Новости проекта «Исторические Материалы»
Троцкий, метки

Sat, 07 Jul 2018 17:40:14 +0000
Заявление Преображенского, Радека и Смилги в Центральную Контрольную Комиссию ВКП(б) от 22.VI.1929 г. Приложение № 4 к п. 27 пр. ПБ № 86.
Приложение № 4
к п. 27 пр. ПБ № 86.

Заявление Преображенского, Радека и Смилги в Центральную Контрольную Комиссию ВКП(б) от 22.VI.1929 г.

Мы, нижеподписавшиеся, настоящим заявляем о своем согласии с генеральной политической линией партии и нашем разрыве с оппозицией (т. е. тем течением, которое на основе политической линии Л. Троцкого, нашедшей свое выражение в тезисах от 20 апреля 1929 г., оформилось организационно вокруг так называемого “Всесоюзного Центра большевиков-ленинцев”).

Мы считаем политику индустриализации страны, выраженную в конкретных цифрах пятилетки, программой социалистического строительства и укрепления классовых позиций пролетариата. Осуществление пятилетки решает основные задачи революции на данном отрезке времени и поэтому мы считаем нашим большевистским долгом принять активное участие в борьбе за ее проведение в жизнь.

Мы поддерживаем борьбу с кулаком (аграрный капитализм), который в течение последних лет ведет упорные атаки на экономические позиции пролетарской диктатуры.

Мы приветствуем политику широкого строительства совхозов и колхозов — этих рычагов социалистического преобразования деревни.

Мы одобряем все шаги партии в направлении самостоятельной организации крестьянской бедноты, так как только прочно опираясь на бедноту и в союзе с середняком пролетариат может осуществлять политику социалистического строительства и борьбы с капиталистическими элементами. Только совхозное и колхозное строительство создает материальную базу для политической организации бедноты и батрачества, которая со своей стороны единственно в состоянии обеспечить успешное выполнение совхозного и колхозного строительства. Этим гарантируется в перспективе прочное решение продовольственной и сырьевой проблемы для социалистической промышленности и создается новая основа для смычки пролетариата с большинством деревни.

Мы поддерживаем борьбу с бюрократизмом в аппаратах государства и партии.

Мы надеемся, что энергичное развертывание ее, на основе мобилизации инициативы трудящихся масс, позволит выполнить задачу, которую настойчиво ставил перед партией Ленин до последних дней своей жизни.

Мы поддерживаем, борьбу с правыми, объективно отражающими недовольство капиталистических элементов страны и мелкой буржуазии, проводимой партией политикой социалистического наступления.

Мы поддерживаем политику Коминтерна, ведущего непримиримую борьбу с социал-демократией. Равным образом, мы считаем правильной решительную борьбу с реформизмом в профдвижении, раскаливающим пролетариат на организованный и неорганизованный. Мы считаем правильным поворот к новой тактике в профсоюзном движении на западе и стремлении к самостоятельному руководству экономической борьбой пролетариата, предаваемого профсоюзной демократией, в интересах трестированного капитала.

Мы вместе с партией и VI конгрессом Коминтерна считаем, что основной опасностью в коммунистическом движении является правая опасность, на преодолении которой должны быть сосредоточены главные усилия коммунистов всех стран.

х х х

Мы порываем идейно и организационно с Л. Д. Троцким и его единомышленниками (“Всесоюзный Центр большевиков-ленинцев”). Мы расходимся с ним в следующих основных вопросах, определяющих всю линию политического поведения группы Троцкого.

Мы считаем идейной основой коммунизма ленинизм. С теорией перманентной революции Л. Д. Троцкого ничего общего не имеем. Развитие русской и китайской революции с полной очевидностью доказало ее непригодность и неправильность. Отстаивание этой теории является ничем иным, как ревизией ленинизма. Практическое ее применение привело бы пролетариат к изоляции от его классовых союзников и к его поражению.

Мы решительно отметаем ту оценку классовой природе соввласти и партийного руководства, которая дается Троцким и его единомышленниками.

Троцкий и его единомышленники считают совправительство блоком реакционных рабочих и сельской мелкой буржуазии, мы же считаем, несмотря на все бюрократические извращения советского аппарата и элементы перерождения, советскую власть диктатурой пролетариата.

В полном соответствии со своими неправильными взглядами на ленинизм и природу соввласти, Троцкий развивает свою тактическую и организационную политику.

Лозунг тайного голосования ведет не к закреплению позиций пролетарской диктатуры, а открывает двери термидорианским силам.

Требование легализации фракций внутри партии и отвлеченной свободы критики, выдвигаемой Троцким, не является большевистским. Большевики должны требовать внутрипартийной демократии, как гарантии участия пролетариата в решении всех основных вопросов революции, но не могут добиваться свободы влияния мелкобуржуазных тенденций на пролетариат.

В то время, как наши разногласия с партией уменьшались и поворот к партии и возвращение в нее становилось абсолютной необходимостью, Л. Д. Троцкий и его единомышленники, благодаря своей неправильной оценке соотношения классовых сил и отходу от ряда основных положений ленинизма, оказывались все дальше и дальше от партии.

Только этим можно объяснить выступление Л. Д. Троцкого со статьями в буржуазной печати, которое мы резко осуждаем, и создание Всесоюзного центра большевиков-ленинцев, что является еще одним шагом к образованию новой партии.

Не будучи в состоянии противопоставить генеральной линии партии и программе пятилетки свою собственную положительную программу действий для рабочего класса и сосредотачивая все внимание на критике политики партии, эта группа неизбежно осуждена переродиться в организацию дезориентированных и недовольных людей, не имеющих никакой серьезной базы в сознательной массе пролетариата и эксплуатирующих лишь то несоответствие, которое неизбежно существует между потребностями рабочего класса и возможностями их удовлетворения в переживаемый нами кризисный период социалистического строительства.

х х х

Партия наметила генеральную линию в своей политике, которая представляет собой продвижение пролетарской революции в СССР вперед. Она эту линию осуществляет в тяжелых классовых боях, острота которых будет усиливаться. Бюрократ будет всеми силами сопротивляться росту участия масс в управлении хозяйством и государством. Кулак и нэпман будут срывать весь план выхода из кризиса на социалистических путях.

Мобилизация этих масс становится решающим условием проведения пятилетки и всей политики партии. Массы же можно мобилизовать для борьбы с кулаком, нэпманом и бюрократом только улучшая их положение, доказывая им на деле, что проведение партийной линии означает рост их благосостояния. Борьба за улучшение положения рабочих требует от самих рабочих масс повышения производительности труда, трудовой дисциплины, от партии, профсоюзов — чуткости к материально-бытовым интересам масс, преодоления бюрократической косности, срывающей часто политику партии. В этой напряженной работе партии для проведения генеральной линии долг всякого коммуниста принять по мере сил участие. Для осуществления именно этой задачи, мы хотим вернуться в партию, бороться и побеждать вместе с ней.

х х х

Подводя итоги нашим разногласиям с большинством партии за несколько лет, мы должны заявить следующее:

Самый важный вывод, который мы делали из политики ЦК партии, заключался в том, что эта политика неизбежно ведет на определенной стадии к скату от диктатуры пролетариата и Ленинского пути к термидорианскому перерождению власти и ее политике и к сдаче без боя завоевания Октябрьской революции. Самое важное обвинение, которое мы предъявляли руководству партии, заключалось в том, что это руководство, хотя и против своей воли, способствует такому скату, не борется с элементами перерождения в партии и с ее правыми элементами и в наиболее острый момент экономического кризиса будет искать выхода на путях правой политики, на путях уступки кулаку, отказа от монополии внешней торговли и капитуляции перед мировым капитализмом. Эти наши опасения на счет такого исхода событий, которые привели нас к созданию обособленной от партии фракционной организации и к неслыханно резкой в истории партии борьбе (нелегальные типографии, выход на улицы 7


Sat, 07 Jul 2018 16:32:43 +0000
Копия заявления Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева, Г.Л. Пятакова и др. о партийных разногласиях (измененный текст после заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 14.Х.26 г.). 15 октября 1926 г.

ЗАЯВЛЕНИЕ.

 На XIV съезде и после него мы разошлись с  большинством съезда и ЦК по ряду принципиальных вопросов. Наши взгляды изложены в официальных документах и речах, произнесенных нами на съезде, на пленумах ЦК и в Политбюро. На почве этих взглядов мы стоим полностью и сейчас.

В вопросе о недопустимости фракционности мы стоим на почве решений Х, XIII и XIV съездов и считаем своей обязанностью проводить эти решения на деле.

Вместе с тем, мы считаем своим долгом открыто признать перед партией, что в борьбе за свои взгляды мы и наши единомышленники в ряде случаев допустили шаги, являвшиеся нарушением партдисциплины и выходящие за установленные партией рамки идейной борьбы внутри партии на путь фракционности. Считая этот путь ошибочным, мы заявляем, что решительно отказываемся от фракционных методов защиты наших взглядов, в виду опасности этих методов для единства партии, и призываем к тому же всех товарищей, разделяющих наши взгляды. Мы призываем к немедленному прекращению всех фракционных группировок, складывавшихся вокруг взглядов «оппозиции». Одновременно мы признаем, что дискуссия начата была нами (в Москве и Ленинграде) неправильно, без соответственного постановления руководящих органов партии.

Неправильно было упоминание на XIV съезде о Стокгольмском съезде — ибо, хотя т. Н.К. Крупская ни в каком случае не имела этого в виду, это упоминание могло быть понято в смысле перспективы раскола или угрозы расколом. Такого рода перспективу мы единодушно отвергаем, как гибельную и ничего общего не имеющую с нашей позицией.

Мы решительно осуждаем такую критику Коминтерна или политики нашей партии, которая (критика) переходит в травлю, ослабляющую положение Коминтерна, как боевой организации мирового пролетариата, или СССР, как первого государства пролетарской диктатуры. Не только агитация Корша и ему подобных, порвавших с коммунизмом, но и всякого, переходящего эти границы, всегда встретит наш решительный отпор. Мы категорически отрицаем право тех, кто ведет какую бы то ни было агитацию против СССР и Коминтерна, претендовать на какую-либо солидарность с нами.

Признавая право каждого члена Коминтерна отстаивать свои взгляды в пределах устава и решений конгрессов Коминтерна и ИККИ, мы считаем абсолютно недопустимой прямую или косвенную поддержку фракционности каких бы то ни было групп в отдельных секциях Коминтерна против линии Коминтерна, будь то группа Суварина во Франции, группа Маслова-Фишер, Урбанса-Вебера в Германии, группа Бордиги в Италии или какая-либо другая группа — независимо от того, как она относится к нашим взглядам.

Взгляды Оссовского, выраженные в его статье, и Медведева, как они изложены в тексте письма Медведева, подвергнутся разбору в «Правде» (теория «двух партий»), проповедь ликвидации Коминтерна и Профинтерна, попытки объединения с с.-д., расширения концессионной политики за пределы, установленные Лениным, и т. п., мы считали и считаем глубоко ошибочными, анти-ленинскими и в корне противоречащими нашим взглядам. Оценку, данную Лениным платформе «Рабочей Оппозиции», защищавшейся т. т. Шляпниковым и Медведевым, — мы разделяли и разделяем полностью.

Постановления XIV съезда, ЦК и ЦКК мы считаем для себя обязательными, будем им подчиняться и проводить их в жизнь. К тому же призываем всех товарищей, разделяющих наши взгляды.

Свои взгляды каждый из нас обязуется отстаивать лишь в формах, установленных уставом, решениями съездов и ЦК, в убеждении, что то, что в этих взглядах правильно, будет принято партией в ходе ее дальнейшей работы.

***

В течение последних месяцев ряд товарищей был исключен из партии за те или другие нарушения партийной дисциплины и применение фракционных методов в борьбе за взгляды оппозиции. Из всего сказанного выше ясна политическая ответственность нижеподписавшихся за эти действия. Мы выражаем твердую надежду на то, что фактическое прекращение фракционной борьбы со стороны оппозиции, в связи с настоящим нашим заявлением, откроет возможность исключенным товарищам вернуться в ряды партии.

Г. ЗИНОВЬЕВ

Л. КАМЕНЕВ

Г. ПЯТАКОВ

Г. СОКОЛЬНИКОВ

Л. ТРОЦКИЙ.

15 октября 1926 г.

 

Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1926.10.15
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 178-180

Sat, 07 Jul 2018 15:40:40 +0000
Копия письма Я.Э. Рудзутака на ответ Л.Д. Троцкого от 12 октября 1926 г. о положении в Главном Концессионном Комитете. 13 октября 1926 г.

Ответ т. Рудзутака на ответ

т. Троцкого от 12.Х о делах ГКК.

С. СЕКРЕТНО.

В ПОЛИТБЮРО ВКП (б).

По поводу письма т. ТРОЦКОГО в ответ на мою записку о Главконцесскоме имею сообщить следующее:

На п. 1-й дает достаточный ответ записка т. Молотова.

Пункт 2-й «недоразумение с отпуском т. СКОБЕЛЕВУ» не может быть объяснено формальным моментом. Тов. Троцкий отпускает Зам. Пред. Главконцесскома т. Скобелева в отпуск, сам не вступает в исполнение обязанностей и никого не оформляет и не назначает вместо т. Скобелева (как видно из прилагаемых приказов т. Троцкого т. Сапронов назначается и. об. руководителя Отдела провед. договоров). Таким образом: Главконцесском остается по существу и формально не только без руководства, но и без руководителя. Если это в деловом понимании т. Троцкого называется «формальной неправильностью, а не невниманием к сущности дела», то это можно объяснить лишь широтой размаха в работе т. Троцкого и Концесскому, видимо придется существовать не положении беспризорного до тех пор пока «формальные неправильности» не достигнут достойных внимания т. Троцкого размеров.

Пункт 3-й. Не менее оригинальны объяснения т. Троцкого о штатах Главконцесскома. Ссылаясь на решения Комиссии т. Рыкова, согласно которых нужно было: а) расширить концессионную политику, б) проявить самим инициативу в выдвижении объектов концессий, в) организовать наблюдение над действующими концессиями для чего соответственно укрепить Главконцесском — тов. Троцкий находит в этом полное оправдание того расширения штатов, о котором я сообщал в своей записке. Вряд ли, однако, можно признать такое объяснение убедительным, особенно если учесть, что согласно прилагаемой справки Упр. Дел. ГКК, на 120 чел среднего за год наличного состава (на 1-е октября фактический состав ГКК развернут до 136 чел.), или 116 чел., за вычетом 4 членов ГКК, только 29 человек, или 25 %, падает на оперативный аппарат для выполнения намеченных Комиссией т. Рыкова заданий, тогда как 87 чел. или 75 % приходится на Секретариат и Упр. Делами, т. е. на канцелярский обслуживающий аппарат.

Конечно, если т. Троцкий предлагает возложить расширенные задачи в области концессионной политики на канцелярский персонал, то такое расширение штатов находит себе объяснение. При всяком же ином подходе к делу, не формальном, а по существу, нетрудно убедиться в совершенно неудовлетворительности представленных т. Троцким объяснений.

Пункт 4-й. Столь же формально т. Троцкий объясняет наличность в аппарате ГКК личного Секретариата в 19 чел. В этом он видит «с государственно точки зрения» «скорее плюс, чем минус». Мне кажется, что если т. Троцкий в течение последнего месяца не только оставил на произвол судьбы ГКК, но оставил вне поля зрения, согласно сообщений т. Квиринга, также и НТО и Днепрострой и Комиссию по улучшению качества продукции, то Секретариат «с государственной точки зрения» не только можно было бы свести до 5 человек, но и полностью ликвидировать.

Тов. Троцкий говорит: «Основной своей работой я считал свою работу в Политбюро». Очевидно, что в этом случае и Секретариат т. Троцкого (19 ч.) также был занят по основной линии работы своего шефа. Как всем членам Политбюро известно, эта «основная работа» заключалась в кампании против ЦК и против Политбюро.

Что касается «пунктов» т. Троцкого о существе работы ГКК и других руководимых им органов, то, не входя в детали, должен лишь подчеркнуть, что реальных итогов этой работы, кроме ряда мелких концессий, значение которых я вовсе не отрицаю, никаких пока не получилось, а крупные дела продолжают пребывать в портфеле ГКК. Точно так же за все время в течение почти 3-х лет моего пребывания в составе СНК и СТО мне не довелось ни разу видеть т. Троцкого на засед. СНК и СТО, ни слышать ни единого доклада т. Троцкого по вопросам концессионной политики.

 

Я. РУДЗУТАК.

13.Х.26 г.

 

--------------

Копия с копии.

 

ПРИКАЗ

по Главному Концессионному Комитету при СНК СССР

22-го сентября 1926 г.

№ 62.

г. Москва.

 

§ 1.

Члену ГКК т. Скобелеву М.И. предоставляется отпуск на 2 недели с 18 сентября с. г.

§ 2.

На время отпуска т. Скобелева М.И. исполнение обязанностей руководителя Отдела Проведения Договоров возлагается на Члена ГКК тов. Сапронова Т.В.

 

П. П. Председатель Главконцесскома

при СНК СССР

(Л.Д. Троцкий).

 

Копия верна (подпись).

--------------

СВЕДЕНИЯ

О СРЕДНЕМ КОЛИЧЕСТВЕ СОТРУДНИКОВ и ВЫПЛАЧЕННОЙ

ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ ПО ОТДЕЛАМ Г.К.К.

за 1925/26 год.

п. п.

Наименование

Отделов

Среднее количество сотрудников

Сумма выплаченной зарплаты

ПРИМЕЧАНИЕ

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

Члены Г.К.К.

Секретар. Пред. Г.К.К.

Управл. Делами

Экономический Отдел

Отдел Наблюдения

Юридический Отдел

Отдел Проведения

4

19

68

14

5

5

5

3.975 р.

30.100 р.

58.513 р.

23.696 р.

9.326 р.

10.775 р.

8.200 р.

 

Всего:

120

147.565 р.

 

 

                                                                                               Управ. Делами ГКК: — Иванов.

Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1926.10.13
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 167-171

Sat, 07 Jul 2018 15:30:04 +0000
Копия ответа Л.Д. Троцкого на письмо Я.Э. Рудзатака от 8 октября 1926 г. по поводу Главконцесскома. 12 октября 1926 г.

Ответ т. Троцкого на письмо

т. Рудзутака от 8.Х.26 г.

 

(Разослано 18.Х.26 г.).

12.Х.26 г.

№ 108/с

В ПОЛИТБЮРО

(Для всех тех товарищей, которым было разослано письмо т. Рудзутака по поводу Главконцсскома).

В течение последней недели разосланы письма тов. Молотова, т. Рудзутака и т. Квиринга, касающиеся моей работы в советских учреждениях. Я ограничусь необходимым минимумом, в смысле разъяснения действительного положения вещей.

1. Об отпуске. Отпуск был мне дан на полтора месяца. Начался отпуск не с начала августа, а с середины его. 12 августа я был на Политбюро. 13 и 14 августа я руководил заседаниями Особого Совещания по качеству продукции. В Кисловодске я пробыл месяц, так как 7 сентября, на мой телеграфный запрос о положении дел в Главконцесскоме, получил следующую телеграмму: «Полагаю, в виду моего отъезда, особенно в связи с отчетом Главконцесскома правительству, Ваше присутствие здесь не позже 15-го необходимо. Иоффе Бутов». 16 сентября я прибыл в Москву, с тем, чтобы в течение двух последних недель отпуска подготовить доклад Главконцесскома, не входя в руководство текущими делами. 30 сентября, т. е. в день истечения отпуска, я подписал приказ о вступлении в работу.

2. Недоразумение с отпуском т. Скобелеву и временным заместительством т. Сапронова, несомненно, имело место и возможно, известная вина за формальное недоразумение ложится на меня. Я полагал, что т. Скобелев оформил в соответственных высших учреждениях вопрос о своем отпуске, и не проверил этого. Но здесь дело шло все же о формальной неправильности, а не о невнимании к сущности дела.

3. О штатах Главконцесскома. Неверна мысль, будто инициатива расширения штатов Главконцесскома принадлежит мне. До моего назначения над вопросами концессионной политики работала комиссия т. Рыкова. Существо ее резолюции, одобренной Политбюро 10 июня 1925 г., сводилось к следующему: а) расширить концессионную политику, б) проявить самим инициативу в выдвигании объектов концессии, в) организовать наблюдения над действующими концессиями, для чего г) соответственно укрепить Главконцесском. Результатом этого постановления явилось: создание двух новых отделов, экономического и наблюдательного, и расширение информационного отдела, превращенного затем в п/отдел. Вопрос о необходимости расширения штатов Главконцесскома, на основе постановления Политбюро, был мною в основе согласован с тов. Рыковым.

4. Беглые замечания т. Рудзутака по поводу фактической работы Главконцесскома совершенно неправильны. Доклад о концессионной политике в Совнаркоме отложен на 14 декабря. Письменный доклад, разработанный во второй половине сентября под моим руководством, далеко не завершен, так как ведомства не представили еще многих необходимейших сведений. Тем не менее, и этот доклад решительно опровергает картину, данную тов. Рудзутаком.

а) Указание на то, что заключено значительное количество мелких концессий, вырабатывающих предметы домашнего обихода, совершенно правильно. Инициатива в этих вопросах принадлежала ВСНХ и местным хозяйственным органам. Главконцесском считал такую политику правильной, — как в интересах повышения товарной массы, притом в виде наиболее необходимых товаров, так и в целях борьбы с контрабандой, главным объектом которой являются именно эти товары. Жестокий торгово-промышленный кризис в ряде европейских стран создал благоприятные условия для перенесения к нам таких сравнительно небольших предприятий. Хозяйственное значение их, в том числе и с точки зрения валюты, отнюдь не маловажно, если принять во внимание, что контрабанда измеряется у нас многими десятками миллионов рублей.

Во всяком случае, все эти концессии проходили через Совнарком и Политбюро, и никаких указаний на неправильность заключения этих концессий Главконцесском не получил.

б) О крупных концессиях. Разумеется, центр тяжести работы Главконцесскома должен лежать и лежит в области крупных концессий. Но, как свидетельствует вся история нашей концессионной политики, переговоры по крупным концессиям тянутся очень долго, — по причинам, которые лишь в малой степени зависят от Главконцесскома. Во всяком случае, по своему масштабу заключенные договора 1925 года являются самыми крупными из всех заключенных до сего времени.

в) Однако, работа Главконцесскома определяется не только заключенными договорами, но и теми, которые находятся в разработке, и теми, которые отвергнуты. За 1925 год Главконцесском рассмотрел 253 концессионных предложения. За первые восемь месяцев 1926 года Главконцесском проработал 400 предложений. Оживление концессионной работы в 1926 году по сравнению с 1924 и 25 г. г. очень резкое, и число находящихся в разработке крупнейших предложений очень значительно (среди общего количества свыше двухсот концессионных дел, которые находятся сейчас на разработке Главконцесскома и ведомственных концессионных комиссий).

г) Здесь не место давать перечень и характеристику разрабатываемых и заключенных концессий. Отмечу лишь, что сейчас в разных стадиях разработки находятся: два больших американских концессионных предложения, касающиеся алтайских полиметаллических месторождений; два крупных предложения золотопромышленного характера; американские предложения нефтяной концессии (Нефтедаг); американские (Феркуэра) предложения на переустройство Макеевского завода (связаны с вопросом о займе в 36 милл. долларов); предложение крупнейшей австрийской фирмы «Альпинс Монтангезельшафт» о перенесении части чугунолитейных заводов к нам; переговоры с крупной шведской электротехнической фирмой «АССЕА» о постройке нового завода (с инвестицией капитала в 15 милл. рублей); переговоры с Фордом о постройке тракторного завода; предложение фирмы «Ундервуд» о постройке завода пишущих машин; в начальной стадии находятся переговоры с германским химическим концерном «И.Г.» на постройку большого завода искусственного шелка; с английской фирмой — на постройку прядильного и ткацкого завода на 150.000 веретен. Я не перечисляю здесь ряда других крупных и серьезных дел, в частности, в области технической помощи. Обо всем этом совершенно точно сказано в докладе Главконцесскома. Повторяю лишь, что такого количества крупных и серьезных дел, какое имеется в ГКК в настоящее время, за все предшествующие годы не было и в отдаленной степени.

Само собою разумеется, что аппарат Главконцесскома рассчитан не только на те более мелкие дела, которые удалось завершить в сравнительно короткий срок, но и на те крупнейшие предложения, которые находятся в разработке и в стадии переговоров, длящихся нередко год, два и более (достаточно вспомнить Уркварта, который, кстати сказать, снова появляется на сцене).

5. Указание на мой секретариат, как на обременительный для Главконцесскома, совершенно правильно. Но обстоятельство это вызвано тем, что я был одновременно назначен на ряд работ одна с другой совершенно не связанных. Позволю себе перечислить обязанности, возложенные на меня в течение полутора лет: а) Член Политбюро, б) Председатель Главконцесскома, в) Член Президиума ВСНХ, г) Начальник Главэлектро, д) Председатель НТО, е) Председатель Особого Совещания по качеству продукции, ж) Председатель комиссии по Днепрострою. В этих условиях можно было либо раздробить секретариат между всеми означенными учреждениями, что означало бы крайнее распыление сил, либо создать один общий секретариат, обслуживающий мою работу по всем этим учреждениям. Должен опять таки сказать, что по обоим этим вопросам — правда, в частных беседах — я советовался в свое время и с т. Рыковым и с т. Сталиным и пришел к выводу, что наиболее целесообразно создать один секретариат, приурочив его к Главконцесскому. С точки зрения Главконцесскома здесь несомненно получилась штатная перегрузка, но с общегосударственной точки зрения получился скорее плюс, чем минус.

ПРИМЕЧАНИЕ:

Т. Рудзутак, столь обстоятельно сообщающий о моем секретариате, не указывает, что до его ознакомления с этим вопросом мною произведена была радикальная реорганизация секретариата, сведшая его к пяти работникам. Разумеется, с таким секретариатом уж совершенно невозможно руководить несколькими учреждениями на началах совместительства.

6. Указание на то, что я не входил систематически в текущую, так сказать, канцелярскую работу ни одного из подведомственных мне учреждений, совершенно правильно. Но это и физически было невозможно. Основной своей работой я считал работу в Политбюро. Каждый член Политбюро знает, сколько времени требует хотя бы беглое ознакомление с основными документами, рассылаемыми членам Политбюро. Кроме того, я вхожу в делегацию ВКП в Коминтерне и стараюсь знакомиться хотя бы с основными докладами важнейших иностранных коммунистических партий. К этому надо прибавить литературную работу (за указанный период вышли мои книги: «К социализму или к капитализму?» и «Куда идет Англия?» — второй выпуск.*)

7. Почти за все полтора года у меня, если не считать НТО, не было постоянных заместителей. По линии Главконцесскома заместителем являлся т. Иоффе, который в течение этого времени дважды тяжело болел. По линии Главэлектро заместителем был т. Гольцман, который не пользовался никаким доверием со стороны ВСНХ и особенно т. Дзержинского. В распоряжении Секретариата ЦК имеется переписка по поводу основного кадра работников Главконцесскома. Уже при моем назначении я решительно и настойчиво возражал против столь сложного совместительства, как явно нецелесообразного. Для руководства небольшим учреждением требуется не меньше дела, чем для руководства самым большим. Управление одной кооперативной лавкой требует не меньше времени, чем управление кооперацией в целом. Вот почему одно и то же лицо не может управлять несколькими кооперативными лавками в одно и то же время. Естественно, если при тех условиях, в какие я был поставлен, я не мог заниматься вопросами штатов, канцелярского прохождения дел и пр., а сосредоточивал свое внимание только на существе разбиравшихся вопросов.

8. Об НТО. Совершенно правильно, что за последний период я почти не имел возможности входить в дело НТО. НТО является административным центром, объединяющим двадцать шесть научно-технических институтов, из которых каждый представляет собою очень сложный самостоятельный организм. Действительно руководить НТО можно лишь в том случае, если войти в непосредственное соприкосновение с каждым институтом в отдельности, чтобы обеспечить ему надлежащее место в системе нашего хозяйства. В первый период я сделал такую попытку. Но за полным недостатком времени не мог ее довести до конца. Я не поднимал снова вопроса об освобождении меня от обязанностей председателя НТО, ввиду намечавшейся реконструкции ВСНХ, при каковой реконструкции должен был разрешиться и этот вопрос.

9. О Днепрострое. Вопросу о Днепрострое было посвящено много времени и сил, как в интересах всесторонней законченной проверки самого проекта, так и в интересах привлечения иностранной техники и иностранного капитала. Несмотря на то, что комиссия по Днепрострою доклада своего не сдала и никуда ни с какими предложениями еще не входила, стали раздаваться в печати и в руководящих учреждениях авторитетные голоса в том смысле, что Днепрострой нам пока ни к чему, что зря расходуются деньги на проработку вопроса и пр. и пр. Это сразу создало в корне фальшивое положение для моей работы в комиссии, где я выполнял лишь данное мне высшими государственными органами поручение. Но независимо от этого, я считаю, что с получением экспертизы со стороны американской техники основная задача комиссии по Днепрострою завершена и дальше вопрос должен разрешаться в порядке ВСНХ, Госплана, СТО, Политбюро и пр., а также Главконцесскома, поскольку встает возможность привлечения к этому делу американских капиталов.

ВЫВОДЫ:

1. В своем изложении я совершенно не касался вопроса о подборе сотрудников, который во всех перечисленных выше учреждениях фактически проходил почти полностью помимо меня. Между тем, руководство учреждением есть прежде всего подбор сотрудников.

2. Совместительство в работе создает не экономию, а расточение сил: можно руководить одним небольшим или одним большим делом, но нельзя с успехом руководить несколькими, не связанными между собой делами.

Об этом т. Рудзутак мог бы правильнее судить, если бы подсчитал, сколько часов в неделю он уделял НКПС.

3. Неправильным является перенесение в общую печать и даже на собрания вопроса о штатах Главконцесскома и выгодности концессионной политики без попытки проверить данные и заслушать мое сообщение в Политбюро или другом соответственном учреждении.

__________________

*) Вся эта работа, разумеется, также в той или другой степени ложится на секретариат.

 

Л. ТРОЦКИЙ.

12 октября 1926 г.

Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1926.10.12
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 159-166

Sat, 07 Jul 2018 14:32:35 +0000
Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) № 60/1 о детальном обсуждении решения Политбюро от 7 октября 1926 г. с приложением письма т. т. Бухарина, Рыкова и Томского. 11 октября 1926 г.

Пост. ПБ пр. № 60 п. 1 от 11.Х.26 г.

и приложение к нему —

письмо т. т. Бухарина, Рыкова и Томского.

ПРОТОКОЛ № 60

ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (б) ОТ 11-ГО ОКТЯБРЯ 1926 ГОДА.

 

ПРИСУТСТВОВАЛИ:

Члены ПБ ВКП:  т. т. Ворошилов, Калинин, Молотов, Рудзутак, Рыков,

Сталин, Томский, Троцкий.

Канд. в члены ПБ:т. т. Каменев, Микоян, Петровский, Угланов.

Члены Ц.К.В.К.П:т. т. Артюхина, Бауман, Догадов, Зиновьев, Квиринг,

Кржижановский, Косиор Ст., Куликов, Лобов, Михайлов,

Пятаков, Рухимович, Смилга, Смирнов А.П., Сокольников,

Толоконцев, Уханов, Цюрупа, Шверник, Шмидт.

Канд. в члены ЦК:т. т. Калыгина, Киселев, Ломов, Любимов, Матвеев,

Мельничанский, Чаплин.

Члены През. ЦКК: т. т. Сольц, Шкирятов, Ярославский.

 

Слушали:

1. Детальное обсуждение решения Политбюро от 7.Х. с. г. (протокол № 58, п. 1).

Постановили:

1. Принять предложение т. т. Бухарина, Рыкова и Томского от 11.Х.26 г. (см. приложение № 1) со следующими поправками:

1) Пункт 2-й редактировать следующим образом: «Открыто признать, что фракционная работа оппозиции за весь период с XIV съезда до последних ее выступлений в Ленинграде и в Москве в октябре этого года была недопустимой и безусловно ошибочной с точки зрения интересов партии и создавала угрозу срыва творческой работы партии и советской власти в трудных условиях строительства».

2) В пункте 7-м исключить конец со слов: «сигнал к чему дан был...».

(Пункты 1-ый, 4-ый и 8-ой приняты единогласно; п. п. 2-ой, 3-ий, 6-ой и 7-ой всеми голосами против т. Троцкого и п. 5-ый тоже всеми голосами при отказе т. Троцкого участвовать в голосовании. Резолюция в целом принята всеми голосами против т. Троцкого).

 

--------------

Приложение № 1

к п. 1 пр. ПБ № 60

Принято Политбюро ЦК

ВКП (б) 11.Х.26 г.

В ПОЛИТБЮРО Ц.К.

После получения документа от 5-го октября, в котором шесть членов Центрального Комитета, принадлежащих к оппозиции, вынуждены были после своего поражения внести заявление о необходимости прекращения «внутрипартийной распри», мы выработали конкретны предложения, которые, по нашему мнению, должны были бы быть проведены в жизнь для обеспечения нормальной жизни партии. Эти наши предложения были приняты Политбюро в основе 7 октября, и т. Зиновьев от имени всей оппозиции заявил, что, по мнению оппозиции, они могут быть приняты, как почва для прекращения их фракционной работы.

После этого произошли два новых факта: 1) выступление т. т. Зиновьева, Евдокимова и группы их единомышленников в Ленинграде с попыткой навязать партии дискуссию и продолжать борьбу против партии и ее Центрального Комитета, и 2) новый документ, подписанный шестью членами ЦК и оглашенный Каменевым на заседании Политбюро от 6-го октября.

Как выступление т. т. Зиновьева и Евдокимова в Ленинграде, так и новый документ означают продолжение фракционной борьбы оппозиции. Это выступление т. Зиновьева имеет тем более возмутительный характер, что оно произошло 1) после решения Политбюро относительно выступления в Москве на ячейке «Авиаприбора», и 2) после того, как от имени всей оппозиции, за подписью в том числе и Зиновьева, было внесено предложение в Политбюро о прекращении фракционной борьбы и было заявлено согласие прекратить эту фракционную борьбу на основе принятия тех предложений, которые были нами внесены и приняты Политбюро в основу 7 октября. Что касается нового документа оппозиции от 8 октября, то он явным образом преследует задачу дискредитирования партии, а не обеспечения единства в партии.

Эти обстоятельства вынуждают нас войти в Политбюро с новым заявлением и уточнить изложенные ранее условия обеспечения единства в партии.

Совершенно неправильно заявление документа оппозиции от 8-го октября о том, что «отказ Политбюро немедленно приступить к совместному обсуждению нашего предложения несомненно должен был привести к ухудшению положения». Никакого отказа со стороны Политбюро не было. Заявление было внесено оппозицией во вторник поздно вечером, причем заявление это не содержало никаких конкретных мер по обеспечению мира в партии. Заявление это, по специальному решению Политбюро в среду, не опротестованному членами оппозиции, было рассмотрено в четверг на очередном заседании Политбюро в качестве первого вопроса порядка дня. Насколько «спешным» считала оппозиция свое заявление, видно из того, что окончательное решение вопроса, по предложению самой же оппозиции, было отложено с четверга на следующее заседание Политбюро в пятницу. Немедленное и окончательное рассмотрение заявления было отклонено, таким образом, по предложению самой же оппозиции.

Совершенно неправильно заявление документа оппозиции от 8-го октября о том, что Центральный Комитет «запретил», будто бы, «нам, (т. е. оппозиции) выступать перед партией с изложением своих взглядов». Подписавшие оппозиционный документ, как и все другие оппозиционеры, имели и имеют полную возможность, высказывать свои взгдяды перед всей партией в наших партийных журналах. Один из самых ярых оппозиционеров, тов. Преображенский, несколько раз выступал в «Большевике» и в особой книге («Новая экономика») с изложением своих взглядов. Другой оппозиционер, В. Смирнов, также выступал с изложением взглядов оппозиции в журнале «Красная Новь». Союзник нынешней оппозиции, тов. Шляпников, всего только несколько недель тому назад имел случай выступить в «Большевике» с изложением своих взглядов. Если подписавшие оппозиционный документ от 8-го числа не использовали своего права выступать с изложением своих взглядов в партийных теоретических журналах, то винить надо в этом не партию, а авторов этого документа. Мы уже не говорим о само собой подразумевающемся праве каждого члена партии защищать свои взгляды на собраниях своей ячейки с критикой недостатков партийной работы, каковое право всегда осуществлялось и должно осуществляться впредь при полном его ограждении со стороны центральных органов партии.

Совершенно неправильно заявление документа о том, что призывом Московской организации, поддержанным Центральным Комитетом, против дискуссии «реальные разногласия оказались замененными единственным вопросом о дисциплине». Принципиальные разногласия с оппозицией и ее составными элементами партией рассмотрены и разжеваны в полной мере. Принципиальные разногласия с троцкизмом (строительство социализма, крестьянство, партия и государство, организационный вопрос и т. д.) рассмотрены партией на XIII-м съезде и позиции троцкизма дана исчерпывающая характеристика в специальной резолюции, принятой на XIII-м съезде. Принципиальные же разногласия с новой оппозицией (в основном те же вопросы) рассмотрены партией на XIV-м съезде и исчерпывающая характеристика этой оппозиции дана в резолюции XIV съезда по отчету ЦК. Что касается разногласий по конкретным практическим вопросам (зарплата, вопрос об Англо-Русском Комитете, о свободе фракций и внутрипартийной демократии и т. д.), — то эти вопросы рассмотрены и разрешены на пленуме ЦК в апреле и в июле этого года, а также активами и широкими массами членов наших партийных организаций на местах. Всесоюзная дискуссия признана нецелесообразной партией, потому что рассматривать вновь уже рассмотренные и вырешенные вопросы партия считает непозволительной растратой сил и угрозой срыву строительной работы партии и советской власти в нынешних трудных условиях внутреннего и внешнего положения. Правильность этой политики партии целиком подтвердилась тем дружным отпором десятков и сотен тысяч членов партии по Москве, Ленинграду и по всей стране, который встретила оппозиция, сорвавшая решение партии о нецелесообразности дискуссии и частично навязавшая партии дискуссию. Оппозиция не может отрицать, что на дискуссионных собраниях, имевших место в Москве и Ленинграде, она имела полную возможность изложить свои взгляды, что десятки и сотни тысяч рабочих, выносившие резолюции против оппозиции, исходили не только из формальных соображений о нарушении партийной дисциплины со стороны оппозиции, но и по существу отвергли принципиальные взгляды оппозиции по важнейшим вопросам разногласий.

Мы отметаем заявление документа оппозиции о том, что «партия, поставленная перед необходимостью выбирать между внутрипартийной демократией и дисциплиной, отказалась на данной стадии входить в обсуждение спорных вопросов по существу». Мы считаем, что это противопоставление внутрипартийной демократии партийной дисциплине не имеет ничего общего с организационными принципами ленинизма. Мы заявляем, что это противопоставление выдает оппозицию с головой, ибо оно говорит о том, что внутрипартийная демократия нужна оппозиции не для укрепления партии и ее дисциплины, а для разрушения партии и партийной дисциплины. Оппозиция не может отрицать, что попытки оппозиции, представляющей ничтожное меньшинство, навязать подавляющему большинству партии дискуссию не имеют ничего общего с внутрипартийной демократией, что дружный отпор этим попыткам со стороны десятков и сотен тысяч членов партии от станка является величайшим актом наглядного проявления действительной внутрипартийной демократии.

Мы отметаем, далее, заявление документа оппозиции о том, что «руководящие центры партии намерены в еще большей мере, чем ранее, сосредоточить огонь налево». Мы заявляем, что именно нынешняя объединенная оппозиция представляет реальное выражение правой оппортунистической опасности в нашей партии. Требование ЦК о том, чтобы объединенная оппозиция отгородилась открыто от правой, меньшевистской платформы Медведева-Шляпникова, от ренегата Оссовского, от контрреволюционной агитации Корша, Маслова, Рут Фишер, — это требование, по существу отвергнуто, в новом документе оппозиционеров, — с несомненностью говорит о том, что партия направляла огонь и продолжает направлять направо, а оппозиция не желает порвать с правыми, меньшевистскими элементами как в нашей партии, так и в других секциях Коминтерна.

Совершенно не соответствует действительности заявление оппозиции о том, что они, т. е. оппозиционеры, «поставленные перед перспективой раскола, считают своим долгом превыше всего поставить единство партии и сохранению этого единства подчинить свои действия», что, будто бы, из-за этого они идут ныне на «мир» в партии. Если бы оппозиция действительно дорожила единством партии, она не вела бы подпольной, антипартийной, фракционной борьбы за весь десятимесячный период от XIV съезда до последнего выступления т. Зиновьева в Ленинграде. Если бы оппозиция действительно дорожила единством партии, она бы не допустила того двурушничества, которое проявила всего лишь несколько дней назад, подавая одной рукой заявление о мире, а другой направляя т. Зиновьева для нарушения единства и взрыва Ленинградской организации. Если бы объединенная оппозиция действительно дорожила единством партии, она бы не дала документа от 8 октября в ответ на решение Политбюро о мире в партии, документа, представляющего новое нападение на партию и новую попытку дискредитировать центральные учреждения нашей партии. Очевидно, что объединенная оппозиция заговорила о «мире» не ради единства партии, а ради спасения своей «армии», ради того, чтобы вывести из-под огня партийных масс остатки своей «армии», куда она загнала своих сторонников последними выступлениями Москве и Ленинграде. Оппозиция заговорила о «мире» потому, что она, припертая к стене партийными массами, вынуждена капитулировать. Оппозиция заговорила о «мире» потому, что она, пытаясь сделать из нужды добродетель, вынуждена свою капитуляцию прикрыть разговорами о единстве.

Этими обстоятельствами и объясняется тот факт, что объединенная оппозиция, признав на словах в основе приемлемыми условия Центрального Комитета об обеспечении мира в партии, на деле пришла к тому, что она в своем документе от 8 октября, по сути дела, отвергла все эти условия. Ввиду вышесказанного, мы считаем необходимым уточнить изложенные в предыдущем документе условия обеспечения единства следующим образом.

Объединенная оппозиция должна обязаться:

1) Открыто заявить о безусловном подчинении всем решениям партии, XIV съезда, ее ЦК и ЦКК и о безоговорочном проведении этих решений в жизнь.

2) Открыто признать, что фракционная работа оппозиции за весь период с XIV съезда до последних выступлений в Ленинграде и в Москве в октябре этого года была недопустимой и безусловно ошибочной с точки зрения интересов партии и создавала угрозу срыва творческой работы партии и советской власти в трудных условиях строительства.

3) Открыто признать, что своими выступлениями в Москве и в Ленинграде в октябре этого года оппозиция грубо нарушила постановление XIV съезда и ЦК партии о недопустимости открытой всесоюзной дискуссии без специального постановления высших органов партии.

4) Немедленно прекратить всякую фракционную работу, рассылку фракционных работников по районам, рассылку нелегальной фракционной литературы по организациям ВКП и по секциям Коминтерна и безусловно распустить все фракционные организации объединенной оппозиции.

5) Открыто отгородиться ясным и недвусмысленным образом от ренегатской позиции Оссовского и меньшевистской платформы Медведева-Шляпникова, ликвидирующих Коминтерн и Профинтерн и проповедующих объединение с социал-демократией.

6) Открыто отгородиться от травли СССР, ВКП и Коминтерна, которую ведут Корш, Маслов, Рут Фишер, Урбанс, Вебер, открыто солидаризирующиеся с т. Зиновьевым, Каменевым и Троцким.

7) Открыто отгородиться от всяких аналогий со Стокгольмским съездом и прекратить все и всякие угрозы партийным расколом.

8) Признать абсолютно недопустимой какую бы то ни было, прямую или косвенную, поддержку борьбы фракционных групп в отдельных секциях Коминтерна против линии Коминтерна (Суваринцы во Франции, группа Урбанса-Вебера в Германии, группа Бордиги в Италии).

Что касается заявления документа оппозиции о пересмотре дел исключенных, то мы считаем, что партия может их пересматривать лишь в том случае, если исключенные признают свои ошибки.

 

БУХАРИН.

РЫКОВ.

ТОМСКИЙ.

11.Х.26 г.

 

 

Государство: 
Датировка: 
1926.10.11
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 151-158

Sat, 07 Jul 2018 14:16:22 +0000
Копия письма Я.Э. Рудзутака в Политбюро ЦК ВКП(б) о положении в Главном Концессионном Комитете. 8 октября 1926 г.

Письмо т. Рудзутака от 8.Х.26 г.

о делах ГКК.

В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (б).

В связи поручением, данным мне по поводу положения дел в Главконцесскоме, довожу до сведения Политбюро, что ответственность за создавшееся положение падает всецело на тов. Троцкого, разрешившего, в порядке приказа, отпуск тов. Скобелеву без того, чтобы самому вступить в исполнение обязанностей Председателя Главконцесскома, или оформить другого заместителя себе по Главконцесскому. Назначение в качестве такового т. Сапронова нельзя признать законным, ибо оно произведено в исключительно внутреннем порядке и с соответствующими партийными инстанциями не согласовано.

Вместе с тем должен обратить внимание Политбюро на создавшиеся за последний год, с момента вступления в обязанности Председателя Главконцесскома т. Троцкого, ненормальности в самой работе Главконцесскома.

За этот год штаты Главконцесскома выросли более, чем в два раза — с 59 штатных единиц до 135, оплата же их выросла с 90.835 руб. до 184.735 рублей, при почти утроенных административно-хозяйственных расходах (63.738 руб. и 172.123 руб.). Таким образом, общий расход по Главконцесскому повысился с 154.573 руб. в 1924–25 году до 355.875 руб. в 1925–26 году. По справке Управделами СНК в новом 1926–27 году, вместо предрешенного Правительством сокращения административных расходов на 15 %, имеем смету Главконцесскома, предусматривающую дальнейший рост как штатов, так и административно-хозяйственных расходов еще на 18 %. Справка, полученная мною на Управделами Главконцесскома об его штатах в 1925–26 году, расходясь на немного со справкой Управделами СНК, показывает в то же время, что главный расход по содержанию служащих падает на Управление Делами, включающее в себя 68 человек и Секретариат Председателя Главконцесскома, включающий в себя 19 человек, в то время как такие важнейшие органы, как Отдел Наблюдения, Отдел Проведения Концессий, Юридический отдел имеют всего по 5 человек. Экономический отдел — 14 человек и в общем оперативная часть Главконцесскома включает в себя 29 человек, не считая самих членов Главконцесскома. Характерно при этом, что столь повышенный рост административно-хозяйственных и штатных расходов по содержанию Главконцесскома отнюдь не находит своего подтверждения в более заметных результатах по сдаче самих концессий. Справка, полученная за время с июля месяца 1924–25 года по конец истекшего хозяйственного года (за период работы тов. Троцкого) о концессиях заключает в себе ряд мелких незначительных концессий, среди которых чуть выделяется смешанное общество «Совпольторг», Сахалинские нефтяные и угольные концессии с Японией, и договор на производство кинопленок и других целлулоидных изделий, два-три договора на техническую помощь ГЭТу, ГОМЗо и др. и чисто формально — заключенный, если считать по сроку, договор на концессию Лена-Гольдфильдс, всецело под подготовленный и проведенный еще до вступления т. Троцкого. В то же время в работе Главконцесскома наблюдается, судя по целому ряду заключенных за последний год концессий, уклон в строну привлечения мелких второсортных концессионеров по производству пуговиц, гребней, вязаных изделий (трикотаж), канцелярских принадлежностей, эмалированной посуды, инструментов для взвешивания и т. п., что обычно связывается с разрешением концессионеру ввоза на тех или иных условиях известного количества соответствующих готовых изделий для выручки на внутреннем рынке, в порядке торговой прибыли, необходимой концессионеру суммы для постановки в дальнейшем тех мелких предприятий, какие предусмотрены их концессионными договорами.

Я не имею под руками данных, какие суммы вложили в вышеперечисленные концессионные предприятия, но очень близко к истине будет предположение, что эта сумма не больше той, которая тратится на содержание аппарата Главконцесскома.

В виду того, что приведенная справка является ярким образчиком, как чрезвычайная нелюбовь т. Троцкого к аппарату вообще осуществляется на деле, считал бы целесообразным разослать настоящее письмо всем членам Политбюро.

 

С товарищеским приветом

Я. РУДЗУТАК.

8.Х.26 г.

 

Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1926.10.08
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 148-150

Sat, 07 Jul 2018 13:27:18 +0000
Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) п.59/1 об обсуждении решения Политбюро от 7 октября 1926 г. в связи с выступлениями Л.Д. Троцкого, Г.Е. Зиновьева и др. на ячейках Московской организации. 8 октября 1926 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО.

Выписка из протокола № 59 заседания Политбюро ЦК от 8.Х.1926 г.

СЛУШАЛИ:

1. Детальное обсуждение решения Политбюро от 7.Х. с. г. (прот. № 58, п. 1).

ПОСТАНОВИЛИ:

1. а) Отложить обсуждение принятых Политбюро в основе предложений т. т. Бухарина, Рыкова и Томского до заседания Политбюро в понедельник, 11.Х. с. г. в 6 час. вечера.

б) Принять предложенный т. Рыковым проект резолюции Политбюро по поводу выступлений т. т. Зиновьева, Евдокимова и Николаевой на рабочих ячейках в Ленинграде 7.Х. с. г. (см. приложение № 2), поручив окончательную редакцию резолюции Секретариату ЦК.

в) Опубликовать завтра же в печати, как постановление Политбюро от 4.Х. с. г. по поводу выступлений т. Троцкого и др. членов ЦК на ячейке «Авиаприбора» и др. ячейках в Москве, так и резолюцию по вопросу о выступлении т. Зиновьева и др. в Ленинграде.

 

СЕКРЕТАРЬ ЦК:

--------------------

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1

к п. 1 – б пр. ПБ № 59

от 8.Х.26 г.

Окончательная редакция.

4-го октября Политбюро вынесло постановление, осуждающее, в связи с выступлениями некоторых членов Центрального Комитета (т. т. Троцкого, Зиновьева и Пятакова) на ячейках Московской организации, раскольнические действия этих членов ЦК.

Политбюро с негодованием констатирует, что уже после принятия этого решения член ЦК ВКП (б) тов. Зиновьев 7-го октября выступил с раскольническими и дискредитирующими партию и ЦК ВКП (б) речами на ячейке Путиловского завода в Ленинграде.

Политбюро видит в этом выступлении особо злостное нарушение решений партии и постановляет поставить вопрос об этом неслыханном нарушении элементарных основ партийной жизни на ближайший Пленум ЦК и ЦКК, в целях наложения соответствующих партийных взысканий.

Политбюро ЦК с удовлетворением констатирует исключительно дружный отпор дезорганизаторской работе тов. Зиновьева со стороны Ленинградских рабочих-большевиков.

 

Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1926.10.08
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 146-147

Sat, 07 Jul 2018 13:15:16 +0000
Копия заявления Л.Д. Троцкого, Л.Б. Каменева, Г.Е. Зиновьева и др. в Политбюро ЦК ВКП(б) о разногласиях в партии. 8 октября 1926 г.

Заявление т. т. Каменева, Зиновьева,

Троцкого, Сокольникова, Пятакова и Евдокимова.

(Оглашенное на зас. ПБ 8.Х.26 г.).

ВСЕМ ЧЛЕНА ПОЛИТБЮРО.

Разногласия, существующие в партии и в ЦК, целиком и полностью определяются вопросом о том, как и каким путем обеспечить и укрепить диктатуру пролетариата и социалистическое строительство. Мы считали и считаем, что эти разногласия, как они ни серьезны, вполне уместны в единой партии и что мы обязаны принять все меры к тому, чтобы эти разногласия не привели к расколу. Исходя из этого, когда явно выяснилось, что внутрипартийная борьба грозит принять крайне обостренные формы, мы 5-го октября внесли в Политбюро предложение обсудить совместно условия ликвидации периода внутрипартийной борьбы и создания условий дружной работы. Отказ Политбюро немедленно приступить к совместному обсуждению нашего предложения, несомненно, должен был привести к ухудшению положения. Оттяжка совместного обсуждения обозначала продолжение травли оппозиции в прессе и на собраниях и неизбежные при этих условиях с нашей стороны попытки изложить перед партией наши подлинные взгляды. Несмотря на это ухудшение обстановки для совместной выработки условий мира в партии, мы продолжаем настаивать, что все меры, направленные к этой цели, должны быть приняты.

После XIV съезда мы подчинились постановлению ЦК, запретившему нам выступать перед партией с изложением своих взглядов. Затем мы делали попытки на апрельском Пленуме поставить по существу вопрос о темпе индустриализации и о зарплате, на июльском Пленуме — о перспективах международной революции и внутрипартийном режиме. Наше понимание опасностей и задач партии в настоящую эпоху было отклонено большинством ЦК. Более того, вынесенные решения, проводимые и намеченные мероприятия являлись для нас свидетельством того, что руководящие центры партии намерены в еще большей мере, чем ранее, сосредоточить огонь налево. С нашей точки зрения это означало усугубление классовых опасностей. Факт созыва партийной конференции под знаком борьбы с оппозицией, в условиях непрерывной односторонней дискуссии против наших взглядов, к тому же излагаемых перед партией в явно искаженном виде, неизбежно должен был вызвать с нашей стороны попытку непосредственно довести до сведения партийной массы наши взгляды и предложения.

Мы считали и считаем, что самое добросовестное подчинение решениям XIV съезда предполагает одновременно нормальную подготовку XV-го Съезда. Эта подготовка немыслима без обсуждения партией фактов, явлений и цифр истекшего года и проверки борющихся взглядов на основе проделанного опыта. Именно этот смысл имели наши выступления на некоторых ячейках Москвы и Ленинграда.

Руководящие партийные организации, начиная с Московской, призвали партийные ячейки воспротивиться дискуссии всеми средствами. Этим самым реальные разногласия оказались замененными одним единственным вопросом о дисциплине. Ни для кого из нас не может быть сомнения в том, что рабочие ячейки хотели выслушать не только официальную, но и оппозиционную точки зрения и стремились обеспечить строго партийный характер обсуждения. Запрещение дискуссии, подкрепленное организационными мерами, совершенно небывалыми в истории нашей партии, поставили фактически каждую рабочую ячейку перед выбором: либо отказ от широкой дискуссии, либо риск организационных потрясений, разрушения дисциплины и даже раскола. Поставленная перед таким выбором партийная масса явно становится на путь отказа от дискуссии. Мы считаемся с тем фактом, что партия, поставленная перед необходимостью выбирать между внутрипартийной демократией и дисциплиной, отказалась на данной стадии входить в обсуждение спорных вопросов по существу. С нашей точки зрения это угрожает в дальнейшем нарастанием классовых опасностей. Но непосредственной опасностью было бы потрясение единства партии.

Как бы глубоко ни были мы убеждены в правильности нашей линии и в нашем праве отстаивать ее перед лицом партии, мы считаем своим долгом, поставленные перед перспективой раскола, превыше всего поставить единство партии и сохранению этого единства подчинить свои действия.

Не вступая поэтому в обсуждение по существу заключающегося в письме т. т. Рыкова, Бухарина и Томского неправильного изложения наших взглядов и хода событий в партии, мы заявляем по поводу имеющихся в конце этого письма предложений:

1) Необходимость подчинения всем решениям партии, ее съездов, ее ЦК и ее ЦКК не может ни в ком из большевиков вызвать ни малейшего сомнения. Мы признаем это подчинение для себя совершенно обязательным.

2) Мы признаем целиком и полностью решения Х съезда о фракциях; для нас совершенно ясна ненормальность и вред существования фракций в партии. Мы не можем, однако, ни на минуту забыть, что Х съезд видел причину, вызывающую к жизни фракционные организации и фракционную работу, в извращениях партийного режима и что тот же Х-й и последующие съезды указали, что единственно действительным средством против фракционного расщепления партии является проведение внутрипартийной демократии. Мы готовы оказать ЦК полное содействие в уничтожении всякой фракционности, откуда бы она ни шла, и доказать на деле свою готовность защищать свои взгляды лишь в тех формах, которые предусмотрены Х съездом и последующими решениями партии.

3) Всякую перспективу или угрозу раскола по аналогии со Стокгольмским съездом, мы категорически отвергаем. И мы, и Н.К. Крупская стояли и стоим за единство партии против раскола. Мы полагаем лишь, что нет решительно ничего антипартийного в констатировании того факта, что в нашей партии бывали и несомненно будут случаи, когда взгляды товарищей, остающихся в тот или иной момент в меньшинстве, впоследствии усваиваются партией и становятся взглядами ее большинства.

4) Никогда наши взгляды не имели ничего общего ни с теорией «двух партий», как она изложена у Оссовского, ни с ликвидаторской проповедью по отношению Коминтерна и Профинтерна, ни с какими бы то ни было попытками соглашения с с.-д., вхождения в Амстердам, расширения концессионной политики и т. п. Члены ЦК знают, что подобные взгляды нам глубоко чужды и находятся в самом резком противоречии со всей нашей политической линией в вопросах внутренней и международной политики.

Слишком хорошо известно из всего хода внутрипартийной борьбы, что мы всегда стояли и сейчас стоим на точке зрения диктатуры единой коммунистической партии и недопустимости в эпоху диктатуры пролетариата каких бы то ни было партий рядом с проводящей эту диктатуру коммунистической партией, за непримиримо классовую линию Коминтерна и Профинтерна, против каких бы то ни было попыток не только ликвидировать, но хотя бы ослабить эту линию, против вхождения в Амстердам, против расширения концессионной политики за указанные Лениным пределы. Незачем пояснять, что мы самым решительным образом будем бороться с противоположными взглядами. Хотя мы и голосовали против исключения Оссовского из партии за статью, помещенную в «Большевике», мы считали и считаем его взгляды на партию и ее роль глубоко ошибочными. Если мы сомневались в точности изложения взглядов т. т. Медведева и Шляпникова в известной статье в «Правде», то мы можем ныне констатировать, что в своей статье в «Большевике» т. Шляпников во всяком случае отказывается признать своими глубоко вредные и анти-ленинские взгляды на Коминтерн, вхождение в Амстердам, концессии и т. п.

5) Недопустимо, чтобы критика тех или других действий или положений Коминтерна переходила границы, за пределами которых эта критика ослабляет положение СССР или Коминтерна, или может быть использована для ослабления этих основных крепостей международного пролетарского движения. Всякий, переходящий эти пределы, должен быть решительно призван к порядку. Мы не имели и не имеем решительно ничего общего с агитацией Корша. Мы констатируем, что Рут Фишер и Маслов уже после своего исключения из партии в заявлении от 24.VIII решительно отмежевались от взглядов Корша. Мы решительно отрицаем право тех, кто ведет травлю против СССР и Коминтерна, претендовать на какую бы то ни было солидарность с нами.

Эти наши заявления не устраняют того факта, что у нас остается ряд разногласий с большинством ЦК. Несмотря на наличие этих разногласий, стремясь всеми мерами предотвратить угрозу раскола, мы считаем своим партийным долгом подчиниться и призвать всех товарищей, разделяющих наши взгляды, подчиниться всем решениям партии и прекратить всякую борьбу за свои взгляды в таких формах, которые выходят за пределы нормальной жизни партии. Мы полагаем, что те наши взгляды, в правильности которых мы не смогли до сих пор убедить партию, должны отстаиваться нами нормальным в партии путем в убеждении, что то, что в этих взглядах правильно, будет усвоено партией в ходе ее борьбы за свои цели.

Мы выражаем также уверенность, что ЦК даст соответствующие указания, которые введут и борьбу против оппозиции в нормальное русло и создадут в партии режим, который обеспечит необходимую для партии свободу обмена мнений и выработки при участии всех членов партии обязательных для всех решений.

Со своей стороны мы полагаем, что этой цели содействовали бы следующие меры:

1. Пропаганда постановлений XIV съезда и последующих решений партии должна вестись в положительной форме, без обвинений инакомыслящих в меньшевизме, неверии в социализм и т. п.

2. Отстаивание своих взглядов в ячейках не должно вызывать никаких репрессий, перемещений и т. п.

3. ЦК пересматривает дела исключенных за оппозицию в целях восстановления их в членстве в партии.

4. ЦК издает циркуляр о примирительных шагах и о прекращении травли, изменения тона полемики и о необходимости во всех организациях наладить дружную работу с товарищами, выступавшими в защиту взглядов оппозиции.

5. Перед съездом «оппозиция» должна получить возможность изложить перед партией свои взгляды в обычных для партийного обсуждения формах, которые своевременно будут установлены ЦК.

6. Сущность нашего заявления за нашими подписями печатается в ЦО.

 

КАМЕНЕВ.

ЗИНОВЬЕВ.

ТРОЦКИЙ.

СОКОЛЬНИКОВ.

ПЯТАКОВ.

ЕВДОКИМОВ.

 

Верно: Л.КАМЕНЕВ.

Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1926.10.08
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 140-145

Sat, 07 Jul 2018 07:38:40 +0000
Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) п. 58/1 о письме Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева, Г.Л. Пятакова и др. от 5 октября 1926 г. 7 октября 1926 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

Выписка из протокола № 58 заседания Политбюро ЦК от 7.Х.1926 г.

СЛУШАЛИ:

1. Письмо т. т. Зиновьева и др. от 5.Х. с. г.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. а) Документ от 6 октября по поводу заявления т. т. Каменева, Зиновьева, Троцкого и других, подписанный т. т. Бухариным, Рыковым и Томским, принять в основном (см. приложение №1).

б) Детальное обсуждение пунктов изложенных в документе, отложить на завтра (8 октября).

в) Прения по этому вопросу стенографировать.

 

СЕКРЕТАРЬ ЦК

 

--------------

Письмо т. т. Бухарина, Рыкова и Томского от 6.Х. с. г.

(Принято в основном на ПБ 7.Х.26 г.).

 

ПРИЛОЖЕНИЕ №1

к п. 1 прот. №58.

 

В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (б).

(ПРИНЯТО В ОСНОВНОМ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (б) 7.Х.1926 г.).

В связи с рядом документов, полученных членами ПБ (письмо т. т. Зиновьева, Пятакова и Троцкого от 3.Х.26; письмо в ПБ за подписями т. т. Зиновьева, Каменева, Троцкого, Евдокимова, Пятакова и Сокольникова без даты и, наконец, письмо от 5 окт. за подписями т. т. Зиновьева, Каменева, Пятакова, Троцкого и Сокольникова), нижеподписавшиеся члены Политбюро вносят ряд предложений вместе со следующей мотивировкой:

ЦК во всей своей работе исходил из необходимости соблюдения строжайшим образом единства партии, выполняя поручение, данное ему XIV партийным съездом. XIV партийный съезд, принимая во внимание попытки лидеров т. н. «новой оппозиции» расшатать партийное единство, запретил дискуссию. На последнем пленуме Ц.К. лидер объединенной оппозиции, тов. Троцкий, заявил, что он будет «держать руки по швам» перед постановлением партии. Несмотря на это, непосредственно после пленума ЦК, деятельность оппозиции приняла характер грубо нелояльный по отношению к партии, и формы, абсолютно недопустимые с точки зрения элементарных норм партийной жизни (устройство нелегальных собраний, распространение нелегальными путями своей литературы, находящейся в вопиющем противоречии с решениями съезда партии и ее ЦК, собирание особых членских взносов, отказ от показаний перед высшим контрольным органом партии и т. д.). Некоторое время тому назад оппозиция сделала попытку насильственно сорвать решения партии, без постановления ЦК и вопреки решению съезда открыв дискуссию. Тов. Радек заявил на собрании в Комм. Академии, в присутствии беспартийных, что речь идет не об академическом обсуждении вопроса, а о коренных вопросах нашей партийной жизни. На реплику с места: «здесь беспартийная» (аудитория) тов. Радек ответил: «И беспартийная, но которая цифры прочтет». В таком же духе резкой критики партийной линии выступали т. т. Преображенский, Пятаков, Смилга и др. «Попробовав» на собрании Комм. Академии, лидеры оппозиции пошли на рабочие ячейки. На Рязано-Уральской дороге тов. Троцкий, зная, что собранием руководят исключенные из партии: один — занимавшийся фальшивыми доносами, другой — бывший меньшевик (Гаевский) «лояльно» был в контакте именно с ними (с исключенными). Такова «деятельность» члена ПБ тов. Троцкого! Так он держит «по швам» руки перед партией! Имея здесь, в блоке с исключенными, печальный «успех», лидеры оппозиции начали развивать свой натиск на решения партии, но натолкнулись на железную стену большевистских рабочих. Ячейка станции Подмосковной и ячейка депо имени Ильича отказались выслушивать тов. Сапронова. Тогда на завод «Авиаприбор» явились все лидеры оппозиции (Троцкий, Зиновьев, Пятаков, Радек, Смилга, Сапронов) с большой свитой. Явились они без всякого приглашения со стороны ячейки (противоположное утверждение, содержащееся в письме товарищей из оппозиции, является ложным). Рабочие, дав говорить им, побили их идейно, и они должны были уйти восвояси. Вся фаланга будирующих оппозиционных сановников, забросивших свою деловую работу, потерпела жалкий крах. Ссылки на то, что там было давление многочисленных «аппаратчиков», просто комичны: в каждом рабочем, голосующем против оппозиции, ее лидеры видят «администратора» (жаргон вполне достойный «Соц. Вестника»). После краха попытки на «Авиаприборе» оппозиция потерпела ряд жестоких поражений: ее ораторов переставали слушать, в ряде мест голосованием не допускали до присутствия на собрании; такие лидеры оппозиции, как Радек, должны были убедиться, что железную стену большевизма не прошибешь. Рабочие районы тесно сплачиваются вокруг партийного руководства и дают такой единодушный отпор дезорганизаторам, который является действительной гарантией партийного единства. Крики о гибели революции, каковая (гибель) должна наступить чуть ли не в течение одной ночи, есть с одной стороны бессильная авантюристская угроза, с другой — истерическая паника, выражающая страх перед неизбежной гибелью раскольнической фракции, которую самовлюбленные оппозиционные лидеры смешивают с революцией. Если дальше оппозиция будет развиваться в том же направлении, то она сделается просто смешной в глазах всех рабочих, которых нельзя поймать на удочку щедро раздариваемых тов. Зиновьевым миллиардов...

В документах, присланных в Политбюро оппозиционными товарищами, делается попытка «обоснования» этих выступлений, попытка, знаменующая собой полный разрыв с традициями партии и ленинскими взглядами на партию и полное восстановление в правах всех принципиальных ошибок старого троцкизма.

Полемизируя против резолюции бюро Моск. К-та, письмо от 3.Х. говорит:

«Хочет ли партия дискуссии и какой именно, об этом может сказать только сама партия».

«Резолюция (Моск. Комитета) несколько раз говорит о нарушении воли партии. Но волю партии можно узнать, только спросивши саму партию, начиная с ее основы: рабочей ячейки».

Для авторов письма дело обстоит так, что они не видят ни партийного съезда, ни ЦК. Эти учреждения никакой «воли партии» не отражают и не выражают. Это всего лишь «аппарат», который подлежит травле. Каждый партийный вельможа может в любую минуту наплевать на этот «аппарат» и идти опрашивать когда угодно, где угодно и о чем угодно «рабочие ячейки». Где должно обретаться в это время партийное руководство, какова судьба принятых партийных решений — все это неважно, все это «бюрократическое самомнение».

Исходная точка оппозиционной премудрости есть, таким образом, отрицание партии, как организационного целого: отсюда и злостно анти-ленинское противопоставление партии аппарату, противопоставление, которое ничего общего не имеет с критикой бюрократических недостатков, а обеими ногами стоит на ликвидаторской по отношению к партии позиции. Отсюда и ненависть к «аппарату», поскольку «аппарат» не находится в руках оппозиции.

Прямо вопиющим является утверждение, содержащееся во втором письме (без даты) о том, что оппозиция действует «в полном согласии со всеми традициями и историей партии». Товарищи должны знать, что рукою Ленина написана резолюция Х съезда партии, которая строжайшим образом воспрещает фракции. Между тем, более резкая фракционность, чем фракционность теперешнего оппозиционного блока, в точности воспроизводящего меньшевистский «августовский блок», вряд ли возможна вообще (что значит, напр., одни членские взносы? разве это не попытка организации новой партии против партии большевиков?). Ленин писал, что не нужно поминать октябрьских ошибок Каменева и Зиновьева и небольшевизма Троцкого без надобности. А теперь есть вся надобность упомянуть о них, ибо товарищи явно катятся по наклонной плоскости, и их нужно вовремя остановить.

Попытка «доказать», что дискуссия потому допустима, что до съезда осталось два месяца, явно смехотворна. Когда это в традициях нашей партии бывало, чтобы любому партийному барону дозволялось разыгрывать на спине партии свои фантазии. Когда это у нас было время, чтобы группа товарищей сама решала, когда ей открывать дискуссию? Точный срок съезда определяется высшими партийными инстанциями. Начало предсъездовской дискуссии определяется Центральным Комитетом. Формы этой дискуссии определяются Центральным Комитетом. Так дело было до сих пор. Стоит вспомнить лишь сказанное Лениным перед Х съездом о том, как тов. Троцкий не захотел работать в комиссии ЦК, и что из этого получилось... Разумеется, если стоять на анти-ленинской позиции, тогда все может быть оправдано. Но у партии нет ровно никаких оснований так же разделываться с настоящим ленинизмом, как тов. Зиновьев разделался со своим «Ленинизмом» в кавычках.

Прямо возмутительным является отождествление оппозиционной нелегальщины с завещанием Ильича. Авторы письма отлично знают, о чем идет речь, и совершенно напрасно выказывают странную претензию на то, чтобы ставить произведения своего творчества на одну доску с завещанием нашего учителя.

Относительно самого ленинского завещания нужно сказать, что Ленин адресовал его съезду партии. Тов. из оппозиции берут на себя смелость нарушать прямую волю умершего. Только пустые болтуны могут поступать так бесцеремонно, как поступает оппозиция. Если политические аргументы говорили бы о необходимости широкого опубликования завещания, то это мог бы сделать только съезд, которому адресовал свое завещание Ленин, а вовсе не отдельные не в меру самоуверенные товарищи.

Спекуляция на «нелегальности» завещания тем более лицемерна, что: во-первых, форма оглашения «завещания» была принята на XIII съезде единогласно, включая и голоса нынешних лидеров оппозиции;

во-вторых, сам тов. Троцкий писал в связи с книгой Истмэна:

«Всякие разговоры о сокрытом или нарушенном «завещании» представляют собою злостный вымысел и целиком направлены против фактической воли Владимира Ильича и интересов созданной им партии» (см. Большевик, № 16, стр. 68).

А теперь тов. Троцкий и его друзья занимаются сами «этими злостными вымыслами»! Где же тут хоть атом лояльности?

Нисколько не более убедительными являются аргументы от «травли». Фактом является то, что в ЦО статьи против оппозиции стали появляться лишь после открытой атаки на партию. Даже партийные резолюции стали печататься лишь после фактов, совершенно нетерпимых в любой организованной партии. Это называется «травлей»! А когда речь идет о неслыханной травле ЦК, ЦКК, всего кадра старых большевиков («аппарата»), то это подводится под благородную рубрику выполнения партийного долга. В частности, травля тов. Ярославского, члена ЦКК, совершенно правильно отметившего в Иваново-Вознесенске враждебный партии характер выступлений В.М. Смирнова на нелегальном собрании, является одним из клеветнических средств дискредитации ЦКК. Дальше некуда идти!

Конечно, по нашему мнению, нужно принять решительные меры против отдельных нелепостей, вроде тех, которые бывают иногда в нашей провинциальной прессе. Но указанием на них нельзя замазать основной вопрос об антипартийном поведении оппозиционных лидеров, которые забросили деловую работу партии, которые занимаются фракционной работой, которые угрожают «катастрофой» в СССР и которые ведут вместе с исключенными из Коммунистического Интернационала Масловым и Рут Фишер разлагающую работу против Коммунист. Интернац., в союзе с явно контр-рев. элементами вроде Корша. Мы должны отметить и тот факт, что, делая предложение о совместной работе, лидеры оппозиции в то же время рассылают «своих людей» с антипартийными выступлениями. Это свидетельствует о крайней неискренности их заявлений.

Итак, мы можем констатировать, что в письмах и заявлениях, адресованных лидерами оппозиции в ЦК, эти лидеры исходят из непризнания всех руководящих учреждений партии; для них не существует вопроса о решениях съезда , ЦК, Центральной Контрольной Комиссии; они наперед дискредитируют партийную конференцию; под «самой партией» они разумеют отдельные ячейки, оторванные от всякого руководства, они берут под обстрел весь «аппарат», т. е. организационный костяк партии. Тем самым они порывают со всеми организационными основами ленинизма.

ПБ должно решительно отклонить «переговоры» и «соглашения» на такой базе. ЦК партии и оппозиционная группа лидеров не суть равноправные «стороны». ЦК представляет между съездами всю партию в целом, и только раскольники и дезорганизаторы партии могут смотреть на дело иначе.

ЦК стоит за всякую попытку наладить дружную работу. Но эта работа возможна лишь на платформе партии, ее решений, а не на платформе, которую нельзя назвать иначе, как ликвидаторской по отношению к самой идее партии.

Поэтому ПБ должно выразить величайшую готовность обсуждать вопрос о дружной работе при условиях, если товарищи из оппозиционных лидеров обязуются принять следующие элементарнейшие обязательства:

1) открыто заявить о честном и искреннем подчинении всем решениям партии, ее съезда, ее ЦК и ее ЦКК;

2) немедленно прекратить фракционную работу, распустив все фракционные организации, как этого требует Х съезд партии;

3) открыто отгородиться ясным и недвусмысленным образом от ренегатской позиции Оссовского и от меньшевистской платформы Медведева и Шляпникова, ликвидирующих Коминтерн и Профинтерн и проповедующих объединение с социал-демократами;

4) отмежеваться от травли СССР и Коминтерна, которую ведут Корш, Маслов, Р. Фишер и др., открыто солидаризирующиеся с т. Зиновьевым, Каменевым и Троцким;

5) открыто отгородиться от всяких аналогий со Стокгольмским съездом и прекратить все и всякие угрозы партийным расколом, сигнал к чему дан был в речи т. Н. Крупской на XIV съезде, и поддержан всем оппозиционным большинством во главе с т. Троцким;

6) прекратить травлю партийного аппарата, рассылку фракционных ораторов и дискуссию.

Только выполнение этих обязательств дало бы почву для того, чтобы установить в партии действительный мир и единство.

При доброй воле со стороны оппозиции мира можно было бы достигнуть тем более, что партия дает полную возможность в определенной форме защищать взгляды, расходящиеся с общепартийными. Разве тов. Преображенский не выпустил своей книги? И разве ЦК мешал ему ее выпустить? Разве тот же тов. Преображенский не печатал ряда статей в «Большевике»? Разве редакция этого последнего не отпечатала даже такую статью, как статья тов. Шляпникова с обвинениями по адресу партии, поистине исключительными? С другой стороны, разве когда-либо и где-либо отрицалось за членами партии отстаивание в своих ячейках взглядов, расходящихся с общепартийной линией? Но одно дело — литературная оппозиция в специальном журнале и обычное обсуждение текущих вопросов, а другое — попытки со стороны членов ЦК организовать, вопреки воле партийного съезда и ЦК партии, всесоюзную дискуссию на основе фракционной платформы.

Нижеподписавшиеся выражают полную уверенность в том, что единство партии будет обеспечено: при помощи оппозиции, если она прекратит свои антипартийные выступления, против нее, если она будет вести линию на раскол. В последнем случае она себя окончательно дискредитирует и разоблачит себя до конца. Мы выражаем надежду, что она предпочтет первый путь.

 

Н. БУХАРИН

А. РЫКОВ

М. ТОМСКИЙ

6 октября 1926 г.

Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1926.10.07
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 131-139


Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) п.58/15 опр. о рассмотрении письма Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева, Г.Л. Пятакова и др. от 5 октября 1926 г. 6 октября 1926 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО.

Т. т. Зиновьеву, Каменеву, Пятакову, Троцкому, Сокольникову.

Выписка из протокола №58 заседания Политбюро ЦК от 7.Х.26 г.

Опросом членов ПБ 6.Х.1926 г.

 

СЛУШАЛИ:

Письмо т. т. Зиновьева, Каменева, Пятакова, Троцкого, Сокольникова от 5.Х с. г.

 

ПОСТАНОВИЛИ:

Принять следующее предложение т. Молотова: поставить письмо т. т. Зиновьева, Каменева, Пятакова, Троцкого, Сокольникова на обсуждение Политбюро 7.Х с. г. первым пунктом порядка дня.

 

СЕКРЕТАРЬ ЦК

 

Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1926.10.06
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 122

Просмотров: 156
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
 
 История России XX век. Деградация тоталитарного государства и движение к новой России (1953-2008). Том 3
История России XX век. Деградация тоталитарного государства и движение к новой России (1953-2008). Том 3
Эта книга — первая из множества современных изданий — возвращает русской истории Человека. Из безличного описания «объективных процессов» и «движущих сил» она делает историю живой, личностной и фактичной. Исторический материал в книге дополняет множество воспоминаний очевидцев, биографических справок-досье, фрагментов важнейших документов, фотографий и других живых свидетельств нашего прошлого. История России — это история людей, а не процессов и сил. В создании этой книги принимали участие ведущие ученые России и других стран мира, поставившие перед собой совершенно определенную задачу — представить читателю новый, непредвзятый взгляд на жизнь и пути России в самую драматичную эпоху ее существования....

Цена:
739 руб

Юрий Жуков Сталин. Шаг вправо
Сталин. Шаг вправо
Эта книга посвящена одному из самых драматичных периодов нашей истории, предопределивших судьбу не только СССР, но и современной России. Решался вопрос, быть или не быть ускоренной индустриализации (плодами которой мы пользуемся до сих пор). В прямое столкновение вошли крупнейшие кланы в руководстве СССР - условные "правые" (Бухарин, Рыков и Томский) условные "левые" (Троцкий, Зиновьев, Каменев, Сокольников и Крупская) и группа Сталина, которая вела свою собственную игру.
На XIV съезде партии отношения между членами Политбюро перешли допустимые рамки, дискуссия стала формой сведения старых счётов. Именно эта схватка приведёт Троцкого к изгнанию и "ледорубу", Каменева, Зиновьева и Бухарина к расстрелу, а Сталина - к абсолютной власти. Почему в те дни Сталин неожиданно для всех поддержал "правых", хотя ещё совсем недавно открыто их критиковал? Какова была цель этого странного "шага вправо"? К чему это впоследствии привело?
В настоящей книге доктор исторических наук Юрий Жуков на основе архивных данных подробно и доходчиво описывает события, произошедшие на вершине советской власти в 1926?1927 годах. Книга является продолжением труда Юрия Жукова "Оборотная сторона НЭПа"....

Цена:
619 руб

Александр Васькин Повседневная жизнь советской столицы при Хрущеве и Брежневе
Повседневная жизнь советской столицы при Хрущеве и Брежневе
Это повествование о том удивительном времени, когда деревья были большими, а цены в магазинах - маленькими, когда книга была главным подарком, а колбаса - основным дефицитом, когда никто не отрывался от коллектива, а мир познавался по телевизору. Читатели узнают о том, как москвичи в те годы работали и отдыхали, на что тратили получку и на чем экономили, как выживали в коммуналках и стояли в очередях за продуктами (цены прилагаются), какие театры и художественные выставки посещали и как доставали джинсы и сапоги, где в Москве были Маяк и Пушка и кого прозвали "Никитскими Воротами". А еще читатели научатся распознавать речь той эпохи благодаря словарику московского быта, любезно составленному автором - известным историком и писателем Александром Васькиным. Книга написана с привлечением большого числа свидетельств очевидцев, мемуаров и дневников....

Цена:
689 руб

 Красный террор глазами очевидцев
Красный террор глазами очевидцев
Сборник включает свидетельства лиц, которые стали очевидцами красного террора в России, провозглашенного большевиками в сентябре 1918 г. в качестве официальной государственной политики.
Этим людям, принадлежавшим к разным сословиям и профессиям, удалось остаться в живых, покинув страну, охваченную революционной смутой. Уже в первые годы эмиграции они написали о пережитом. Часть представленных материалов была опубликована в различных эмигрантских изданиях в 1920-х гг.
В сборник также включены ранее не публиковавшиеся свидетельства, которые были присланы историку С.П.Мельгунову и хранятся в его коллекции в Архиве Гуверовского института войны, революции и мира (Пало Алто, США)....

Цена:
269 руб

 Сталин. Эпоха свершений и побед
Сталин. Эпоха свершений и побед
Исполнилось 60 лет со времени смерти Иосифа Виссарионовича Сталина. Руководителя великой победоносной Державы - нашего отечества СССР, человека оставившего громадный след в истории СССР и во всей мировой истории XX века. Это время было для страны периодом тяжелых испытаний и, одновременно, периодом грандиозных свершений и побед. Настоящее издание является популярным справочником - своеобразным "путеводителем" по сталинской эпохе. Книга не претендует на полный обхват всех исторических материалов, или на исчерпывающее представление всех существующих точек зрения историков. Составители книги надеются, что читатели новых, постсоветских поколений смогут узнать для себя много нового. А читатели старшего возраста - с удовлетворением вспомнят всё светлое, что было в советском прошлом страны....

Цена:
494 руб

 Победа в рисунках и карикатурах журнала "Крокодил" ЭКСКЛЮЗИВ! Только на OZON.ru!
Победа в рисунках и карикатурах журнала "Крокодил"
В этой книге собраны самые запоминающиеся и пронзительные иллюстрации о Великой Отечественной Войне, опубликованные в главном советском сатирическом журнале "Крокодил". Богатейший архив этого издания дает нам возможность по-новому взглянуть на самое драматичное событие XX века.

В альбоме, состоящем из семи разделов ("Сообщения с фронта", "Солдатская правда", "Партизаны и жизнь", "Бей фашиста", "Просто Гитлер", "Крокодил на войне", "Наша победа , представлено около двухсот репродукций оригинальных рисунков из журнала "Крокодил" 1941-1945 гг. Лучшие художники "Крокодила" - Кукрыниксы, Борис Ефимов, Леонид Бродаты, Константин Елисеев, Иван Семенов, Виталий Горяев, Юрий Ганфа, Михаил Черемных, Леонид Генч и другие - рисовали фронт и тыл, солдат и партизан, Гитлера и фашистов, войну и победу.

Вспомните о ней вместе с "Крокодилом"....

Цена:
1299 руб

Иллюстрированная история СССР
Иллюстрированная история СССР
Третье издание книги по отечественной истории, в которой предельно сжатое изложение восполняется многочисленными красочными иллюстрациями и документами. В работе отражены основные этапы многовековой истории нашей Родины, главные черты жизни, труда и быта народа, его культуры, показан путь, который она прошла от глубокой древности до конца XX века....

Цена:
429 руб

 Военная разведка информирует. Январь 1939 - июнь 1941
Военная разведка информирует. Январь 1939 - июнь 1941
В сборнике приводятся документы советской военной разведки с января 1939 по июнь 1941 г., многие из которых публикуются впервые. Публикуемые материалы дают достаточно полное представление о деятельности Разведуправления Генштаба Красной Армии в указанный период. Они показывают роль военной разведки в информировании советского руководства относительно агрессивных планов гитлеровской Германии и ее союзников и дают возможность более полно понять сложнейшие события и проблемы того времени, в частности, почему стали возможны трагические события начального периода Великой Отечественной войны....

Цена:
739 руб

А. А. Иголкин Советская нефтяная политика в 1940-м - 1950-м годах
Советская нефтяная политика в 1940-м - 1950-м годах
Книга посвящена истории одной из ключевых отраслей экономики СССР - нефтяной промышленности - на протяжении трех разных, но тесно взаимосвязанных периодов: Великой Отечественной войны, восстановления народного хозяйства и дальнейшего его развития. На основе широкой источниковой базы раскрываются трудные военные испытания отрасли и ее вклад в Победу, показано восстановление нефтяной промышленности, понесшей огромный урон в ходе военных действий, освещена перестройка отрасли на мирный лад и ее место в народном хозяйстве в условиях возрастания роли научно-технических факторов.

Книга рассчитана на специалистов в области экономической истории, а также и более широкий круг читателей....

Цена:
272 руб

О. М. Вербицкая Российская сельская семья в 1897-1959 гг.
Российская сельская семья в 1897-1959 гг.
Монография д.и.н. ведущего научного сотрудника ИРИ РАН О.М.Вербицкой посвящена актуальной научной проблеме - российской сельской семье на этапе 1897-1959 гг. В ее эволюции автор выделяет два основных периода - господство патриархальной, традиционной семьи (с конца XIX в. до рубежа 1920/1930-х гг.) и постепенный переход к современной форме (до конца 1950-х гг.). Прослежены основные изменения в демографическом поведении и семейно-брачных отношениях сельских жителей под влиянием демографического перехода и урбанизации. Доказано, что помимо глобальных факторов на развитии сельской семьи в России в огромной мере отразились политические и социально-экономические потрясения, происходившие не только в деревне, но и стране в целом. Сделан вывод, что, несмотря на неблагоприятные тенденции, сельская семья в эти годы успешно развивалась и в целом справлялась со своей главной задачей - воспроизводством населения....

Цена:
579 руб

2014 Copyright © PoliticWar.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования