Новости проекта «Исторические Материалы»
Октябрьская революция, метки

Tue, 09 Apr 2013 03:12:27 +0000
№ 386. Декрет Совета Народных Комиссаров. Об учреждении комиссии для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории Российской Коммунистической Партии.

Статья № 386.

Декрет Совета Народных Комиссаров.

Об учреждении комиссии для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории Российской Коммунистической Партии.

1. Для собирания, разработки, обработки и издания материалов, относящихся к истории Октябрьской революции и Российской Коммунистической Партии (большевиков), при Народном Комиссариате Просвещения учреждается Комиссия из 9 членов, назначаемых Советом Народных Комиссаров.

2. Комиссия избирает из своей среды Президиум в составе Председателя, его заместителя и секретаря.

3. Комиссии вменяется в обязанность собирать всякого рода материалы, как печатные, так и рукописные, относящиеся к указанным в ст. 1 вопросам, как в России, так и за границей, организуя для хранения их и пользования ими специальные архивы и библиотеки.

4. Все советские и общественные учреждения, а также частные лица, располагающие такими материалами, обязуются доставить их в распоряжение названной Комиссии, которая в случае надобности может требовать материалы от учреждений и частных лиц, обращаясь к содействию соответственных властей.

5. Комиссии предоставляется право в целях собирания этих материалов организовывать местные подкомиссии и бюро, а также посылать во все губернии и области Р.С.Ф.С.Р. и в находящиеся в федеральных отношениях с ней советские республики своих уполномоченных.

6. Комиссия пользуется для своих надобностей аппаратом Главного Управления Архивным Делом и Государственного Издательства. Но для своих научных потребностей может иметь свой собственный штат сотрудников, как из числа квалифицированных специалистов, так и из числа рядовых работников.

Подписали:

Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин).
Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров В. Бонч-Бруевич.
Секретарь Л. Фотиева.

21 сентября 1920 года.

Распубликован в № 213 Известий Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов от 25 сентября 1920 года.
Направление: 
Датировка: 
1920.09.21
Источник: 
Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1920 г. Управление делами Совнаркома СССР М. 1943. стр. 579.
Архив: 
Распубликован в № 213 Известий Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов от 25 сентября 1920 года.

Mon, 11 Mar 2013 22:48:07 +0000
Общественные и политические взгляды М.Склодовской-Кюри и ее вклад в мировую и национальную культуру Франции и Польши

Французский ежегодник 1961

Ольга Андреевна Старосельская-Никитина, Е.А.Старосельская

Общественные и политические взгляды М.Склодовской-Кюри
и ее вклад в мировую и национальную культуру Франции и Польши

 М.: Наука. 1962. С.243-272

Период: 
1780-1940
Источник: 
Французский ежегодник 1961 (М.: Наука. 1962. С.243-272)

Sun, 04 Mar 2012 07:37:06 +0000
Командование Северного фронта в дни Октябрьской революции и мятежа Керенского-Краснова

Одним из непростых вопросов, связанных с революцией 1917 г., является действия армии в октябре-ноябре того года, и в частности, войск Северного фронта, которым командовал генерал от инфантерии В.А. Черемисов. Известно, что именно к нему отправился А.Ф. Керенский за помощью в момент вооруженного восстания в Петрограде, и именно ему подчинялся корпус П.А. Краснова, части которого выступили против советской армии. Однако остальные части войск Северного фронта не поддержали это выступление. Данная работа является попыткой разобраться в причинах того, почему сложилось именно так.

Заметим, что руководители белого движения связывали это с личностью самого командующего, который, по их мнению, сотрудничал с большевиками еще с сентября 1917 г., и запретил отправку войск в Петроград. Это, в частности, отмечается, в записках генерала П.Н. Врангеля, находившегося тогда в ставке у Духонина: «Стало известно о движении генерала Краснова с 3 корпусом на Петербург, за ним должны были двигаться еще войска. Но уже через день заговорили об «измене генерала Черемисова». В штабе главнокомандующего северным фронтом уже велась недостойная игра. Генерал Черемисов довольно прозрачно давал окружающим понять, что в ближайшие дни он готовится стать верховным главнокомандующим. Вызванные в Петербург правительством эшелоны были задержаны генералом Черемисовым в пути; казаки Уссурийцы стали брататься с большевиками. Еще раз в верхах армии появилась растерянность, нерешительность, предательство и трусость»[1].

Примерно то же отмечал и А.Ф. Керенский: «Вскоре по моему вызову явился сам главнокомандующий. Произошло весьма тяжелое объяснение. Генерал не скрывал, что в его намерения вовсе не входит в чем-нибудь связывать свое будущее с судьбой «обреченного» правительства. Кроме того, он пытался доказать, что в его распоряжении нет никаких войск, которые он бы мог выслать с фронта, и заявил, что не может ручаться за мою личную безопасность в Пскове. Тут же Черемисов сообщил, что он уже отменил свой приказ, ранее данный в соответствии с моим требованием из Петербурга, о посылке войск, в том числе и 3-го конного корпуса. — «Вы видели ген. Краснова, он разделяет ваше мнение?» — спросил я. — «Ген. Краснов с минуты на минуту приедет ко мне из Острова». — «В таком случае, генерал, немедленно направьте его ко мне». — «Слушаюсь».

Генерал ушел, сказав, что идет прямо в заседание военно-революционного комитета, там окончательно выяснит настроение местных войск и вернется ко мне доложить. Отвратительное впечатление осталось у меня от свидания с этим умным, способным, очень честолюбивым, но совершенно забывшем о своем долге человеком. Значительно позже я узнал, что, по выходе от меня, генерал не только пошел в заседание военно-революционного комитета. Он пытался еще по прямому проводу уговорить командующего Западным фронтом ген. Балуева не оказывать помощи правительству»[2].

Между тем сохранившиеся документы (в первую очередь, стенограммы переговоров командующего фронтом с подчиненными ему командующими армиями) позволяют более точно понять, что же происходило на фронте в те дни и недели.

В первую очередь, некоторые подробности выясняются из донесения В.А. Черемисова главнокомандующему генералу Н.Н. Духонину 3 ноября 1917 г. (даты по старому стилю): «Я говорил с самого начала Керенскому, когда он был во Пскове, об отношении войск фронта к происшедшим в Петрограде событиям и советовал отменить перевозку войск с северного фронта, предвидя что это практически не осуществится и приведет лишь к тому, что Керенский и те войска, которые ему удастся повести лично, попадут в тяжелое и, может быть, безвыходное положение… Среди свидетелей этого разговора были Барановский, Кузьмин и Войтинский. Керенский согласился тогда со мной и отменил перевозку войск с северного фронта. Но затем, когда я в 5 часов утра ушел от него, к нему снова пришел Войтинский и привел Краснова. Они вместе убедили Керенского ехать не в ставку, как я ему советовал, опираясь на ваше сообщение о настроении войск других фронтов… а в Остров и лично вести третий конный корпус, при этом Краснов упустил из виду, что корпус его был разбросан…»[3]

Здесь имелись в виду события в те дни, когда А.Ф. Керенский, сбежав из Петрограда, обратился к нему за помощью в организации выступления против советской власти. И командующий фронтом, как видно, сразу высказал ему соображения о невозможности этого сугубо с военно-стратегической (точнее, с тактической) точки зрения. При этом есть и любопытный момент – П.А. Краснов, выступивший вместе с частью подчиненного ему корпуса, фактически нарушил предписания своего непосредственного начальника.

Итог того выступления хорошо известен, на событиях боев под Петроградом мы останавливаться не будем, отметим только, что 1 ноября Войтинский сообщил в штаб Северного фронта: «Между сосредоточенными у Петрограда войсками и представителями Петроградского гарнизона достигнуто соглашение на основе низложения Керенского. Предпишите немедленно остановить все двигающиеся к Петрограду эшелоны и прекратить всякие действия, связанные с формированием отряда Керенского»[4]. К тому времени и сам командующий уже знал о провале наступления от самого П.А. Краснова.

Тем не менее, руководители партии эсеров в те дни еще не оставляли надежд на свержение советского правительства при помощи войск. И именно в тот день, 1 ноября члены Комитета спасения Революции – А.В. Чернов, эсер Андрей Фейт и член Искосола Хараш сообщили Н.Н. Духонину о том, что предстоит назначение его главковерхом и при этом потребовали отстранения В.А. Черемисова с поста командующего Северным фронтом, мотивируя это тем, что «он развяжет руки для совершенно необходимых действий во Пскове… не исключена возможность мирной ликвидации петроградских событий путем переговоров, но только при условии скорейшей присылки серьезных подкреплений с пехотными частями»[5]. Скорее всего, именно в те дни и появилась версия о том, что В.А. Черемисов помогает большевикам, поскольку члены Комитета полагали, что он является единственным препятствием, не позволяющим выдвинуть к Петрограду воинские части Северного фронта.

Н.Н. Духонин тогда обратился к В.А. Черемисову за разъяснениями по поводу обстановки, а также действительно вызвал в Ставку. Собственно, приведенный выше отрывок записи командующего Северным фронтом и являлся ответом Н.Н. Духонину.

И тогда же В.А. Черемисов сообщил главковерху, что он нее может приехать в ставку, да и не видит в этом необходимости (кроме того, сообщил, что гарнизон Пскова полностью большевистский и перекрывает любые движения к Петрограду), добавив при этом: «Мое личное влияние на организации, не исключая Революционного комитета, дает некоторую возможность пока предупреждать общий пожар, но я боюсь, что он вспыхнет с моим отъездом, хотя бы рад уехать отсюда совсем, немедленно…»[6].

А что происходило непосредственно на фронте, хорошо видно из переговоров командующего фронтом с подчиненными – как раз 1 ноября он связался с В.Г. Болдыревым и Я.Д. Юзефовичем и запросил у них сведения об оперативной обстановке.

Первый доложил ему, что Двинск фактически во власти Армискома (армейского исполнительного комитета – Н.С.), который пытается отправить войска Режице с  целью обеспечения от войск Каледина. То есть  части армии были готовы выступить на помощь советскому правительству, но командующий отговаривал их от этого, дабы не раскрывать фронт, и таким образом ему удалось отклонить решение об отправке войск на помощь большевикам. В.А. Черемисов, в свою очередь, сообщил о достигнутом перемирии между советским правительством и П.А. Красновым, а командующий армией довел это до сведения Армискома, после чего войска успокоились.

В 17-й армии (где, к слову, были латышские части) был образован Комитет, состоявший из 23 большевиков и 23 «небольшевиков» (в основном – правых эсеров). И после бурных дебатов члены комитета пришли к мнению о необходимости полного нейтралитета (при этом – здесь большевики тоже настаивали на отправлении войск на помощь советскому правительству) и немедленного возвращения самовольно ушедших частей на свои места[7]. Отметим, что эта армия была в худшем положении, поскольку находилась на территории Латвии, и Я.Д. Юзефович отмечал, что отношение местного населения к армии в целом не слишком лояльное, а латышские части не являются надежными, при этом он полагал, что офицеры-латыши находятся на пронемецких позициях. Тем не менее, ему удалось удержать войска в порядке.

В.А. Черемисов, выслушав его, подытожил: «все волнения на фронте происходят вследствие движения войск, направляемой ставкой на север, по направлению к Петрограду, и хотя ставка объявила, что на Петроград войска больше не посылаются для гражданской войны, а двигаются в район Луги для расположения в стратегическом резерве… массы не понимают этого и волнуются, предполагая контр-революционные замыслы»[8]. При этом он обратил внимание на то, что ни одна партия, включая и большевиков не считала возможным открыть фронт противнику. Это и сыграло основную роль в том, что вооруженные силы Северного фронта остались в те дни на нейтральных позициях.

Таким образом, можно сделать вывод, что войска Северного фронта не поддержали выступления Керенского-Красного не потому, что В.А. Черемисов якобы стоял на большевистских позициях, а по причине того, что большая часть армии либо поддерживала большевиков или же относилась к событиям нейтрально. Это и не позволило воинским частям поддержать П.А. Краснова. Позиции большевиков в армиях Северного фронта были сильными, но не доминирующими. При этом все (и командный состав, и младшие командиры, да и рядовые) с самого начала мятежа Керенского-Краснова придерживались мнения, что в стране разворачивается гражданская война, и многие стремились остановить ее. И окончательное успокоение (хоть и временное, как показали дальнейшие события) наступило именно после того, как выступление П.А. Краснова было остановлено.

А В.А. Черемисов и его ближайшие подчиненные в те дни просто выполняли свой долг – они, в первую очередь, думали о том, чтобы удержать фронт и при этом не желали посылать войска на помощь какой-либо из сторон. В то же время, нельзя отрицать и того, что к бывшему Временному правительству они действительно относились с неприязнью – тот же Я.Б. Юзефович в разговоре с В.А. Черемисовым заметил: «сделали все, чтобы лишить возможности командовать, а теперь предъявляют требования; только сознание долга заставляет оставаться на месте, и я завидую рядовому солдату, стоящему в сторожевке»[9].

Заметим в заключение, что уже 4 ноября 1917 г. появилось предписание Военно-Революционного комитета за подписью А.С. Антонова-Овсеенко и Н.И. Подвойского об аресте В.А. Черемисова[10]. То есть большевики тоже были недовольны его действиями (хотя под арестом он пробыл недолго, и уже 14 числа был переведен под домашний арест[11], а затем освобожден), следовательно он в те дни, оказавшись между двумя противоборствующими сторонами, руководствовался исключительно своими соображениями, без симпатий к кому-либо.




[1] Врангель П.Н. Записки. Т. 1. М., 2002.

[2] Керенский А.Ф. Гатчина // Октябрьская революция. Мемуары. М., 1991. С. 183-184.

[3] Октябрь на фронте // Красный архив. 1927. № 5. С. 100.

[4] Октябрь на фронте // Красный архив. 1927. № 5. С. 90.

[5] Октябрь на фронте // Красный архив. 1927. № 5. С. 97.

[6] Октябрь на фронте // Красный архив. 1927. № 5. С. 98-99.

[7] Октябрь на фронте // Красный архив. 1927. № 5. С. 72-73.

[8] Октябрь на фронте // Красный архив. 1927. № 5. С. 76.

[9] Октябрь на фронте // Красный архив. 1927. № 5. С. 79.

[10] РГИА. Ф. 1280. Оп. 1. Д. 1377. Л. 11.

[11] РГИА. Ф. 1280. Оп. 1. Д. 1122. Л. 84.

 

Государство: 
Период: 
1917
Источник: 
Перспективы. 2013. № 2 (66). С. 11-13.


Большевики приходят к власти

БОЛЬШЕВИКИ ПРИХОДЯТ К ВЛАСТИ

Революция 1917 года в Петрограде

Перевод с английского

Общая редакция и послесловие
доктора исторических наук
Г. З. Иоффе

МОСКВА, ПРОГРЕСС 1989


Книга известного американского историка и политолога, профессора Индианского университета Александра Рабиновича принадлежит к немногим зарубежным исследованиям, которые дают в основном объективную характеристику Октябрьской революции в России.

Книга насыщена большим фактическим материалом. В ней много точных, живых описаний хода революции, политических деятелей различных лагерей, участвовавших в острейшей борьбе в 1917 году. Вот почему её с интересом прочтут не только специалисты, но и все, кто интересуется отечественной историей.

Период: 
1917
Источник: 
ISBN 5-01-002279-6

Просмотров: 57
Почему американские горки называют русскими?
Во французском и многих других языках американские горки называют «русскими горками», так как прототип этого аттракциона родился именно в России. Ещё в 15 веке наши предки конструировали ледяные горки, укреплённые деревянными опорами. Что касается того, где впервые сани поставили на роликовые колёса, существуют две версии: одни историки утверждают, что это случилось в садах Ораниенбаума по приказу Екатерины II, по мнению других, первое их появление случилось в Париже в 1812 году.
Search Results from «Озон» Отечественная история
 
Леонид Парфенов Намедни. Наша эра. 1946-1960
Намедни. Наша эра. 1946-1960
События, люди, явления.
То без чего нас невозможно представить, еще труднее - понять.
344 феномена послевоенного пятнадцатилетия.
В томе свыше 500 иллюстраций - фотографии, плакаты, карикатуры, репродукции картин и рисунков тех лет.
Седьмой по счету, "нулевой" по порядку, полуторный по объему, этот том книжного проекта "Намедни" охватывает 15 послевоенных лет: 1946-1960. Поровну разделенные смертью Сталина, они вместили две эпохи: зрелой советской империи и начала ее распада.
Потому так ярки и контрастны события-люди-явления. От "заморозков" до "оттепели": АК-47 и Аденауэр, Берия и Брижит Бардо, "Василий Теркин" и Венгерское восстание, габардин и "Голубка" Пикассо, "Дело врачей" и "Доктор Живаго", Ив Монтан и Иван Бровкин, Корейская война и "Кубанские казаки", пижамы и "Победа", Перон и "Подмосковные вечера", совнархозы и стиляги, "Современник" и спутник, Хикмет и Хрущев, Фадеев и Фестиваль....

Цена:
1499 руб

Силуэты: политические портреты
Силуэты: политические портреты
Издание 1991 года. Сохранность хорошая.
В очерках А. Луначарского, К. Радека, Л. Троцкого, чей публицистический талант бесспорен, читатель найдет объемные портреты таких ярких и своеобразных исторических личностей, как Л. Каменев, Л. Рейснер, Л. Мартов, Б. Савинков, П. Струве, П. Милюков и другие. Оригинальность видения прошлого страны проявляются и в неповторимости восприятия авторами творчества писателей-демократов, гигантской фигуры В. И. Ленина....

Цена:
305 руб

История Советского Союза 1917-1991
История Советского Союза 1917-1991
"История Советского Союза" выдержала уже одиннадцать изданий в США и Великобритании и по праву считается там одним из лучших учебных пособий по истории СССР. Книга написана на основе российских и зарубежных архивных материалов и, в отличие от многих подобных изданий, не имеет явной просоветской или антисоветской направленности.
Рекомендуется школьникам старших классов, абитуриентам, студентам, а также всем тем, кто интересуется отечественной историей двадцатого века....

Цена:
739 руб

Реванш Сталина. Вернуть русские земли!
Реванш Сталина. Вернуть русские земли!
Растранжирить наследство, нажитое поколениями предков, - легко и просто. Куда сложнее вернуть утраченное.
В результате революции 1917 года и последовавших за ней иностранной интервенции и Гражданской войны Россия утратила целый ряд территорий. На месте национальных окраин империи возникли государства-лимитрофы - Польша, Финляндия, Эстония, Латвия и Литва, где главной идеологией стала воинствующая русофобия.
Выступая как рачительный хозяин, за время своего правления Сталин сумел вернуть в состав державы значительную часть утраченных земель. Об этом рассказывает новая книга петербургского историка Игоря Пыхалова, автора бестселлеров "Великая оболганная война" и "За что Сталин выселял народы"....

Цена:
266 руб

Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века
Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века
Тема военного и военно-технического сотрудничества Советского Союза с зарубежными странами долгие годы была пол запретом. Эта книга результат многолетних исследований и поисков автора. В ней рассказывается о сотрудничестве СССР с Афганистаном, Сирией, Индией, Бангладеш, Кампучией и Индонезией, анализируются причины, заставившие советское правительство помогать зарубежным странам в становлении военной мощи, рассматривается участие советских военных специалистов в локальных конфликтах второй половины XX в....

Цена:
303 руб

Откуда и куда идем. Взгляд философа на историю советского общества
Откуда и куда идем. Взгляд философа на историю советского общества
Книга доктора философских наук посвящена анализу и оценке наиболее сложных процессов и явлений нашей истории - от Октября 1917-го и до наших дней; вскрываются причины и суть культа личности Сталина, оценивается реформаторская деятельность Хрущева, характеризуется так называемый "застойный" период....

Цена:
76 руб

 Доднесь тяготеет (комплект из 2 книг)
Доднесь тяготеет (комплект из 2 книг)
В двухтомнике "Доднесь тяготеет" ("Записки вашей современницы", "Колыма представлены воспоминания, рассказы, стихи и письма узников ГУЛАГа. Эта книга о прошлом, которое "далеко не поросло быльем, а продолжает и доднесь тяготеть над жизнью"....

Цена:
2309 руб

Вопросы ленинизма
Вопросы ленинизма
Прижизненное издание.
Ленинград, 1952. Государственное издательство политической литературы.
Издательский переплет. Сохранность хорошая.
Издание одиннадцатое.
В сборник включены работы, выступления, доклады, речи: лекции, читанные в Свердловске "Об основах ленинизма", предисловие к книге "На путях к Октябрю", "К вопросам ленинизма", "О трех основных лозунгах партии по крестьянскому вопросу" (Ответ Ян-скому), "О лозунге диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства в период подготовки Октября" (Ответ С.Покровскому), "Международный характер Октябрьской революции" (К десятилетию Октября), "На хлебном фронте" (из беседы со студентами), "Ленин и вопрос о союзе с середняком" (Ответ тов. Сталина), "О правой опасности в ВКП(б), "Год великого перелома" (К XII годовщине Октября), "К вопросам аграрной политики", "К вопросу о политике ликвидации кулачества как класса", "Новая обстановка - новые задачи хозяйственного строительства", "О некоторых вопросах истории большевизма", доклад "Итоги первой пятилетки", речь "О работе в деревне", "Речь на Первом Всесоюзном съезде колхозников-ударников", Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б) 26 января 1934 г., "О проекте Конституции Союза ССР", "О диалектическом и историческом материализме", Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б) 10 марта 1939 г....

Цена:
869 руб

История советской России
История советской России
Предлагаемое учебное пособие призвано способствовать усвоению основных событий, процессов и закономерностей, имевших место в России в советский период ее истории. Книга помогает осмыслить по - разному интерпретируемые события новейшей истории государства,содействует выработке навыков самостоятельного мышления при опоре на исторические факты. Пособие рассчитано на абитуриентов, студентов и всех, интересующихся историей страны XX века....

Цена:
539 руб

Венди З. Голдман Террор и демократия в эпоху Сталина. Социальная динамика репрессий
Террор и демократия в эпоху Сталина. Социальная динамика репрессий
В.3.Голдман исследует социальную механику террора, показывает, каким образом репрессии превратились в массовое явление не только по количеству жертв, но также по числу преступников, которых они породили. Она широко использует уникальные архивные данные, которые до сих пор были засекреченными и недоступными для исследователей. Новые документы позволили отойти от прежних представлений, что единственным фактором развязывания террора стало стремление Сталина сосредоточить всю полноту власти в своих руках.
Автору книги удалось проследить, как террор, развязанный сверху, "сползал" вниз через бюрократический аппарат профсоюзов, поразив на своем пути ВЦСПС, фабричные комитеты профсоюзов и его рядовых членов. Террор, утверждает она, был расчетливо направленным сверху ударом против оппозиционеров и "врагов народа", который повлек за собой массовую панику, коренным образом изменившую взаимоотношения в каждом советском учреждении, на каждом предприятии.
"Саморазоблачения" захлестнули страну. Никто не мог понять критериев, на основе которых выбирались жертвы, как и почему недавние друзья, родственники, знакомые, мужья и жены, в один день объявлялись "вредителями", "врагами народа" и прямо на партийных и профсоюзных собраниях арестовывались НКВД.

Исследование представляет интерес для историков советского периода, политологов и социологов, интересующихся вопросами политического, насилия, мобилизации народных масс и популистской компоненты террора, а также для всех, интересующихся советской историей....

Цена:
619 руб

2014 Copyright © PoliticWar.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования