно, — преувеличение.

б) Переоценку роли буржуазной революции в России, роли «русского Национального собрания» (буржуазный парламент) в деле предотвращения надвигающейся мировой войны. Энгельс утверждает, что падение русского царизма является единственным средством предотвращения мировой войны. Это — явное преувеличение. Новый, буржуазный строй в России с его «Национальным собранием» не мог бы предотвратить войну хотя бы потому, что главные пружины войны лежали в плоскости империалистической борьбы между основными империалистическими державами. Дело в том, что со времени Крымского поражения России (пятидесятые годы прошлого столетия) самостоятельная роль царизма в области внешней политики Европы стала значительно падать, а к моменту перед мировой империалистической войной царская Россия играла в сущности роль вспомогательного резерва для главных держав Европы.

в) Переоценку роли царской власти, как «последней твердыни общеевропейской реакции» (слова Энгельса). Что царская власть в России была могучей твердыней общеевропейской (а также азиатской) реакции — в этом не может быть сомнения. Но чтобы она была последней твердыней этой реакции — в этом позволительно сомневаться.

Нужно отметить, что эти недостатки статьи Энгельса представляют не только «историческую ценность». Они имеют или должны были иметь еще важнейшее практическое значение. В самом деле: если империалистическая борьба за колонии и сферы влияния упускается из виду, как фактор надвигающейся мировой войны, если империалистические противоречия между Англией и Германией также упускаются из виду, если аннексия Эльзас-Лотарингии Германией, как фактор войны, отодвигается на задний план перед стремлением русского царизма к Константинополю, как более важным и даже определяющим фактором войны, если, наконец, русский царизм представляет последний оплот общеевропейской реакции, — то не ясно ли, что война, скажем, буржуазной Германии с царской Россией является не империалистической, не грабительской, не антинародной войной, а войной освободительной, или почти что освободительной?

Едва ли можно сомневаться, что подобный ход мыслей должен был облегчить грехопадение германской социал-демократии 4 августа 1914 года, когда она решила голосовать за военные кредиты и провозгласила лозунг защиты буржуазного отечества от царской России, от «русского варварства» и т.п.

Характерно, что в своих письмах на имя Бебеля, писанных в 1891 году (через год после опубликования статьи Энгельса), где трактуется о перспективах надвигающейся войны, Энгельс прямо говорит, что «победа Германии есть, стало быть, победа революции», что «если Россия начнет войну, — вперед на русских и их союзников, кто бы они ни были!».

Понятно, что при таком ходе мыслей не остается места для революционного пораженчества, для ленинской политики превращения империалистической войны в войну гражданскую.

Так обстоит дело с недостатками статьи Энгельса.

Видимо, Энгельс, встревоженный налаживавшимся тогда (1890–1891 гг.) франко-русским союзом, направленным своим острием против австрогерманской коалиции, задался целью взять в атаку в своей статье внешнюю политику русского царизма и лишить ее всякого доверия в глазах общественного мнения Европы и прежде всего Англии, но осуществляя эту цель, он упустил из виду ряд других важнейших и даже определяющих моментов, результатом чего явилась однобокость статьи.

Стоит ли после всего сказанного печатать статью Энгельса в нашем боевом органе, в «Большевике», как статью руководящую, или во всяком случае глубоко поучительную, ибо ясно, что напечатать ее в «Большевике» — значит дать ей молчаливо такую именно рекомендацию?

Я думаю, что не стоит.

И.Сталин.

19. VII.34 г.

Тип документа: 
Датировка: 
1934.07.19
Источник: 
Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. Москва: (РОССПЭН), 2001 Стр. 712-715
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 950. Л. 82–86. Подлинник. Машинопись.

Mon, 23 Sep 2013 13:02:38 +0000
К вопросу о классовой сущности лассальянства

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
сборник статей

Никита Глебович Федоровский

К вопросу о классовой сущности лассальянства

М.: Наука. 1986. С.49-73

Период: 
1860-1880
Источник: 
История социалистических учений: сб.статей (М.: изд-во АН СССР. 1986. С.49-73)

Sun, 22 Sep 2013 08:06:14 +0000
Подготовительные работы к «Анти-Дюрингу» и вопрос о начале утопического социализма

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
сборник статей

Альфред Энгельбертович Штекли

Подготовительные работы к «Анти-Дюрингу»
и вопрос о начале утопического социализма

М.: Наука. 1985. С.29-44

Государство: 
Период: 
1845-1876
Источник: 
История социалистических учений: сб.статей (М.: изд-во АН СССР. 1985. С.29-44)

Wed, 01 May 2013 07:28:24 +0000
Фридрих Энгельс - историк социалистической мысли

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
сборник статей

Лев Исаакович Гольман

Фридрих Энгельс - историк социалистической мысли

М.: Наука. 1977. С.5-36

Источник: 
История социалистических учений: сб. статей (М.: Наука. 1977. С.5-36)

Sat, 30 Mar 2013 07:02:17 +0000
К.Маркс и Ф.Энгельс о революционном движении и революционерах России

Анастасия Константиновна Воробьева

К.Маркс и Ф.Энгельс
о революционном движении и революционерах России

Вопросы истории. 1968, № 4. С.44-59

Автор(ы): 
Воробьева Анастасия Константиновна
Период: 
1830-1880
Источник: 
Вопросы истории. 1968, № 4. С.44-59

Wed, 20 Mar 2013 03:18:01 +0000
Роль газеты «Le Emancipacion» в пропаганде идей марксизма в Испании 1871-1873 гг.

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
сборник статей

Никита Юрьевич Колпинский

Роль газеты «Le Emancipacion» в пропаганде идей марксизма в Испании 1871-1873 гг.
(из истории борьбы Ф.Энгельса за пролетарскую партию в Испании)

М.: издательство Академии наук СССР. 1962. С.352-375

Период: 
1871-1873
Источник: 
История социалистических учений: сб.статей (М.: изд-во АН СССР. 1962. С.352-375)

Sat, 16 Mar 2013 10:03:25 +0000
Первый интернационал и Парижская коммуна: документы и материалы

ПЕРВЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ и ПАРИЖСКАЯ КОММУНА

Документы и материалы

М.: издательство политической литературы. 1972


ОГЛАВЛЕНИЕ (подробнее - перечень всех документов см. в первом присоединенном файле)

Предисловие I—XVIII

Раздел первый. ДОКУМЕНТЫ ГЕНЕРАЛЬНОГО СОВЕТА МЕЖДУНАРОДНОГО ТОВАРИЩЕСТВА РАБОЧИХ

Раздел второй. СТАТЬИ, ЗАЯВЛЕНИЯ и ЗАМЕТКИ К.МАРКСА и Ф.ЭНГЕЛЬСА

Раздел третий. ПАРИЖСКИЕ СЕКЦИИ ИНТЕРНАЦИОНАЛА и КОММУНА

Раздел четвертый. МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ СОЛИДАРНОСТИ с ПАРИЖСКОЙ КОММУНОЙ

Англия

Германия

Австро-Венгрия

Швейцария

Бельгия

Нидерланды

Испания

Италия

Россия

Сербия

Соединенные Штаты Америки

Раздел пятый. ИЗ ПЕРЕПИСКИ К.МАРКСА, Ф.ЭНГЕЛЬСА и ДЕЯТЕЛЕЙ ПЕРВОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА, МЕЖДУНАРОДНОГО РАБОЧЕГО и ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ

 

Примечания                

Указатель        

Заметки К.Маркса о положении коммунаров-эмигрантов

Страница номера газеты «Volkswille», посвященная паде­нию Парижской Коммуны

Письмо П.Лафарга Ж.Маркс (дочери) от 23 апреля 1871 года

Период: 
1870-1872
Источник: 
М.: издательство политической литературы. 1972. 693 с.


Критика Ф.Энгельсом взглядов П.-Ж.Прудона и его борьба с прудонизмом в международном рабочем движении

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
сборник статей

Валентина Акимовна Смирнова

Критика Ф.Энгельсом взглядов П.-Ж.Прудона
и его борьба с прудонизмом в международном рабочем движении

М.: Наука. 1981

Государство: 
Период: 
1848-1871
Источник: 
История социалистических учений: сб. статей (М.: Наука. 1981)

Просмотров: 106
Какого российского императора короновали через 34 года после его смерти?
Пётр III был провозглашён императором в 1761 году, однако правил только полгода — его убили в результате дворцового переворота, возглавляемого будущей императрицей Екатериной II. Так как Петра даже не успели короновать, он не имел права быть похороненным в императорской усыпальнице в Петропавловском соборе, поэтому его похоронили без всяких почестей в Александро-Невской лавре. Только в 1796 году, после смерти Екатерины, их сын и новый император Павел I перезахоронил отца в Петропавловском соборе и лично произвёл обряд коронования праха Петра III.
Search Results from «Озон» Отечественная история
 
Леонид Парфенов Намедни. Наша эра. 1946-1960
Намедни. Наша эра. 1946-1960
События, люди, явления.
То без чего нас невозможно представить, еще труднее - понять.
344 феномена послевоенного пятнадцатилетия.
В томе свыше 500 иллюстраций - фотографии, плакаты, карикатуры, репродукции картин и рисунков тех лет.
Седьмой по счету, "нулевой" по порядку, полуторный по объему, этот том книжного проекта "Намедни" охватывает 15 послевоенных лет: 1946-1960. Поровну разделенные смертью Сталина, они вместили две эпохи: зрелой советской империи и начала ее распада.
Потому так ярки и контрастны события-люди-явления. От "заморозков" до "оттепели": АК-47 и Аденауэр, Берия и Брижит Бардо, "Василий Теркин" и Венгерское восстание, габардин и "Голубка" Пикассо, "Дело врачей" и "Доктор Живаго", Ив Монтан и Иван Бровкин, Корейская война и "Кубанские казаки", пижамы и "Победа", Перон и "Подмосковные вечера", совнархозы и стиляги, "Современник" и спутник, Хикмет и Хрущев, Фадеев и Фестиваль....

Цена:
1609 руб

Евгений Бузев, Станислав Кувалдин, Дмитрий Окрест Она развалилась. Повседневная история СССР и России в 1985-1999 гг.
Она развалилась. Повседневная история СССР и России в 1985-1999 гг.
Сборник "Она развалилась", посвященный повседневной российской (советской) истории с 1985 по 1999 год, - плод совместной работы журналистов Евгения Бузева, Станислава Кувалдина и Дмитрия Окреста. Подготовленные ими публицистические статьи и интервью разбиты на пять разделов: экономика, политика, общественная жизнь, пространство бывшего СССР и культура. Рассказы очевидцев о проблемах недавнего прошлого проиллюстрированы фотографиями из личных архивов.

Издание предназначено широкому кругу читателей и будет особенно интересно как исторический источник по указанному периоду....

Цена:
645 руб

1939 год. Уроки истории
1939 год. Уроки истории
Издание 1990 года. Сохранность отличная.
В настоящий сборник включены многие документы высших военных и политических органов фашисткой Германии, относящихся к главному акту второй мировой войны - агрессии против Советского Союза. Сборник рассчитан не только на исследователей истории второй мировой войны , но и на широкий круг читателей....

Цена:
315 руб

Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917 г.
Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917 г.

Репринтное воспроизведение издания.
Генерал-лейтенант А. И. Деникин - фигура известная, оставившая свой яркий след в отечественной истории. Причём не только на полях сражений трёх войн - русско-японской, первой мировой и гражданской. Своим талантливым пером он поведал современникам и потомкам о драматических событиях, активным участником которых ему довелось быть....

Цена:
393 руб

Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия
Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия
Справочное издание о всех сторонах жизни Советского государства в период 1818-1922; является продолжением энциклопедии "Великая Октябрьская социалистическая революция". В книге рассказывается о становлении Великого Октября; содержится много фактов, дат, цифр, имен; иллюстрации в тексте из фондов различных архивов и музеев.
Под главной редакцией С. С. Хромова....

Цена:
739 руб

Деятели СССР и революционного движения России. Энциклопедический словарь Гранат
Деятели СССР и революционного движения России. Энциклопедический словарь Гранат
Энциклопедический справочник "Деятели СССР и революционные движения России" факсимильно воспроизводит биографии, подготовленные в 1925 - 1926 годах и опубликованные в виде приложений к 40 и 41 томам Энциклопедического словаря Гранат. Статьи Словаря Гранат дополнены биографическим сведениями за период после 1929 года и портретами. Предисловие и статья "О братьях Гранат и их энциклопедическом словаре" дают современный комментарий к пролежавшим десятки лет в специальных хранилищах книгам....

Цена:
469 руб

Андрей Хорошевский 100 знаменитых символов советской эпохи
100 знаменитых символов советской эпохи
Советская эпоха - яркий и очень противоречивый период в жизни огромной страны. У каждого из нас наверняка свое ощущение той эпохи. Для кого-то это годы спокойствия и глубокой уверенности в завтрашнем дне, это время, когда большую страну уважали во всем мире. Для других, быть может, это период страха, "железного занавеса", время, бесцельно потраченное на стояние в бесконечных очередях.
И все-таки было то, что объединяло всех. Разве кто-нибудь мог остаться равнодушным, когда из каждой радиоточки звучали сигналы первого спутника или когда Юрий Левитан сообщал о полете Юрия Гагарина? Разве не наворачивались на глаза слезы, когда олимпийский Мишка улетал в московское небо? И разве не переполнялась душа гордостью за страну, когда наши хоккеисты побеждали родоначальников хоккея канадцев на их же площадках или когда фигуристы под звуки советского гимна стояли на верхней ступени пьедестала почета?
Эта книга рассказывает о тех знаменательных событиях, выдающихся личностях и любопытных деталях, которые стали символами целой эпохи, ушедшей в прошлое......

Цена:
272 руб

Крутой маршрут. Хроника времен культа личности
Крутой маршрут. Хроника времен культа личности
Евгения Семеновна Гинзбург прошла все круги сталинских тюрем, лагерей, ссылки. Ее память сохранила для нас полную и потрясающую картину страданий, мытарств, скитаний. Несомненный писательский дар позволил донести до нас поразительное богатство и разнообразие человеческих характеров и судеб жертв и тюремщиков, героев и мучеников. Жгучая правда времени, взволнованное свидетельство очевидца, обаяние личности автора привлекут к этой книге самые широкие круги читателей....

Цена:
1229 руб

 История России. XX век. 1894-1939
История России. XX век. 1894-1939
История, как и любое творение человека, требует не только фиксации фактов, но и их нравственного осмысления. Эта книга возвращает русской истории человека и исторический факт, из безличного описания "объективных процессов" и "движущих сил" вновь делает историю личностной и фактичной. Поэтому здесь много воспоминаний очевидцев, биографических справок, а также фрагментов важнейших документов. Это история людей, а не история процессов и сил. Книга написана большим авторским коллективом ученых из России и многих стран мира, поставивших перед собой совершенно определенную задачу - рассказать правду о жизни и путях народов России в XX веке.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся историей России....

Цена:
589 руб

Ф. И. Раззаков Жизнь замечательных времен. Шестидесятые. 1961. В 2 томах (комплект из 2 книг)
Жизнь замечательных времен. Шестидесятые. 1961. В 2 томах (комплект из 2 книг)
В комплект из серии "Жизнь замечательных времен" входит 2 тома, посвященные 1961 году....

Цена:
1799 руб

2014 Copyright © PoliticWar.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования