Новости проекта «Исторические Материалы»
Маленков, метки

Wed, 16 Aug 2017 16:55:10 +0000
Выступление В.М. Молотова о Г.М. Маленкове на январском пленуме ЦК КПСС 1955 года

Товарищи!

Мы выслушали предложение о товарище Маленкове, которое вносит Президиум Центрального Комитета на утверждение Пленума. Выслушали также две речи товарища Маленкова по этому вопросу.

И первая и вторая речь товарища Маленкова неправдивы, не совсем честны. Попросту говоря, и первая и вторая речь товарища Маленкова фальшивы.

Между тем, обсуждаемый вопрос о товарище Маленкове имеет политическое значение. Мы должны извлечь уроки из этого дела и учесть их на будущее.

В предложении Президиума указываются главные недостатки товарища Маленкова. Если коротко сказать об этом, то следует признать, что недостатками товарища Маленкова являются:

во-первых, беспринципность в политике и

во-вторых, беззаботность в вопросах теории.

Всем нам ясно, что такие недостатки – это не какие-то отдельные, случайные ошибки, а нечто большее. Коммунист не может быть беспринципным в политике. Руководящий деятель не может быть беззаботным в вопросах теории.

Здесь выступал товарищ Маленков. Сколько раз он повторял при этом насчет своей слепоты, слепоты в вопросах, имеющих серьезное политическое значение. Но в действительности это не слепота, а беспринципность. Речь идет не просто о слепоте, когда мы говорим о том, что товарищ Маленков больше, чем десяток лет был связан особой, тесной дружбой с таким проходимцем, как Берия. Он ведь не случайно так сильно спаялся с Берия и столь много лет считал его своим лучшим другом. Именно поэтому, прежде всего, он и получил пост Председателя Совета Министров, когда и Берия (Л. 142) и Маленков в начале марта 1953 года, сразу же после смерти И.В. Сталина, попытались захватить руль государственной власти в свои руки.

Связь товарища Маленкова с Берия не была такой наивной. Тогда, знаете ли, было не такое простое предприятие: Лаврентий Берия и Георгий Маленков. Долгое время Лаврентий и Георгий были неразлучны. Друг без друга – никуда. Во всем поддерживали друг друга.

Мы знаем, что и пониже, чем в ЦК, иной раз бывает спайка между теми или другими руководящими работниками на беспринципной основе. Это бывает и в обкомах и в райкомах, и в ЦК в таких случаях приходится вмешиваться, чтобы навести партийный порядок и восстановить в организации правильное понимание коммунистической принципиальности в работе. Беспринципность же у руководящих деятелей партии, а значит, и в руководстве государством – это опасное дело.  И то, что товарищ Маленков не замечал преступных тенденций в работе Берия, несмотря на близость к нему, - это не случайность, это не просто слепота.

Мы, члены Президиума ЦК, все несем ответственность, что проявили подслеповатость насчет Берия, хотя мы и считали Берия карьеристом и ненадежным коммунистом, который охулки на руки не даст, но во-время не разглядели, насколько это был бесчестный и чужой человек. Даже в день ареста Берия, когда еще Берия сидел вместе с нами за столом Президиума ЦК, я еще считал Берия буржуазным перерожденцем, то есть человеком, который когда-то был коммунистом, а потом превратился в гнилье. Товарищ Хрущев, который ближе знал Берия, оказался тогда более прав, сказав, что Берия - не коммунист, что он не был коммунистом. И это правильно.

Голос с места: Правильно! (Л.143)

Тов. Молотов: Да, это был не коммунист. Это был проходимец, пролезший в нашу партию благодаря тому, что это был способный человек, хороший организатор и большой ловкач, который искусно подстроился и стал угодным товарищу Сталину. Его роль была очень опасной, не говоря уже о том, что она была подлой и грязной. Но ведь товарищ Маленков и Берия были связаны настолько тесной дружбой, были вместе каждый день и устраивали совместно многие вещи, о которых товарищу Маленкову совестно сейчас говорить, да мы и не просим его сейчас об этом.

Как было товарищи? Я говорю о последних днях и часах жизни товарища Сталина и о дне его смерти. Мы стоим у постели безнадежно больного человека, пришла смерть. Надо думать о дальнейшем, надо поговорить между собой, но никто не берется за это, так как двое – товарищ Маленков и Берия, изображая из себя наиболее близких И.В. Сталину людей, уже что-то готовят в том доме, где умер Сталин. Они вдвоем в течении последних двух-трех дней, пока продолжалась агония больного человека, удалились на второй этаж, не желая ни с кем иметь дело, подготовляя решение организационных и политических вопросов, связанных со смертью Сталина, вдали от всех других руководящих деятелей. Сразу после смерти И.В. Сталина они вносят готовые, сформулированные ими предложения, включая текст Обращение ЦК, Совета Министров, Президиума Верховного Совета СССР, а также состав Правительства, реорганизацию министерств и прочее.

Все эти вопросы были в основном предрешены Берия и товарищем Маленковым только вдвоем, причем товарищ Маленков помогал во всем (Л.144) в этом деле Берия, который фактически диктовал большинство принятых в эти дни решений ЦК. Товарищ Маленков не просто помогал во всем этом деле, но и получил за это пост Председателя Совета Министров. Дело дошло до того, что Берия захватным образом присвоил себе право выступать в Верховном Совете СССР с предложением о новом Председателе Совета Министров. Мои попытки предложить Берия, чтобы кандидатуру на пост Председателя Совета Министров выдвинул в Верховном Совете не Берия, а Секретарь ЦК товарищ Хрущев, были отклонены со стороны Берия. Поскольку никто другой не ставил такого рода вопросов, пришлось молчаливо согласится с этим. Ведь все это было именно так. Но и теперь у товарища Маленкова не хватает храбрости по-честному рассказать обо всем этом. В этом нельзя не видеть политической беспринципности товарища Маленкова. У него, так сказать, личная выгода, желание занять высокий пост перевесило все остальное. Из-за этого он пошел на сделку с Берия и при том в такое время, когда принципиальность в политике имела для коммуниста, для партии, для государства особо важной значение.

Сегодня нам говорит товарищ Маленков: я склоняю голову перед партией. Однако, так не может говорить человек. Спрашивается, кто ты, склоняющий голову перед партией? Беспартийный что-ли? Ты боец партии и не можешь просто склонять голову перед партией. Как коммунист, ты должен не о том говорить, что склоняешь голову, а о том, что ты готов честно бороться за дело партии, так как это полагается настоящему коммунисту. Кому нужна такая голова – на словах «склоненная», а на деле беспринципная? Кому это нужно?

Так может говорить беспартийный, который не является членом партии, для которого партия, как-никак, постороннее дело. Тут дело и в не в том, чтобы бить себе в грудь, говорить о своей слепоте, о том, что склоняешь голову перед партией. Это, во всяком случае, не тон, на котором должен говорить честный коммунист и тем более член Центрально Комитета партии на Пленуме ЦК.  Нам нужны не эти жал (Л. 145) кие слова. Нам, членам партии, нужна правдивость, честность, принципиальность в политике.

Товарищ Маленков работал больше, чем полтора десятка лет Секретарем ЦК партии, стал Председателем Совета Министров СССР, а теперь мы должны перед всей партией, перед всем народом сказать: ошиблись, снимаем его с поста Председателя Совета Министров. Вот до чего доводит беспринципность в политике, а в этом отношении он зашел слишком далеко.

Сила нашей партии заключается в том, что она в конце концов сумеет справиться с любой беспринципностью, которая зародится в ее рядах, будь то в низовой организации, будь то в верху. И на этот раз партия до конца разберется и сделает все необходимые выводы.

Другой серьезный недостаток товарища Маленкова – беззаботность в вопросах теории.

Товарищи! Для руководящих работников партии беззаботность в вопросах теории недопустима. Недопустимо для руководящего работника партии, чтобы он не различал между марксизмом и антимарксизмом, чтобы он при решении серьезных политических вопросов не разбирался, ведет ли его предложение к коммунизму, или, наоборот – к капитализму. Если ты не разбираешься в такого рода вопросах, то какой же ты руководящий деятель партии? Какой же ты Секретарь ЦК партии? Такого коммуниста, которой не разбирается в основных политических вопросах, нельзя держать не только Секретарем ЦК, но нельзя оставлять и секретарем обкома и райкома, его не согласятся держать и секретарем ячейки.

Но нельзя представить себе, чтобы товарищ Маленков настолько, например, не разбирался в германском вопросе, как это было летом 1953 года уже без Сталина, когда товарищ Маленков поплелся за Берия по такой дорожке, которая явно вела в сторону от коммунисти- (Л.146) ческих позиций, вела к капитализму. Кто не ошибается в решении тех или иных вопросов? Но ошибка ошибке рознь.

Для руководящего деятеля нашей партии недопустимо, чтобы он был настолько беззаботным в вопросах теории, чтобы он не понимал, что нам не безразлично, пойдет ли Германская Демократическая Республика по пути постепенного все большего сближения с Советским Союзом, то есть по пути социализма или, напротив, пойдет по пути все большего сближения с буржуазным миром, так называемым «западом», то есть по пути капитализма.  Ведь одно из двух: либо Германская Демократическая Республика, в борьбе за образование которой пролито столько крови советским народом, Советской Армией, - либо она пойдет по пути капитализма, либо – по пути социализма. И совершенно ясно, что определение дальнейшего курса Германской Республики зависит решающим образом от того, какого курса в этом вопросе будет держаться наша партия, Советский Союз.

Какой же курс мы поддерживаем в отношении ГДР?

Тов. Хрущев: Какой же курс?

Тов. Молотов: Разумеется, и здесь мы не могли поддерживать курса на капитализм. Если бы мы здесь поддерживали курс не на социализм, а на капитализм, то это означало бы, что и в странах демократии мы готовы сдать позиции социализма. А Вам, конечно, понятно, куда это ведет.

Обсуждение этого вопроса в мае месяце 1953 года показало, что в Президиуме ЦК Берия и товарищ Маленков отказываются поддерживать такой политический курс в отношении Германской Демократической Республики, который ведет ко все большему сближению ГДР с Советским Союзом и тем самым означает – курс на постепенное строительство социализма в ГДР. (Л.147)

После обсуждения этого вопроса в Президиуме ЦК была избрана комиссия: Берия, Маленков и Молотов. Нам, троим было поручено сформулировать проект решения по этому вопросу. Через пару дней от Берия и товарища Маленкова мне прислали на согласование проект решения по этому вопросу. В этом проекте прямо указывалось на то, что проводимый в Германской Демократической Республике курс на строительства социализма неправилен. Вижу, что дело приобретает плохой оборот.

Я звоню по телефону товарищу Маленкову и говорю, что такую формулировку в представленном проекте считаю неправильной, что, сказав о неправильности курса на строительство социализма в ГДР, мы тем самым признали бы правильность противоположного курса, то есть курса на восстановление капитализма, с чем нельзя согласится. Со своей стороны «я» предложил сказать, что ЦК нашей партии признает неправильным курс на форсированное строительство социализма в ГДР. Тем самым мы бы подчеркнули, что в условиях 1953 года, когда еще силы наших друзей в ГДР не окрепли, а Германия остается расколотой на две части, необходимо курс на строительство социализма в ГДР проводить с должной постепенностью, гибкостью и умением. Но, разумеется, ни о каком отказе от курса на строительство социализма не может быть речи.

Товарищ Маленков заколебался, но не сказал ни да, ни нет. Мне стало ясно, что он выжидает того, что скажет Берия. Пришлось позвонить Берия, которому я высказал те же соображения.  Берия, видимо, сообразив, что дело приобретает такой характер, что потребуется новое обсуждение в Президиуме ЦК, не стал долго спорить и дал согласие на мою формулировку.

Тов. Хрущев: Побоялся, что его разоблачат.

Тов. Молотов: Да, он побоялся, что его разоблачат и поэтому отступил. После этого и товарищ Маленков согласился с предложенной (Л.148) мною формулировкой.

Спрашивается, как понять товарища Маленкова? Он согласен остаться руководящим деятелем партии. Он согласен руководить Советом Министром СССР, но когда дело доходит до того, чтобы ясно сказать какую политику вести, например, в вопросе Германской Демократической Республике - вести ли политику в пользу социализма или в пользу капитализма, то тут он сбивается с пути и поворачивает от социализма к капитализму. Разве это достойно руководящего деятеля нашей партии? Разве это просто «слепота»?

Возьмите вопрос о «гибели цивилизации» в случае третьей мировой войны. И в этом вопросе товарищ Маленков сделал грубейшую теоретическую ошибку, не говоря уже о то, что это нанесло огромный вред нашей партии.

Теперь товарищ Маленков признает эту свою ошибку, говоря, что он «проглядел». Но разве допустимо для руководящего деятеля, хотя бы и по теоретической неграмотности, допускать такого рода ошибки, которые так выгодны буржуазии и наносят такой ущерб делу нашей партии, делу коммунизму. И теория нашей партии и вся политическая работа коммунистов направлены на то, чтобы превратить третью мировую войну в гражданскую войну рабочего класса против буржуазии, за свержение капитализма, за ликвидацию империализма. Не о «гибели мировой цивилизации», не о «гибели человеческого рода» должен говорит коммунист, когда дело идет о новой мировой войне, а о том, чтобы подготовить и мобилизовать все силы для гибели капитализма, для гибели буржуазии. Марксизм при правильном, революционном его понимании говорит именно об этом. Товарищ Маленков своим выступлением на избирательном собрании в марте 1954 года запутал дело, повторил запугивание буржуазии, он выступил с заявлением, что (Л. 149) третья мировая война ведет к гибели цивилизации. Что антинаучно и крайне вредно с точки зрения интересов мобилизации сил против новой мировой войны. После этого наши друзья за границей стали повторять эти же неправильные заявления.

Например, совсем недавно выступил Жолио Кюри с заявлением о том, что новая мировая война ведет к гибели человеческого рода. Нам пришлось против своей воли напечатать это заявление Жолио Кюри. Но мы пошли на это только потому, что оно уже было напечатано за границей. Напечатав же его, мы послали нашим французским товарищам письмо с разъяснением неправильности этого заявления и с просьбой больше не выступать с такого рода заявлениями.

Но дело не только в Жолио Кюри. Посмотрите газету «За прочный мир, за народную демократию» за 21 января этого года. Редактор этой газеты, член ЦК товарищ Митин находится здесь среди нас. В этом номере газеты «За прочный мир, за народную демократию» опубликована речь товарища Тольятти на последней конференции Коммунистической партии Италии. К сожалению, и товарищ Тольятти повторил нелепое для коммуниста заявление о гибели мировой цивилизации в случае новой мировой войны. А почему это случилось? Совершенно очевидно, что только потому, что товарищ Тольятти излишне доверчиво отнесся к заявлению товарища Маленкова, которое мы до настоящего времени публично не опровергли и которое многих наших друзей смутило и запутало.

Вот до чего доводит беззаботность к вопросам теории, которая характерна для товарища Маленкова. Между тем, уже более ста лет назад Маркс и Энгельс в «Коммунистическом манифесте» научно определили неизбежность краха капитализма и пути победы коммунизма. Неужели же теперь, когда мы живем в могучем Советском Союзе, имеем такую великую Коммунистическую партию и когда у нас столько друзей (Л.150) во всем мире, так прогнили все фундаменты капитализма – неужели мы теперь должны придти к таким нелепым выводам, будто будущая мировая война со всем ее атомным и водородным оружием может помешать победе коммунизма? Нет. До такой чепухи не может договорится руководящий деятель Коммунистической партии, если он не проявляет крайней беззаботности в вопросах теории и недопустимой беспринципности в политике.

Еще одно замечание. Мы слушали здесь две речи товарища Маленкова. Что он наговорил? Он сказал: вы обвиняете меня, что я правый. Не отрицаю. Вы говорите, что я хвостист. Согласен. Меня обвиняют в капитулянтстве. Я и с этим согласен.

В таком случае, кто же ты, если ты и правый, и хвостист, и капитулянт – коммунист ли ты? Конечно, неплохо, если товарищ покается в своих ошибках. Но если он легко соглашается, что он и правый, и хвостист, и капитулянт – то это не случайное явление.

После таких заявлений может показаться, что товарищ Маленков слишком уж себя принижает. Однако, это не так.

За полчаса до начала Пленума в Президиуме ЦК шло обсуждение вопроса о товарище Маленкове в связи с представленным на наше рассмотрение проектом резолюции. Товарищ Маленков был недоволен этим проектом. Он считал этот проект слишком резким. Он не возражал против того, что остается членом Президиума ЦК, но ввиду освобождения его от поста Председателя Совета Министров, он хотел снова стать Секретарем ЦК. Как видите, на деле он вовсе не всерьез говорит, что признает себя и хвостистом и капитулянтом, если он хочет стать Секретарем ЦК.

О чем это говорит? Это опять говорит о его беспринципности. На словах он все признает, а на деле чего стоят такие признания (Л.151).

Нет, товарищ Маленков должен пойти другим путем, если хочет быть честным перед партией. Если бы низовой коммунист наделал столько ошибок, да таких возмутительных ошибок, да проявил столько беспринципности, да запачкался бы так сильно в бериевской грязи, разве его не призвала бы партийная организация за это? Разве бы он мог претендовать на пост секретаря партийной организации после этого, не доказав, что он способен по-честному встать на действительно партийную позицию?

У товарища Маленкова только один путь – он должен по-новому взяться за работу и притом за любую работу, которую ему партия поручит, а не подбирать себе тот или иной высокий пост, как это он сделал, выдвинув предложение о своем назначение Секретарем ЦК.

Товарищ Маленков наделал такие возмутительные ошибки, из-за которых он не должен был бы остаться в Президиуме Центрального Комитета. Тем не менее, мы все считаем нужным, чтобы товарищ Маленков и дальше был членом Президиума ЦК, потому что такое решение в данном случае будет более осторожным и позволит партии легче перейти к очередной работе. У нас большое государство и много сложных вопросов. К каждому нашему решению наверху приглядываются и прислушиваются со всех сторон.  Смена Председателя Совета Министров в нашей стране не может не вызвать кучу вопросов, особенно ввиду того, что всему народу мы не можем сказать уже в данное время всю правду по этому вопросу. Мы обязаны беречь партию, беречь государство и, принимая то или иное острое решение, как и в данном случае, мы должны заботится о том, чтобы как можно меньше пострадали интересы партии, интересы государства. Наше решение о снятии товарища Маленкова с поста Председателя Совета Министров, при неизбежным минусах на первое время, должно в конце концов дать (Л.152) свои важные положительные результаты. Но, чтобы добиться наилучших результатов, мы должны, раскритиковав по-честному допущенные одним из наших товарищей ошибки, сделать так, чтобы само обсуждение этих ошибок и решение вопроса привели в конце концов к новому усилению партии, к дальнейшему усилению нашего государства.

Товарищ Маленков явно зазнался и пошел по плохому пути, использовав свои связи с Берия два года тому назад для того, чтобы попытаться чуть ли не овладеть руководством партии и государством, но зазнайство и самодовольство ни к чему хорошему не приводят.

Вспомните речь Ленина в день его пятидесятилетия. Она опубликована в собрании сочинений. В этой речи Ленин говорил о том, что самой большой опасностью для революционеров, для коммунистов является зазнайство.

Кстати сказать, тогда же, в 1920 году, в день пятидесятилетия В.И. Ленина была опубликована статья Сталина «Ленин, как организатор и вождь РКП». Эта статья также опубликована в собрание сочинений И.В. Сталина. В статье о пятидесятилетии Ленина нашел даже возможным упрекнуть Ленина в том, что в свое время он проявлял чрезмерную склонность к полемике и расколу – хотя с этим упреком нельзя согласится. К сожалению, выступая с критикой Ленина, к самому себе с некоторого периода он относился недостаточно критически, а если бы он более критически отнесся к самому себе, то многого бы не было из того, что случилось в последние годы.

Только этим можно объяснить, что Берия с его преступными замыслами получил возможность оказывать такое влияние на некоторые дела нашей партии и государства. К сожалению, товарищ Маленков не только не мешал в этом Берия, а нередко был его орудием.

Наша партия исправляет и исправит те ошибки, которые были (Л.153) допущены.

Товарищи, учтем уроки, которые мы получили, и будем иметь это в виду также на будущее.

Голос из зала: Правильно! (Л.154)

 

РГАСПИ Ф. 82, Оп. 2, Д. 50 (Л.142-154)

Государство: 
Датировка: 
1955.01
Архив: 
РГАСПИ Ф. 82, Оп. 2, Д. 50 (Л.142-154)

Tue, 08 Aug 2017 11:28:08 +0000
Постановление Совета Министров СССР «о снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев». 5 июля 1954 г.

№ 20

Постановление Совета Министров СССР «о снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев»[51]

№ 1439-649с

В результате дальнейшего упрочения советского общественного и государственного строя и учитывая, что в настоящее время основная масса спецпоселенцев, выселенных в районы Казахской, Узбекской, Киргизской и Таджикской ССР, Коми, Башкирской и Якутской АССР, Алтайского, Красноярского и Хабаровского краев, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Свердловской и других областей, будучи трудоустроена в сельском хозяйстве и промышленности, включилась в хозяйственную и культурную жизнь и обосновалась в новых местах жительства, и считая, что в связи с этим применение к ним ныне существующих ограничений в правовом положении не вызывается необходимостью, Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Предоставить лицам, состоящим на учете спецпоселений, занимающимся общественно полезным трудом, право проживания в пределах данной области, края, республики, а по служебным командировкам — право свободного передвижения в любой пункт страны на общих основаниях.

Не распространять этого права на лиц из числа спецпоселенцев, которые не занимаются общественно полезным трудом, нарушают режим и общественный порядок в местах поселения.

2. Во изменение существующего порядка установить для спецпоселенцев личную явку на регистрацию в органы Министерства внутренних дел СССР один раз в год. Лица, меняющие постоянное место жительства, обязаны сняться с учета в спецкомендатурах и встать на учет по новому месту жительства в органах Министерства внутренних дел СССР.

3. Снять с учета в органах Министерства внутренних дел СССР детей спецпоселенцев до 16-летнего возраста включительно, освободить их из-под административного надзора и не применять к ним в дальнейшем ограничений, установленных для спецпоселенцев.

4. Снять с учета спецпоселений детей старше 16 лет, принятых и направленных в учебные заведения, разрешить им выезд к месту учебы в любой пункт страны.

5. Отменить применение штрафа и ареста, как административных мер наказания к спецпоселенцам, за нарушение режима в местах поселения.

6. Обязать Советы Министров союзных и автономных республик, исполкомы краевых и областных Советов депутатов трудящихся усилить политическую работу среди спецпоселенцев, вовлекая их в активную общественно-политическую жизнь. Спецпоселенцы, как и другие трудящиеся, должны вовлекаться в профсоюзные, комсомольские организации, а также поощряться и награждаться за трудовые успехи и использоваться на работе в соответствии с их образованием и специальностью.

7. Настоящее постановление не распространяется на лиц, осужденных за особо опасные государственные преступления и направленных в ссылку на поселение после отбытия наказания, а также на категории спецпоселенцев, указанные в приложении[52].

Председатель Совета Министров СССР Г. Маленков

Управляющий Делами Совета Министров СССР А. Коробов

51 Данное постановление было проголосовано опросом членами Президиума ЦК КПСС и оформлено как постановление ЦК КПСС от 5 июля 1954 г. (прот. № 71, п. 12) «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев». Вопрос на рассмотрение Президиума ЦК внесла комиссия в составе М.А. Суслова, С.Н. Круглова, К.П. Горшенина, Р.А. Руденко и А.Л. Дедова. В тексте постановления ЦК КПСС, в отличие от постановления Совета Министров СССР, есть два дополнительных пункта следующего содержания:

«6. Установить, что лица, находящиеся на спецпоселении, за самовольный выезд (побег) с места обязательного поселения привлекаются к ответственности по части 1 ст. 82 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик. В связи с этим утвердить Указ Президиума Верховного Совета СССР об отмене Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года „Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Отечественной войны"»;

«9. Считать утратившими силу действие пунктов 3, 4 и второй части пункта 5 постановления СНК СССР №» 35 от 8.01.45 года "О правовом положении спецпереселенцев". В связи с этим отменить соответствующие пункты Положения о спецкомендатурах НКВД, утвержденного постановлением Совнаркома СССР от 8.01.1945 года № 34-14с». См. также документ № 22 раздела III.

52 В приложении указаны следующие категории спецпоселенцев, на которых не распространялось действие постановления: украинские националисты, члены «ОУН — УПА», кулаки и их семьи, выселенные из западных областей Украинской ССР в 1944–1952 гг.; националисты и кулаки с семьями, выселенные из Латвийской, Литовской и Эстонской ССР, Белорусской ССР и Псковской области в 1945–1952 гг.; «андерсовцы» и члены их семей, выселенные из Литовской ССР, западных областей Украины и Белоруссии в 1951 г.; иеговисты, выселенные из Латвийской, Литовской, Молдавской и Эстонской ССР, западных областей Украины и Белоруссии в 1951 г. См. также документы № 13 и № 23 раздела III.

Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1954.07.05
Метки: 
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 158-159
Архив: 
Опубликовано: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. Ч. II. Курск. 1999. С. 263–264.

Wed, 01 Feb 2017 12:36:53 +0000
Письмо А.Я.Свердлова Г.М.Маленкову. 25 августа 1953 г.

№ 9

Дорогой Георгий Максимилианович!

Я вынужден обратиться к Вам, к руководству партии с просьбой разрешить вопрос обо мне, определить мое место в жизни, потому что совершенно незаслуженно и необоснованно я выведен из строя, оказался в невозможном положении, которое усугубляется сознанием, что все происходящее со мной невольно ложится тенью на имя отца, сокращает жизнь и пятнает безупречную партийную честь моей 77-летней матери, члена партии с 1904 года. Я обращался в КПК, был у тт. Шаталина и Круглова, но, очевидно, обстоятельства мои столь сложны, что только руководство партии сможет решить вопрос обо мне полностью и до конца.

Вся моя жизнь неразрывно связана с партией. Будучи сыном Якова Михайловича Свердлова я родился и вырос среди большевиков. Этим определялись все мои помыслы и устремления, самый смысл существования. Вся сознательная жизнь прошла в комсомоле и партии, в активной работе и борьбе с врагами партии и советского государства. Я не боялся трудностей и ответственности, старался в работе, поведении, личной жизни быть принципиальным, с честью носить высокое звание члена партии. Никогда я не спекулировал и не прикрывался именем отца, старался стоять на собственных ногах, работой, делом оправдать все, что было мне дано.

Несмотря на это, сейчас, когда так нужен каждый человек, стремящийся и способный всего себя, все силы отдать активной и страстной борьбе за дело партии, я оказался вне партии, вне работы, фактически лишенным политического и делового доверия, а длительная неопределенность моего положения, среди людей, мало знающих меня, порождает необоснованные разговоры и даже выступления по моему адресу. Я ничем этого не заслужил.

С 1938 г. я работал в ЧК, куда был направлен по указанию товарища Сталина. Из оперуполномоченного, без чьей-либо поддержки и покровительства, вырос в заместителя начальника крупного самостоятельного отдела. Наряду с оперативной вел активную партийную, теоретическую, общественную работу. Неоднократно избирался в состав партбюро коллектива, был с 1939 г. делегатом всех партийных конференций Министерства, в годы войны докладчиком МК ВКП(б). В 1948 г. с отличием окончил заочную Высшую партийную школу ЦК. С 1940 г. беспрерывно читал лекции в Высшей школе МГБ и в 1950 г. написал учебник по спецдисциплине. Вел большую общественную работу во всесоюзных спортивных организациях и в спортобществе «Динамо».

Однако в октябре 1951 г., без всякой вины с моей стороны, я был арестован, 19 месяцев находился под следствием, совершенно безосновательно обвинялся в самых чудовищных и нелепых преступлениях. Когда с моим делом объективно разобрались, все обвинения отпали и 18 мая с.г. я был освобожден и реабилитирован.

Сразу же по освобождении, получив свой партийный билет, я обратился в партком МВД, где мне сообщили, что в феврале 1952 г., в числе других арестованных чекистов, Комиссией партийного контроля я был исключен из партии. Мне разъяснили, что в КПК должно быть направлено сообщение о моей реабилитации и вопрос о восстановлении в партии будет рассмотрен без моего участия, как это было, якобы, в отношении освобожденных ранее меня[13]. Сообщение в КПК было послано 19 мая. Так как решение КПК затягивалось, я, не добившись результата в парткоме МВД, сам обратился в КПК, звоню туда регулярно, но вопрос мой так и не рассматривается.

Так же и с работой. Месяц после освобождения я добивался возможности начать работать, 19 июня получил назначение, 18 июля от работы отстранен. 22 июля, по моей просьбе, я был принят и внимательно выслушан тт. Шаталиным и Кругловым, которые обещали ускорить разбор партийного вопроса, дать мне серьезную работу, помочь занять, как сказал т. Шаталин, надлежащее место в жизни. Я считал, что после этой беседы в отношении меня не осталось неясностей. Тов. Шаталин прямо заявил, что я стою на крепких большевистских ногах, сказал, чтобы я ничего не говорил матери и не волновал ее, так как вопрос о моей партийности и работе будет решен в ближайшее время. С тех пор прошел месяц. На днях я вновь обратился к т. Шаталину, но из его ответов понял, что он отстранился от решения моего вопроса. Ничего определенного не говорит мне и т. Круглов.

Георгий Максимилианович! Ведь речь идет о коммунисте, который может и обязан много и напряженно работать, наиболее плодотворно, с максимальной пользой для партии прожить оставшиеся годы. Вне партии, вне активной политической работы нет и не может быть у меня жизни. Я всегда был и буду бойцом партии, не могу, не имею права жить иначе. Так что же мешает решить обо мне вопрос, что лишает меня доверия?

Быть может, мое прошлое?* [* Здесь и далее подчеркнуто автором - Сост.]. Да, в прошлом, будучи еще почти мальчишкой, 16-ти лет, политически незрелым и не в меру самонадеянным, я осенью 1927 г. поддался троцкистской демагогии и в школе несколько раз выступил в защиту троцкистов. Никогда с троцкистским подпольем связан я не был, не участвовал в его вражеской работе, не знал о его существовании. Осознав вредность троцкистских взглядов и осудив их, в 1929 г. я вступил в комсомол с единственной целью — стать настоящим коммунистом. С тех пор никогда я не сочувствовал взглядам троцкистов, правых и иных мерзавцев. Однако от личных недостатков — политического легкомыслия и словоблудия, критиканства — избавился не сразу, позволял себе обсуждать и критиковать среди сверстников личные качества руководителей партии. В результате, в 1930 г. допустил гнусное высказывание в адрес товарища Сталина.

С 1930 г. я начал активно работать в комсомоле, в 1932 г. был принят в партию. Ни с одним троцкистом или правым не поддерживал с тех пор никаких отношений.

В 1935 г. я был сурово наказан за свои прошлые ошибки. Меня арестовали и освободили только после вмешательства товарища Сталина, которому был передан написанный мною еще в 1931 г. документ, характеризовавший мое отношение уже тогда к правотроцкистской сволочи. Всей последующей жизнью и работой в комсомоле и партии, на заводе и в ЧК я стремился загладить прошлую вину, доказать, что давно осознал и полностью изжил ошибки ранней молодости. Тем не менее в январе 1938 г. меня вновь арестовали и 11 месяцев держали в тюрьме, без всякой вины с моей стороны. Только 6-го декабря 1938 г., когда товарищ Сталин и руководство партии узнали о моем аресте, я был освобожден. Товарищ Сталин позвонил моей матери, сказал, что я ни в чем не виноват и виновники моего ареста будут сурово наказаны, а мне помогут в дальнейшей работе и росте. Я хотел вернуться на завод, но по указанию товарища Сталина был направлен на работу в НКВД. Руководство партии разобралось со мной, направило на острый участок политической борьбы, и у меня не было сомнения, что прошлое мое выяснено полностью и не будет уже больше никогда ломать мою жизнь и препятствовать плодотворной работе. Сознавая лежащую на мне ответственность, все силы, всю жизнь, всего себя отдавал я той работе, которая мне поручалась, никогда не преследовал корыстных интересов, честно и самоотверженно служил своей партии, своему народу. Так неужели же проклятое «прошлое» ничем и никогда не может быть перекрыто и вновь, в который уже раз, уродует мою жизнь? Что еще нужно сделать, как жить, чтобы снять это пятно? Если недостаточно всего пережитого мною, если осталось еще что-либо неясное и сомнительное — пусть вызовут и спросят, я готов держать ответ за каждый свой шаг и поступок. Но меня ни в чем не обвиняют, ничего не спрашивают, а от жизни я отстранен.

Быть может, меня рассматривают, как «человека Берия» или Абакумова? Это совершенно необоснованно. Всю сознательную жизнь я стремился быть человеком партии, большевиком-ленинцем, светлый образ отца стоял передо мной. В своей практической работе я старался руководствоваться партийными принципами, решениями и указаниями партии, а не чьими-то личными пожеланиями и настроениями. Никогда ни перед кем я не заискивал и не угодничал, не был и не мог быть ничьим охвостьем. И действительно — я никогда не был близок к Кобулову, Абакумову, Берия, не искал и не пользовался чьим-либо покровительством и поддержкой, никто не выдвигал и не приближал меня. Фактически последние 10 лет я был предоставлен сам себе. На должность зам. начальника отдела я был выдвинут в начале войны, благодаря проводившейся мною работе, и в этой должности оставался свыше 10-ти лет. Сейчас, в 1953 г., меня почти 2 месяца держали в тюрьме после того, как были освобождены, восстановлены в партии и на работе большинство арестованных одновременно со мной чекистов (Шубняков, Утехин, Райхман, Эйтингон и др.). Целый месяц после освобождения мне не давали работы, а затем назначили на такой участок, который мало соответствовал моим знаниям и опыту, о чем я прямо заявил тов. Круглову, направлявшему меня на работу. Ни Кобулов, ни Берия, при этом, вообще со мной не разговаривали. Так какие же основания считать меня «чьим-то человеком»?

Быть может, недоверие вызывают отдельные мои промахи и личные недостатки? Были такие. Но не промахи и недостатки определяли мою сущность, я всегда стремился осознать их и преодолеть, за последние же годы столько пережил и передумал, что избавился, надеюсь, от своих наиболее крупных недочетов. Что же касается моих деловых качеств, то всегда и везде — на заводе и в ЧК, на партийной и общественной работе — они оценивались высоко.

Георгий Максимилианович! Не о личном благополучии идет речь, никогда этот вопрос не имел для меня значения. Речь идет о том, чтобы вернуться в строй, занять в жизни такое место, которое дало бы возможность, будь то в ЧК или на иной работе, полно и всеобъемлюще отдать свои силы, способности, знания, принести наибольшую пользу партии, Родине. Речь идет о имени, которое я ношу, о судьбе моих близких.

Очень прошу Вас, руководство партии принять меня, выслушать, определить, на что я способен и чего стою, поручить самое трудное, серьезное дело. Чем труднее оно будет, тем скорее смогу я доказать, что все мои силы и сама жизнь целиком и без остатка принадлежит партии[14].

Свердлов А. Я.

13 См. документы № 4 и № 5 раздела I.

14 В справке Отдела административных и торгово-финансовых органов ЦК КПСС от 31 декабря 1953 г. на имя помощника Г. М. Маленкова Д. Н. Суханова, приложенной к письму А. Я. Свердлова, сообщается, что «партийное дело т. Свердлова рассмотрено КПК при ЦК КПСС и он восстановлен в членах КПСС. В настоящее время на рассмотрение Секретариата ЦК КПСС внесено предложение о направлении т. Свердлова на курсы диссертантов при Академии общественных наук ЦК КПСС» (АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 224. Л. 92).

Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1953.08.25
Метки: 
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 66-69
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 224. Л. 93–98. Подлинник. Машинопись.

Sat, 28 Sep 2013 20:53:24 +0000
Обмен телеграммами. 28 июля 1953 г.

55.

Обмен телеграммами между председателем Совета министров СССР Г.М. Маленковым*, министром иностранных дел СССР В.М. Молотовым и председателем Центрального народного правительства КНР Мао Цзэдуном, премьером государственного административного совета КНР, министром иностранных дел КНР Чжоу Эньлаем.

Председателю Центрального народного правительства Китайской Народной Республики товарищу Мао Цзэдуну

премьеру государственного административного совета и министру иностранных дел Китайской Народной Республики товарищу Чжоу Эньлаю

Подписание перемирия и окончание войны в Корее являются великой победой героического корейского народа и доблестных китайских народных добровольцев.

Народы Советского Союза горячо приветствуют и поздравляют великий китайский народ с этой крупной победой в деле защиты мира на Дальнем Востоке и во всем мире.

С подписанием перемирия и окончанием военных действий перед миролюбивыми народами встают задачи закрепить эти успехи в борьбе за мир, свободу и независимость народов.

Председатель Совета министров СССР

Г.М. Маленков

Министр иностранных дел СССР

В.М. Молотов

30 июля 1953 г.

Председателю Совета министров Союза Советских Социалистических Республик товарищу Г.М. Маленкову

Министру иностранных дел Союза ССР товарищу В.М. Молотову

Позвольте выразить всем народам Советского Союза и Вам сердечную благодарность за поздравления по случаю подписания Соглашения о перемирии в Корее.

Осуществление перемирия в Корее является великой победой лагеря мира и демократии, возглавляемого Советским Союзом.

Неустанные усилия, приложенные советским правительством и советским народом для разрешения мирным путем корейского вопроса, играли огромную роль в деле окончания войны в Корее.

Китайский народ всегда будет сплочен с великим советским народом, героическим корейским народом и со всеми миролюбивыми народами всего мира с тем, чтобы непрерывно бороться за дело укрепления и защиты мира на Дальнем Востоке и во всем мире.

Председатель Центрального народного правительства Китайской Народной Республики Мао Цзэдун

Премьер Государственного административного совета, министр иностранных дел Китайской Народной Республики

Чжоу Эньлай

* Г.М. Маленков назначен председателем Совета министров СССР 5 марта 1953 г.

Государство: 
Датировка: 
1953.07.28
Источник: 
Советско-китайские отношения. 1952-1955: Сборник документов. 2015. стр. 117-118
Архив: 
Известия. 1953. 29 июля, Известия. 1953. 2 авг.

Tue, 06 Aug 2013 06:31:36 +0000
Телеграмма А.И.Микояна, Г.М.Маленкова, М.И.Литвина И.В.Сталину и Н.И.Ежову об увеличении лимита Армении. 22 сентября 1937 г.

№ 250

Телеграмма А.И.Микояна, Г.М.Маленкова, М.И.Литвина И.В.Сталину и Н.И.Ежову об увеличении лимита Армении70.

Вскрывается все большее количество фактов свободного разгула дашнаков и других антисоветских элементов в Армении. Поэтому для действительной очистки Армении просим разрешить дополнительно расстрелять 700 чел. из дашнаков и прочих антисоветских элементов.1* Разрешение, данное на 500 чел. 1 категории, уже исчерпывается.

Микоян, Маленков, Литвин.

1* На бланке шифровки имеется собственноручная пометка Сталина «За».

70 О поездке Г.М.Маленкова вместе с несколькими работниками НКВД СССР, которых возглавлял М.И.Литвин, в Армению в сентябре 1937 г. см.: «Реабилитация: как это было. Февраль 1956 — начало 80-х гг.». М., 2003. С. 586 — 587. А.И.Микоян приехал в Ереван на несколько дней позднее основной группы — 20 сентября 1937 г. (ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 4. Д. 149. Л. 85, 105). Основной целью поездки была «чистка» высшего руководства республики.

Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.09.22
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы Том 5 1937 -1939 Книга 1. 1937 Москва РОССПЭН 2004. Стр. 367.
Архив: 
АПРФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 212. Л. 113. Заверенный текст шифровки.

Sat, 04 May 2013 09:41:27 +0000
Записка Г.М. Маленкова И.В. Сталину о телеграмме в Таджикистан по поводу расследования нарушений в процессе переселения. 17 декабря 1938 г.

17 декабря 1938 г.

Товарищу СТАЛИНУ

Вношу предложение послать следующую телеграмму секретарю ЦК КП(б) Таджикистана тов. Протопопову:

«Секретарю ЦК КП(б) Таджикистана тов. Протопопову.

ЦК ВКП(б) получены сведения о том, что в Таджикистане при переселении в октябре — ноябре 1938 года части жителей пограничных кишлаков в тыловые районы было много фактов произвола в отношении к жителям. Переселение часто производилось так, что значительная часть имущества жителей оставлялась на месте прежнего жительства и была расхищена. На этой почве возникали среди части жителей пограничных районов эмиграционные настроения и даже имели место несколько попыток перехода границы со стороны отдельных переселявшихся семейств.

ЦК ВКП(б) требует немедленного расследования всех этих провокационных фактов, наказания виновных в допущенном произволе и принятия мер к возврату имущества и оказания помощи переселенным. О результатах сообщить в ЦК ВКП(б).

ЦК ВКП(б) предлагает дать объяснение почему ЦК КП(б) Таджикистана не информировал ЦК ВКП(б) об указанных фактах.

Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин».[1]

Зав. отделом руководящих парторганов ЦК ВКП(б) МАЛЕНКОВ


[1] В тексте имеются рукописные пометы: «За. И. Ст. К. Ворошилов».

 

Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1938.12.17
Источник: 
Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937—1938. — М.: МФД, 2004, стр. 630.
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 58. Л. 68. Подлинник. Машинопись.

Sun, 28 Apr 2013 06:46:53 +0000
Письмо редактора газеты «Труд» Тов. К.К. Омельченко Г.М. Маленкову с приложением письма И.В. Павлова. 3 декабря 1945 г.

 

«СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

Товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.

Направляю при этом полученное редакцией из Бежицы письмо рабочего

И.В. Павлова.

Ответственный редактор К. Омельченко».

На документе имеется резолюция Г.М. Маленкова:

«т. Шамбергу. Прошу доложить проект краткого решения секретариата ЦК.

Надо принять меры в оперативном порядке. В Брянск отослать комиссию.

Г. Маленков. 3. XII».

 

Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1945.12.03
Метки: 
Источник: 
Советская жизнь 1945-1953. Москва, РОССПЭН, 2003 Стр. 283-284
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 117. Д. 572. Л. 124.

Sat, 23 Mar 2013 20:41:07 +0000
Из речи т. Маленкова. 5 марта 1937 года

Андреев (председательствующий.) Слово имеет т. Маленков, следующий Любченко.

Маленков.

Товарищи, в проекте резолюции по докладу т. Сталина сказано, что «некоторые наши партийные руководители страдают отсутствием должного внимания к людям, членам партии... что они либо хвалят их огульно без меры, либо также огульно, без меры исключают из членов партии тысячами и десятками тысяч».

И это действительно так. Посмотрим, например, с этой критической позиции на работу партийных организаций по проверке и обмену парт-документов. Приведу два факта. Факт первый: при проверке и обмене партдокументов только по мотивам так называемой пассивности было исключено из ВКП(б) 56 тыс. коммунистов. Я тут, кстати, на полминуты отвлекусь и отвечу на замечание, сделанное вчера т. Яковлевым. Он не совсем разобрался в цифрах, которые здесь привел, и неправильно указал на то, что местные организации стали скрывать данные о пассивных. «В статистике,— говорит,— даже исчезла графа о пассивных». Тут явное недоразумение. В действительности дело обстоит наоборот. Здесь присутствуют все активные участники проверки и обмена партийных документов и все могут подтвердить, что именно после выступления т. Сталина на пленуме ЦК об ошибках с исключением из партии местные организации начали по-настоящему учитывать пассивных. (Голоса с мест. Правильно!) Можно обвинять местные партийные организации в плохой работе по исправлению ошибок, но отнюдь не в том, что они стали скрывать пассивных. Графа о пассивных не исчезла, наоборот, она по-настоящему появилась после того, как т. Сталин вытащил на свет божий ошибки местных организаций по исключению из партии по мотивам пассивности и сказал тогда же, что на очередном съезде партии он — т. Сталин — имеет предложить внести поправку в устав партии.

Тут я, кстати, скажу, чтобы не возвращаться, что и со второй цифрой вышло недоразумение, когда Яковлев сказал, что сначала была цифра свыше 300 тыс., а потом 266. Тут опять-таки получилось недоразумение, которое связано с тем, что одна цифра была до учета рассмотрения апелляций, а другая — после учета. (Косиор. То есть окончательная?) Да, окончательная. Итак, я возвращаюсь к тому, о чем начал говорить, о 56 тыс. коммунистов. Потребовалось вмешательство ЦК ВКП(б), лично т. Сталина, чтобы партийные организации начали изживать ошибки. Сейчас восстановлено из исключенных по мотивам пассивности 13 тыс. человек. Эта работа, несомненно, не закончена, ее надо продолжать, и исправление ошибок довести до конца.

Ошибки с исключением по мотивам пассивности являются тем более недопустимыми, что многие партийные организации далеко не так скоро, как с пассивными, добрались до действительных врагов партии. Приведу ряд примеров. Начну с Киевской организации. В Киевской партийной организации 450 троцкистов сумели обойти доверчивых руководителей и благополучно прошли и проверку, и обмен партийных документов. Разоблачили их позже, уже после того, как они получили партийные документы. В то же время в киевской организации было исключено по мотивам пассивности 1100 коммунистов.

В Азово-Черноморской организации 500 троцкистов и зиновьевцев получили новые партийные билеты и после этого только были разоблачены как враги партии. В то же время по мотивам пассивности было исключено 2 тыс. коммунистов. В Западной области 177 троцкистов и зиновьевцев получили партийные билеты и после этого были исключены как враги партии. В то же время по мотивам пассивности было исключено 1500 коммунистов. В Днепропетровской организации 169 троцкистов и зиновьевцев получили новые партбилеты и только после этого были исключены как враги партии. В то же время по мотивам пассивности было исключено 1250 коммунистов. Это, товарищи, относится не только к названным организациям, но и многим другим, и даже таким передовым организациям, как Московская и Ленинградская.

В Московской организации 820 троцкистов и зиновьевцев получили новые билеты и после этого были исключены как враги партии. В то же время по мотивам пассивности было исключено 6400 коммунистов. В Ленинградской организации 400 троцкистов и зиновьевцев получили новые билеты и после этого были исключены как враги партии. В то же время по мотивам пассивности было исключено 4600 коммунистов. Как видим, партийные организации с большой легкостью подходили к делу исключения из партии по мотивам пассивности, не умея в то же время своевременно разоблачить подлинных врагов партии.

Факт второй. Многие организации настолько легко подходили к делу исключения из рядов партии, что в порядке исправления ошибок местных партийных организаций, допущенных ими при проверке и обмене партийных документов, обязаны были восстановить в партии 56 тыс. коммунистов как исключенных без всяких оснований. Тут случайное совпадение с цифрой 56 тыс. пассивных.

Вот два факта, которые свидетельствуют о неправильном отношении партийных работников, организаций к членам партии. Как видите, эти факты относятся не к малой группе коммунистов. Если взять исключенных по мотивам пассивности, а также коммунистов, восстановленных как неправильно исключенных, кроме этой группы, то это составит более чем 100 тыс. коммунистов. Как видите, здесь проявилось недопустимо легкомысленное отношение к делу исключения из партии. К каким результатам это приводит, я хочу особенно подчеркнуть на примере некоторых отдельных партийных организаций.

Начну с Донецкой партийной организации. Я беру весь период руководства т. Саркисова с октября 1933 г. по настоящее время. За это время партийная организация Донбасса уменьшилась с 130 тыс. до 78 тыс., то есть на 52 тысячи. За это время исключено из партии в Донецкой организации 35 тыс. и механически выбыло 16 тыс. человек. Сюда входят не снявшиеся с учета и уехавшие, частью оставившие документы, частью не оставившие документов. Как видите, урон для организации весьма значительный.

Задумался ли когда-либо Донецкий обком и т. Саркисов над такими результатами своей работы? Я утверждаю, что нет, А разве не ясно в конце концов, что не большой заслугой партийного руководства является такая громадная, почти на 40%, убыль партийной организации. В то же время важно отметить, что и при проверке и при обмене партийных документов Донецкий обком не сумел своевременно разоблачить злейших врагов партии, в результате чего 300 троцкистов-зиновьевцев и их пособников получили партийные билеты, сумели обмануть доверчивых руководителей, и, уже после обмена, они были разоблачены как враги.

Вторая организация — Киргизская, за весь период руководства т. Белоцкого, с октября 1935 г. по настоящее время, уменьшилось в своем составе с 14 тыс. членов и кандидатов партии до 6 тыс., то есть убыла на 7,5 тыс — больше чем на половину. Из них было исключено членов и кандидатов партии 5400, механически выбыло около 1 тысячи. Задумывался ли Киргизский обком и т. Белоцкий над такими результатами своего руководства? Я утверждаю, что нет. (Эйхе. На счет механически выбывших надо крепко нас поправлять.) Возьмем Одесскую организацию. За время руководства т. Вегера с апреля 1933 г. по настоящее время Одесская организация уменьшилась с 61 тыс. до 33,5 тыс. человек, то есть на 27,5 тыс. человек меньше. Исключено за это время из партии 23 тыс. членов и кандидатов партии и механически выбыло 7,5 тыс. членов и кандидатов партии.

В Таджикской организации, сравнительно небольшой организации, за время руководства т. Шадунца, с января 1935 г. по 1937 г., в этой небольшой сравнительно таджикской организации — всего в количестве 5700 человек членов и кандидатов партии — за это время было исключено 2500 членов и кандидатов партии, механически выбыло 400 членов и кандидатов партии. Тут надо подчеркнуть, что наряду с этим большим, огульным исключением из партии т. Шадунц не только не сумел разоблачить троцкистов и зиновьевцев, но, как мы располагаем теперь точными фактами, в ряде случаев оказывал сопротивление этому разоблачению.

Возьмем Казахстанскую партийную организацию. За время руководства т. Мирзояна, с апреля 1833 г. по настоящее время, Казахская партийная организация с 82 тыс. членов и кандидатов партии уменьшилась до 51 тыс., то есть на 31 тысячу. (Реплика Мирзояна не уловлена.) Я убежден, что вы в этих цифрах не разбирались, и поэтому не советую вам оспаривать их. Может быть, они кое-где неточны, может быть, они кое в чем не точны, но, во всяком случае, они недостаточно точны для того, чтобы оперировать этими большими цифрами и ставить этот большой вопрос. За это время в Казахстанской партийной организации исключено было 25 тыс. человек и механически выбыло 13 тыс. человек.

В Винницкой партийной организации за время руководства т. Чернявского, с октября 1933 г. по настоящее время, партийная организация уменьшилась с 34 тыс. до 21 тыс., то есть на 13 тысяч. Разбирались ли во всех этих фактах руководители партийных организаций? Я утверждаю, что нет, не разбирались. Как же можно говорить о ликвидации запущенности партийной работы, о воспитательной работе среди членов и кандидатов партии, когда обком проходит мимо таких явлений, когда из партийной организации выходят сотни и тысячи коммунистов, когда из партийной организации исключается четверть, треть и больше всего состава этой партийной организации? Эти факты говорят о невнимательном, нечутком отношении к членам партии, больше того, эти факты говорят о большой запущенности партийной работы. Эти факты полностью подтверждают то, что со всей резкостью подчеркивалось в решениях Центрального Комитета и что говорил и подчеркивал т. Сталин, когда говорил против огульного и валового отношения к коммунистам.

Пора покончить с этими недостатками. Речь идет не только о нечутком, невнимательном, неправильном отношении к членам партии, речь идет не только об отсутствии такого отношения к члену партии, какого требует Центральный Комитет. Речь идет о том, что надо прислушиваться к членам партии, не только учить их, но и учиться у них, у членов партии. Вы помните, как т. Сталин заявил на совещании стахановцев: «Ленин учил, — говорит т. Сталин, — что настоящими руководителями-большевиками могут быть только такие руководители...» (читает). Этот их опыт надо использовать в повседневной практике партийного руководства, как этому учил Ленин и учит т. Сталин.

Это особенно важно теперь, когда политический, культурный уровень, активность, революционный опыт, опыт социалистического строительства членов партии чрезвычайно возросли. Об этом с большой яркостью говорят следующие, например, данные. Я приведу здесь некоторые цифры. За последние 10 лет у нас значительно вырос общеобразовательный и культурный уровень коммунистов. Если в 1927 г. коммунистов с высшим образованием было в партии 9600 человек, то сейчас, в 1937 г., коммунистов с высшим образованием у нас имеется в партии 105 тыс. человек. Если со средним и незаконченным высшим образованием у нас в партии в 1927 г., было 23 тыс. человек, то сейчас, в 1937 г., у нас в партии имеется 267 тыс. человек коммунистов со средним и незаконченным высшим образованием.

Я приведу такие данные. В соответствии с лозунгом партии об овладении техникой мы имеем за последние 10 лет огромное увеличение коммунистов с высшим техническим образованием. В 1927 г. в партии было всего 751 коммунист с высшим техническим образованием. Сейчас, в 1937 г., мы имеем 47 тыс. коммунистов с высшим техническим образованием. Мы имеем в партии, кроме того, 41 тыс. техников, имеющих среднее техническое образование, мы имеем 5 тыс. агрономов с высшим техническим образованием, 4 тыс. агротехников со средним техническим образованием и т. д., и т. д.

Все эти члены партии, значительно поднявшие свой культурный уровень за время выполнения первой и второй пятилеток, овладевшие техническими знаниями, приобрели огромный опыт на конкретных участках борьбы за строительство социализма. И руководителям местных организаций не только в порядке заботы о членах партии, но и в целях использования этого громадного опыта и знаний в повседневной практике своего руководства необходимо уметь внимательно относиться к членам партии, к людям, к работникам. Надо, как этого требует Центральный Комитет, изучать работников, знать, чем они живут и на чем растут. Надо индивидуально подходить, как это записано в резолюции пленума, к членам партии. «Индивидуальный подход составляет главное дело в нашей организационной работе», — так говорит т. Сталин.

Второй вопрос, на котором я хочу остановиться, — это недостатки в практике подбора кадров. Вы помните, как в проекте резолюции по докладу т. Сталина сказано об этом: «В ряде случаев деловой подход к работникам...» (читает). Я думаю, что каждый из присутствующих здесь может восстановить много примеров, иллюстрирующих это совершенно правильное положение. Я хочу иллюстрировать это положение двумя примерами, с оговоркой, что в указываемых мною организациях если не создалась семейка близких людей, то методы их работы создают условия и возможности для этого.

Вот пример первый. Возьмите Татарскую партийную организацию. Известно, что т. Лепа в 1930–33 гг. работал в Узбекистане. В 1933 г. начал работать в Татарской партийной организации, и вот из Узбекистана за ним перекочевали в различное время, но, главным образом, в первый же период руководства его, следующие товарищи, теперь работающие в Татарии: заведующий отделом руководящих парторганов, заведующий промышленно-транспортным отделом, заведующий отделом школ и науки, заместитель заведующего отделом партийной пропаганды, кстати сказать, снятый в Узбекистане с поста заведующего отделом Самаркандского горкома за сращивание с контрреволюционными, троцкистскими, кулацко-байскими элементами, некий Лушников... (читает, кончая словами: «заместитель заведующего торговым отделом Артамонов, ныне арестованный за контрреволюционную вредительскую деятельность».) Больше того, в Татарию из Узбекистана приехали и такие «незаменимые» работники, как комендант дома правительства, который в Самарканде в каких-то там в неблаговидных поступках был замешан,— Хазин, заведующий гаражом и др.

Я не утверждаю, что в Татарии сложилась артель, но разве не ясно, что такие методы подбора работников, когда многие руководящие посты в аппарате обкома партии заняты работниками, прибывшими вместе с ним из Узбекистана, из других организаций, эти методы не способствуют укреплению связи и руководства с местным активом Татарской партийной организации и не способствуют выращиванию новых кадров партийных работников. Больше того, они препятствуют развертыванию самокритики в организации.

Возьмем пример второй — Восточно-Сибирскую партийную организацию. Известно, что т. Разумов работал до Восточной Сибири в Татарии, и вот с переходом т. Разумова на работу в Восточную Сибирь,— случайно так вышло, что и Татария и Восточная Сибирь,— за ним постепенно перекочевали многие работники из Татарии. (Каминский. Новая Татарская республика.) Паперный— заведующий промышленно-транспортным отделом Восточно-Сибирского обкома, — я не буду перечислять по фамилиям,— заведующий сельскохозяйственным отделом обкома, секретарь Иркутского горкома. Вы заметьте: там секретарь Казанского горкома, а тут секретарь Иркутского горкома,— и вообще перевозящие за собой людей, как правило, сажают секретарем горкома обязательно своего человека,— заместитель председателя крайисполкома, сейчас арестованный, кстати сказать, как участник деникинской контрразведки и член троцкистской контрреволюционной организации, секретарь одного из крупнейших пограничных районов — Ворзинского, сейчас арестован и исключен из партии, выходец из враждебного класса, секретарь Заваринского райкома, секретарь Усольского райкома, инструктор Восточно-Сибирского крайкома, секретарь парткома завода им. Куйбышева. Лерман — я не знаю, он из Татарии или нет, боюсь утверждать, но он в Восточную Сибирь перекочевал вместе с Разумовым и работал здесь до последнего времени представителем Восточной Сибири в Москве, — сейчас арестован как участник контрреволюционной организации. (Голос с места. Он из Иркутска.) Про Лермана я боюсь утверждать. В Восточной Сибири краевой прокурор — из Татарии, кандидат в члены бюро снят с работы за связь с троцкистами. (Голос с места. Он работал не в Татарии.) Он работал не в Татарии, а в Орле с вами, в Восточной Сибири работает заведующий отделом пропаганды и агитации, работал с вами в Орле, а из Орла не особенно рекомендовалось брать работников. В Восточной Сибири работает заместителем председателя крайисполкома Марецкий — кандидат в члены бюро, есть сведения, что он принадлежал к троцкистской организации.

Я не хочу опять-таки, товарищи, сказать, что в Восточной Сибири сложилась артель, что все названные товарищи — негодные работники, но, как видите, методы подбора работников не содействуют, как показал печальный опыт Азово-Черноморской и Киевской организации, укреплению связи партийного руководства с партийным активом.

Такие факты мы имеем и по очень многим другим организациям. Вот от таких методов подбора партийных кадров, как я понимаю, следует сейчас решительно отказаться. Надо иметь в виду, что такое массовое перетаскивание людей, раньше совместно работавших в той или иной партийной организации, мешает росту актива данной партийной организации и препятствует выдвижению новых кадров. (Голос с места. И способствует притуплению бдительности самого руководителя.) Правильно. Так как время у меня, товарищи, мало, я опущу кое-что из намеченного и хочу несколько замечаний сделать о составе наших партийных кадров.

Я беру состав партийных работников, утвержденных ЦК. Их всего 5860 человек. Это так называемая номенклатура ЦК. Наибольшее количество падает на секретарей горкомов и райкомов— 5275 человек, первых и вторых секретарей. Центральный комитет недавно взял кадры секретарей райкомов и горкомов в свою номенклатуру. ЦК ВКП(б) начал утверждение секретарей райкомов и горкомов в январе 1935 года. Утверждая состав секретарей тогда, в январе 1935 г., ЦК признал невозможным оставить в качестве секретарей 770 человек. Дальше, подбор кадров секретарей райкомов и горкомов происходил в ходе проверки партийных документов. Центральный Комитет перед началом обмена партийных документов вместе с обкомами и крайкомами, ЦК нацкомпартий дополнительно не утвердил еще 630 человек секретарей райкомов и горкомов.

Таким образом, с того времени, когда ЦК ВКП(б) ввел порядок утверждения секретарей районных комитетов, из представленных обкомами, частью вместе с ними, было отведено и освобождено от работы 1400 человек секретарей райкомов. И все же после такого значительного отбора секретарских кадров среди секретарей райкомов и горкомов разоблачено 185 врагов партии, в том числе разоблачено троцкистов и зиновьевцев 84 человека, белогвардейцев и кулаков— 18 человек, жуликов— 17 человек, разложившихся— 16 человек и т. д.

Я хочу, товарищи, некоторые данные привести и о других кадрах, не только секретарях райкомов. Вот заведующих отделами областных комитетов партии у нас из 398 учтенных нами было исключено и разоблачено как врагов 35 человек. Тов. Андреев уже сказал, что 23 из них падает на заведующих отделами пропаганды и культурно-просветительными отделами. Я мог бы назвать, по каким краям и областям, но за отсутствием времени не буду называть.

Заместителей заведующих отделами из учтенных 26 человек 13 человек разоблачены как враги партии. Из инструкторов 1620 человек разоблачено как врагов 63 инструктора. Заведующих отделами горкомов из 2031 разоблачено как врагов партии 111 человек. Я хочу назвать, правда, тут не полный учет у нас, но все-таки хочу назвать вам цифру, она, пожалуй, будет полезна, секретарей партийных комитетов и парторгов первичных организаций. Учтено у нас 94145 человек. Это почти все, чем мы располагаем. Тов. Сталин назвал здесь 102 первичных партийных организаций. Разоблачено как врагов 3212 человек, или 3,4% к общему составу партийных организаций. Как видите, товарищи, порядочное количество партийных работников у нас разоблачено. Я не буду приводить данные за недостатком времени по отдельным организациям, хочу только два момента отметить.

Первое— опять-таки по Донецкому обкому. Тут сложилось такое впечатление, вот т. Саркисов выступает второй раз, и на прошлом пленуме и на этом пленуме, и каждый раз подчеркивает, что сам Шаев разоблачен. И складывается такое впечатление, что только один Шаев разоблачен. Это неправильно, там, кроме Шаева, много других разоблачено. Сергеев разоблачен, о котором он почему-то не подчеркнул. Видите, ежели основательно разбираться, то не выйдет так, что вами Сергеев разоблачен. Заместитель Шаева разоблачен, секретарь районного комитета разоблачен, заместитель секретаря райкома, 30 пропагандистов, 49 секретарей райкомов и парторгов первичных организаций, и остальных работников партийного аппарата разоблачено 56 человек.

Я хочу задержать ваше внимание, чтобы остановиться на Вайсберге. Вайсберг был заведующим отделом руководящих парторганов в Донбассе. Потом он был снят с работы, потому что он скрыл свою принадлежность к троцкистской организации. После этого он был перемещен на работу секретарем райкома. Надо сказать, что он пользовался большим доверием у т. Саркисова. Тов. Саркисов помнит, при каких условиях был арестован Вайсберг. Он был арестован в момент выполнения очень ответственного поручения Донецкого обкома. Вайсберг был представителем Донецкого обкома. Они знали, что этот человек имел троцкистское прошлое, и почему-то человеку разоблаченному как скрывшему свое пребывание в троцкистской организации оказывают такое доверие. Вайсберг имел очень крупные политические ошибки. Надо сказать, что вы недооцениваете этого момента. При отчете, когда говорили об итогах обмена парт-документов, вы ни слова об этом не сказали, и на Пленуме вы тоже ничего не говорили, а Вайсберг — это такая гнида, такой отвратительный тип — троцкистский последыш. (Голос с места. Правильно.) Он втерся в доверие партийной организации.

Или взять Харьковскую организацию. Я не знаю, может быть, т. Демченко будет иметь возможность сказать по этому поводу. Я только должен сказать, что там тоже очень много разоблаченных. Об этом здесь уже говорили. Я хочу только сказать, что когда был Пленум Харьковского обкома, т. Косиор знает об этом пленуме, фактически на Пленуме был поставлен вопрос перед ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У о привлечении к партийной ответственности Демченко. Демченко до сих пор не понимает, за что он отвечает. Демченко отвечает за Харьковскую партийную организацию, отвечает не в меньшей степени, чем Азово-Черноморский крайком и Киевская организация. (Голос с места. Правильно!) Я не буду останавливаться на теперешнем составе партийных кадров. Порошу мне продлить время на 7 минут. (Голос с места. Продлить!)

Андреев. Продолжайте.

Маленков. Я упущу вопрос о составе партийных кадров, хотя данные очень интересные. В заключение я хочу обратить ваше внимание на одно обстоятельство, что запущенность партийно-хозяйственной работой сказалась также и в том, что за последние годы обкомы партии не выдвигают перед Центральным Комитетом партии конкретных вопросов партийно-политической работы. Это совершенно ненормальное явление. Секретари — партийные работники, в первую очередь секретари обкомов, концентрируют у себя огромный опыт политической работы и не ставят перед Центральным Комитетом совершенно вопросов партийной работы. Я говорю безо всяких преувеличений. Совершенно не ставят вопросов партийно-политической работы.

Я хочу подчеркнуть следующее обстоятельство, что я говорю не только о каком-нибудь новом вопросе партийно-политической работы, но подчас отсутствуют даже самые основные вопросы о состоянии партийных .организаций. Это есть огромный недостаток в партийной работе, и он относится ко всем организациям.

Я хочу привести несколько коллективных примеров. Известно, что совсем недавно прошло утверждение секретарей обкомов партии. Недавно произошла передвижка трех секретарей обкомов: т. Семенова, т. Лаврентьева и Варейкиса. Тов. Варейкис, приехав на ДВК, говорит так: что он не ожидал встретить в ДВК такой запущенности в области партийной работы. Я думаю, что на свежую голову т. Варейкис заметил недостатки, которые не были замечены т. Лаврентьевым. (Смех.) (Лаврентьев. Правильно, я расскажу.)

Вот т. Семенов приехал в Сталинград. (Смех.) После того, как он познакомился несколько с положением дел, он говорит, что он не ожидал встретить в Сталинграде такой запущенности партийной работы. (Смех.) Я думаю, что свежему глазу т. Семенова больше заметны такие недостатки, которые не были известны ЦК. Тов. Лаврентьев приехал из Крыма. После того, как он познакомился на месте с положением дел, он говорит: я не ожидал встретить в Крыму такую запущенность партийной работы. (Смех.) (Якир. И главное, все трое говорили правильно.) Я думаю, что т. Лаврентьеву более заметны те недостатки, которые не известны были ЦК. Я рассказал об этом, пользуясь одновременным свиданием и т. Варейкиса, и т. Семенова, и т. Лаврентьева. Имеется ряд фактов, когда руководство крайкомов и обкомов Перед ЦК ВКП(б) не ставит всех вопросов о недостатках руководства, такие явления не единичные, наоборот, они многочисленны. Очень важным условием для быстрого устранения недостатков является более критическое отношение к этим недостаткам партийной работы и активная постановка перед ЦК ВКП(б) вопросов о партийно-политической работе.

Вот еще, товарищи, примеры такого не совсем критического отношения к своей работе, фактов, происходящих в организации. Я считаю, что факты, которые я изложу, они неправильно воспитывали кадры. Вот я возьму, например, из Челябинской области. Я не знаю, известно это т. Рындину. Там есть Шатровский районный комитет партии, там невоспитанное партийное руководство. Известно, что Челябинская обл. получила средства от правительства на приобретение кормов. И вот Шатровский райком партии 5 января 1937 г. в протоколе своем, в решении своем записал об оказании государственной- помощи колхозам района со стороны Челябинского обкома и Кузьмы Васильевича Рындина на приобретение кормов. (Смех, шум в зале.) Я считаю, что это невоспитанная партийная организация. Подумаешь, какая честь — получили от правительства помощь, и вот тебе такая история. (Смех.)

Или вот тот же райком, чтобы показать, что это совсем не случайно. Этот же Шатровский райком в январе месяце записывает в своем решении о выдаче, о вывозе колхозам государственной семенной ссуды, отпущенной обкомом при помощи секретаря обкома т. Рындина. Надо было отменить такого рода решение, нельзя так воспитывать партийные организации, это неправильно. (Косарев. Это не то что неправильно, а отвратительно, антипартийно. Ежов. Это хуже чем неправильно.) Вот я возьму Ярославскую область. Недавно т. Вайнов пришел в отдел руководящих парторганов и заявил претензии о том, что «Правда», орган ЦК партии, неправильно совершенно покритиковала Ярославскую областную конференцию. Мы решили проверить, может быть, думаем, действительно, «Правда» напрасно обидела человека. Послали туда инструкторов проверить. Они привезли такие материалы и документы, которые, когда я показал т. Вайнову, он со стыдом отступил от своего обвинения «Правды». Там было много вещей, телеграмм со всякого рода приветствиями Антону Романовичу, где говорилось: «Антон Романович, приветствую тебя и все проч.»— длинное по своим размерам. (Голос с места. Кто такой Антон Романович?) Антон Романович — это т. Вайнов. (Смех.) Вот такие факты. Я когда рассказал т. Вайнову, он говорит, что это никуда не годится и в связи с этими фактами отступил от обвинения «Правды».

Там есть Красно-Перекопский район. На Красно-Перекопском районном собрании т. Вайнов выступил и в своей речи сказал: «У вас что-то подозрительно тихо». Теперь они собираются на выборы и пишут приветствия т. Вайнову. Они берут это выражение — «У вас что-то подозрительно тихо»— за лозунг. «Это указание т. Вайнова вскрыло...» (читает). А он и сказал только, что у вас что-то подозрительно тихо. (Смех.) Я думаю, что это — результат неправильного воспитания партийной организации.

Вот, товарищи, я хочу привести еще один пример о Казахстане. Тут у меня небольшое, на полсекунды, отступление по поводу Хан Тенгри. Хан Тенгри— это мощный горный массив Восточного Тянь-Шаня на границе Киргизии, Казахстана и Китая. Площадь его 10 тыс. кв. километров. Получил он название по своей вершине — пик Хан Тенгри, что в переводе означает «Царь духов». Это я прочел сегодня в энциклопедии. Это высочайшая точка Тянь-Шаня— 6697 метров. Так теперь нет этого самого Хан Тенгри. Бюро Казахского крайкома 14 сентября 1936 г. переименовал его в пик Мирзояна. (Общий смех.) (Косиор. А как же география? Каганович. Теперь энциклопедию переделывать придется. Жданов. И географические карты все переделаны?) К сожалению, товарищи, это было решено на бюро Казахского крайкома с участием т. Мирзояна. (Смех.) (Гамарник. Это в порядке антирелигиозной пропаганды. Мирзоян. Тов. Маленков, потом это отменили.) Независимо от того, отменили или не отменили. (Ворошилов. В энциклопедии об отмене ничего не сказано?) Нет. (Смех.) Вот, товарищи, я еще хотел один пример привести относительно бакинской организации. (Молотов. Просим, просим. Каганович. Багиров все время напрашивается, а вы не решались.)

Маленков. 27 декабря 1936 г. собирается пленум ЦК, пленум бакинского комитета партии по вопросу об итогах обмена партдокументов. И вот, где, казалось бы, надо развернуть критику итогов работы по обмену и прочее, они на этом пленуме принимают очень большое письмо товарищу Берия в связи с проведением итогов об обмене (Косиор. О недостатках пишут?) Нет, тут сказано о нефти, о том, что — «вторая хлопковая база», что «с твоим именем связан огромный разворот работы по освоению...» и т. д., «...с твоим именем связано создание новых нефтяных промыслов...» (Смех.) «...с твоим именем связана произведенная техническая реконструкция технического хозяйства...» и т.д., очень много сказано. (Антипов. А насчет невыполнения плана по нефти не сказано?) Сказано. Вот я отвечу на реплику т. Антипова. По этому поводу в письме записано: «Со сталинским мастерством ты привил Закавказью вкус к вопросам хозяйства». (Общий смех.)

Багиров. Тов. Маленков, все же резолюцию мы приняли по итогам обмена?! А это письмо было связано, я сейчас скажу, с чем. Закавказская федерация ликвидируется, мы должны были отметить это дело.

Маленков. Тов. Сталин сказал на 15 съезде партии: «Ежели мы — большевики, которые критикуют весь мир, которые, говоря словами Маркса, штурмуют небо, если мы ради спокойствия тех или иных товарищей откажемся от самокритики, то разве не ясно, что ничего, кроме гибели нашего великого дела, не может из этого получиться?» Я, исходя из этого, все эти факты привожу. (Голоса с мест. Правильно!) Тогда я еще один пример приведу, товарищи. В Грузии в августе 1936 г. собирается пленум ЦК Грузии и обсуждает вопрос большой о мероприятиях по дальнейшему укреплению колхозов Грузии. Тов. Берия делает очень обстоятельный, я его читал, обширный и очень интересный доклад. Он помещается, примерно, на семи с лишним полосах газеты, занимает весь номер газеты. Хороший доклад был сделан. Вместо резолюции по докладу принимают следующее предложение: «Доклад т. Берия утвердить. Предложить всем организациям положить его в основу всей дальнейшей работы». Я думаю, это неправильно воспитывает партийную организацию. (Голоса с мест. Правильно!)

Маленков. Так вот, товарищи, вопрос об устранении недостатков партийной работы сейчас поставлен как никогда круто. Особенностью постановки вопроса о перестройке партийно-политической работы является то, что она, эта перестройка, ставится под контроль самих партийных масс. В решении предусмотрены такие меры, как выборность, отчетность, закрытое голосование. Все эти меры в сочетании с таким гигантским делом, как намеченная политическая переподготовка кадров, уже в ближайшее время, несомненно, дадут свои огромные положительные результаты.

Андреев. Объявляется перерыв до 6 час. вечера.

Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1937.03.05
Источник: 
Вопросы истории, 1995, № 10-11, стр. 3-11

Mon, 04 Mar 2013 18:09:23 +0000
31 июля 1940 г. — Из стенограммы доклада Г. М. Маленкова «О контроле над проведением в жизнь Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26/06/40 г. “О переходе на 8-часовой рабочий день, на 7-дневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода”»

Из стенограммы доклада Г. М. Маленкова

Записка Андрианова в Президиум ЦК КПСС о встрече с Л.П.Берия. 20 августа 1953 г

 

№73

Записка Андрианова в Президиум ЦК КПСС о встрече с Л.П.Берия

ПРЕЗИДИУМ ЦК КПСС

 Товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.

Товарищу ХРУЩЕВУ Н.С.

Прошу Вас при всей Вашей занятости найти время прочитать мое заявление и более обстоятельно разобраться с моим делом.

Вследствие моей преступной беззаботности и безответственности дело приняло серьезный характер. Выступая на пленуме ЦК, я резко и с известными фактами выступал против заклятого врага народа изменника Берия, но я при этом не сказал, что был у него на приеме. Я думал таким образом, что был у него по ведомственному вопросу и говорил о начальнике Управления. По неслужебным делам нигде не встречался и никаких дел не имел. Причем при первой возможности намеревался доложить Вам об этом, но и при встрече с Вами не с этого начал. Волновался, говорил неубедительно, что не является оправданием. Поэтому не удовлетворил Вас, хотя пытался рассказать честно и откровенно.

Был же я у него на приеме не более 3—5 минут, говорил о поведении начальника Управления, просил поправить его, тем более, что начальник Управления недавно приступил к работе. Перед уходом он задал мне вопрос — как работаете с Игнатовым? Я ответил — плохо. Тут и нечего было умалчивать, об этом было известно многим. Но я не придал значения этому вопросу. В разговорах разоблаченный враг был груб и дерзок.

После моего разговора с ним о начальнике Управления дело не улучшилось, а, наоборот, ухудшилось, о чем я расскажу ниже.

Вследствие моего неправильного поведения возникли сомнения. После беседы с Вами я все-таки думал, чтобы объяснить Вам о своем поведении. Будучи у Вас на приеме, я не смог вспомнить такого факта.

Дело было, примерно, таким образом. Когда я был на приеме у товарища Маленкова, я говорил о положении дел в организации и о взаимоотношениях с т. Игнатовым. На все мои вопросы и неясности товарищ Маленков дал мне исчерпывающие разъяснения и ответы, и я был вполне удовлетворен.

После того, как я ушел от товарища Маленкова, мне сказали в комендатуре, что меня опять просят зайти к товарищу Маленкову. Когда я зашел к товарищу Маленкову, он сказал мне — быть может, следует поговорить вместе с т. Игнатовым? Я сказал, что Вашими указаниями я вполне удовлетворен и нет необходимости занимать время для вторичного обсуждения этого вопроса. На этом все кончилось. При моем уходе товарищ Маленков предложил мне зайти к товарищу Хрущеву. Речь шла об обсуждении поставленных вопросов на заседании Секретариата ЦК.

Когда я пришел в ЦК к товарищу Хрущеву, дело было по времени близким к обеденному перерыву, но я хотел вечером уехать в Ленинград, поэтому добивался встретиться вообще с товарищем Хрущевым. Встретил товарища Хрущева на ходу в коридоре ЦК. Вам, товарищ Хрущев, было видимо обо всем известно, да и до этого я Вам рассказывал о наших делах. Вы, товарищ Хрущев, мне сказали — можете ехать в Ленинград, на Секретариате ЦК обсуждать не будем. После этого я выехал в Ленинград. Я был полностью удовлетворен решением вопросов в ЦК, и ходить после этого ни к кому не было никакой нужды.

Далее. После того когда я приехал из ЦК, поведение начальника Управления МВД ничуть не улучшилось. Он ко мне не ходил, не информировал. Об этом меня начали упрекать члены бюро обкома. Когда же приехал в Ленинград через несколько дней заместитель министра Серов (который был в Ленинграде почти до последних дней разоблачения врага), тогда он вел себя еще более вызывающе, провел облаву в Ленинграде, в течение ночи под видом борьбы с хулиганством задержали около тысячи неповинных людей и не сказал об этом обкому. Я звонил т. Круглову. Это было после приезда из Москвы, и просил его поправить начальника управления. Говорил я и о неправильных действиях руководителей МВД в ЦК, о чем я рассказывал в свое выступлении на пленуме.

Заместитель министра Серов дошел до того, что приказал снять милицейскую охрану в Ленинградском Совете, в областном исполкоме, в обкоме комсомола и около дома, где проживали руководящие партийные и советские работники, слова не сказав об этом ни мне, ни руководителям этих учреждений.

Вы меня справедливо критиковали — зачем я пошел к нему, зачем дал повод. Это правильно. Я сделал глупо, необдуманно и политически грубо ошибочно, тем более незрело, и не пристало это секретарю Ленинградской организации.

Это положение усугубляется и тем, как Вы сказали, что до моего посещения он резко ставил вопрос о снятии меня с работы, а потом изменил свое отношение. В этом своем посещении его я виноват перед ЦК и готов понести любое наказание. Но я честно Вам рассказал, как было дело. Я подошел примитивно и недостойно, грубо политически ошибочно. Я считал, что начальник только что прибыл в Ленинград, и хотелось поправить его через министра.

Недооценкой этого факта я усугубил свое поведение в дальнейшем. При этом я должен честно признаться, что переоценил себя без каких бы то ни было оснований.

Вы меня знаете почти четверть века. Я работал на Ваших глазах, честно и самоотверженно боролся за выполнение указаний партии. Я думал, что стою выше всяких подозрений. Прошу поверить мне, у меня не было ни малейших помыслов скрыть от Вас ни мой прием у него, ни о телеграмме. В нормальных условиях это не вопрос, а при моем глупом, неразумном, а, следовательно, политически ошибочном поведении оказалось делом.

На бюро Ленинградского обкома после Вашего разговора с т. Козловым очень резко подошли к оценке моего поведения — отстранили меня от работы, перестали все заходить ко мне и разговаривать со мной. Это горько и тяжело. Но я считаю это правильным. Раз в ЦК появляется сомнение к руководителю, тем более при моем таком поведении, интересы партии превыше всего.

Но в этом отношении ко мне со стороны бюро обкома хотя бы до некоторой степени я вижу плоды своей работы. Члены бюро единодушно, невзирая на лица, так строго говорили о моем поведении. Иначе и не могло быть. Интересы партии превыше всего. Этим фактом я глубоко удовлетворен. Но мне тяжело и на душе обидно, что я не оправдал доверия ЦК и подвел Ленинградскую организацию.

Я все же глубоко уверен, что ЦК не пожалеет времени и разберется со мной, накажет меня за то, в чем я виновен.

За эти дни я все передумал, так много пережил, больше, чем за всю свою сознательную жизнь.

Я до конца предан партии, все отдаю для дела партии, не считаясь со временем и здоровьем, но совершил грубейшую политическую ошибку. Это послужит для меня предметным уроком на всю жизнь.

Я говорю при этом не о своем положении, а о партийной честности, а о доверии партии. Работа для меня любая хороша, если ее доверяет партия.

За всю свою жизнь я не отступал от линии партии, беззаветно боролся за дело партии. Доверие партии для меня — это жизнь.

Прошу учесть мою просьбу при рассмотрении вопроса.

В. АНДРИАНОВ

 

Принято  по  ВЧ  20.VIII.53  г.
На  отдельном  листе  имеется  записка  «Тов.  Маленкову  Г.М.  Убедительно  прошу 
Вас  принять  меня.  В.  Андрианов.  24.V1II-53  г.»,  а  также  помета  «Архив.  Доложено. Д.  Суханов.  17.XI.  53  г.».  
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1953.08.20
Источник: 
Дело Берия. Приговор обжалованию не подлежит. Сост. В.Н. Хаустов. М.: МФД, 2012. Стр. 257-259. (Россия. XX век. Документы).
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 467. Л. 9—16. Подлинник. Рукопись.

Просмотров: 120

Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
 
Андре Жид. Возвращение из СССР. Лион Фейхтвангер. Москва 1937
Андре Жид. Возвращение из СССР. Лион Фейхтвангер. Москва 1937
В издание включены две нашумевшие в свое время книги известных западных писателей: А.Жид "Возвращение в СССР" (1936 г., переведена лишь в 1989 г.) и Л.Фейхтвангер "Москва 1937". Сопоставление этих фактически полемизирующих друг с другом работ представляет определенный интерес: это свидетельства авторитетных и талантливых людей, их впечатления о событиях трудного и противоречивого периода жизни нашей страны.
Об особенностях и истории создания книг, о позициях их авторов размышляет в предисловии известный журналист А.Плутник.
Издание иллюстрировано редкими фотографиями, рассчитано на массового читателя....

Цена:
395 руб

Плешанов Алексей Советский стиль. История и люди
Советский стиль. История и люди
"РУССКАЯ СЕМЕРКА" - уникальный интернет-проект! 3 000 000 просмотров в месяц! Цель проекта - рассказать о ключевых событиях в истории, культуре и традиции России в формате рейтингов - Топ-7. Концепцию "Русской семерки" лучше всего характеризует знаменитое высказывание Уинстона Черчилля: "Россия - это загадка, завернутая в загадку, помещенная внутрь загадки". По мнению создателей "Русской семерки", история России содержит столько интриг, собственных "кодов да Винчи", которых бы хватило на добрых семь сотен романов-бестселлеров. Задача редакции ресурса - находить эти "загадки внутри загадки" и открывать новые горизонты в познании истории родной страны для своих читателей. 19 достижений, 6 падений, 9 тайн и 5 западных мифов о стране, которой нет на карте. Все успехи и неудачи нашего государства собраны в семь ключевых позиций. 7 миссий Советского Союза, 7 "мемов" советской истории, 7 великих строек СССР, 7 главных хитов советской поп-музыки, 7 игрушек из счастливого детства, 7 страхов советского человека, 7 счастливых периодов СССР, 7 главных советских изобретений, 7 советских ученых - нобелевских лауреатов, 7 легендарных автомобилей СССР, 7 главных побед советского спорта, 7 признаков, по которым иностранцы могли узнать советского человека и многое другое....

Цена:
161 руб

Россия. Век XX (1939-1964)
Россия. Век XX (1939-1964)
Эта работа известного русского историка и литературоведа Вадима Валериановича Кожинова является продолжением книги `Россия. Век ХХ-й (1901-1939)`. В ней подробно, с позиций сегодняшнего дня исследуется история Великой Войны, как ее именует автор, и вскрываются ее истинные причины. Во многом подход автора к истории этого мирового кровавого побоища неординарен и даже неожидан. `Загадочным` считает В.Кожинов и период 1946-1953 годов в истории России. И, наконец, по-новому пытается взглянуть на феномен личности и правления Н.С.Хрущева....

Цена:
759 руб

Они не молчали
Они не молчали
Книга разрушает еще один стереотип, долгое время господствующий в общественном сознании: легенду о всеобщей покорности, неведении и казенном единомыслии, якобы сопутствовавших формированию административно-командной системы и культа личности Сталина. В ней рассказывается о тех, кто противостоял произволу и беззаконию, боролся против массовых репрессий, за возрождение демократических норм нашей жизни, за то, что сегодня вкладывается нами в понятие "перестройка".
Рассчитана на широкого читателя....

Цена:
147 руб

Наталия Лебина Cоветская повседневность. Нормы и аномалии. От военного коммунизма к большому стилю
Cоветская повседневность. Нормы и аномалии. От военного коммунизма к большому стилю
Новая книга известного историка и культуролога Наталии Лебиной посвящена формированию советской повседневности. Автор, используя дихотомию "норма/аномалия", демонстрирует на материалах 1920-1950-х годов трансформацию политики большевиков в сфере питания и жилья, моды и досуга, религиозности и сексуальности, а также смену отношения к традиционным девиациям - пьянству, самоубийствам, проституции. Основной предмет интереса исследователя - эпоха сталинского большого стиля, когда обыденная жизнь не только утрачивает черты "чрезвычайности" военного коммунизма и первых пятилеток, но и лишается достижений демократических преобразований 1920-х годов, превращаясь в повседневность тоталитарного типа с жесткой системой предписаний и запретов....

Цена:
630 руб

 Реформы в России с древнейших времен до конца XX века. В 4 томах. Том 4. 1917-1991 года
Реформы в России с древнейших времен до конца XX века. В 4 томах. Том 4. 1917-1991 года
История России, как и многих других стран, чрезвычайно богата разного рода реформами. Если реформы осуществлялись своевременно и были адекватны вызовам времени, то они, с одной стороны, позволяли снять напряжение в обществе, обеспечивали его стабилизацию и способствовали динамизму развития той или иной страны. Если же реформы осуществлялись с опозданием, то они приводили к социальным взрывам. Исторический опыт России убедительно показал, что несвоевременное и фрагментированное проведение реформ неоднократно приводило страну на грань национальной катастрофы, к трагическим издержкам и невосполнимым утратам. Поэтому осмысление причин эффективности или несостоятельности реформ продолжает оставаться одной из актуальных исследовательских задач. Неслучайно, что проблема реформ в России уже давно стала устойчивой исторической традицией в отечественной и зарубежной историографии. Однако до настоящего времени нет крупных обобщающих исследований, посвященных комплексному изучению данной темы, за весь исторический период развития страны, начиная с древнейших времен до настоящего времени. Отсутствие подобного рода масштабных трудов затрудняет понимание общих закономерностей и особенностей реформистского способа обновления всех сторон жизнедеятельности и жизнеобеспечения в соответствии с историческими реалиями соответствующих эпох и в контексте вызовов общемирового развития. Это как раз обусловливает значение и научную актуальность представляемого многотомного издания. Данный том посвящен истории реформ в России в 1917-1991 гг....

Цена:
619 руб

А. А. Плеханова, А. М. Плеханов Московские чекисты в тайной войне. 1921-1928 гг
Московские чекисты в тайной войне. 1921-1928 гг
16 октября 2018 года исполняется 100 лет со дня создания Московской чрезвычайной комиссии - важной составной части общей системы и структуры Всероссийской чрезвычайной комиссии. Она внесла значительный вклад в борьбу со спецслужбами иностранных государств, контрреволюцией и уголовной преступностью в Советской республике в целом. 
В книге раскрыты основные направления, сущность и содержание повседневной работы не только сотрудников МЧК, губернского отдела ГПУ, но и центрального аппарата органов ВЧК-ОГПУ в 1921-1928 годах. 
Особое внимание обращено на большие перемены в жизни общества, значительную перестройку форм и методов деятельности московских чекистов в условиях перехода от войны к миру, к новой экономической политике.
Книга адресована не только сотрудникам и ветеранам силовых структур, специалистам-историкам, но и всем, кто интересуется историей России и отечественных органов и войск государственной безопасности.

...

Цена:
629 руб

Анна Иванова Магазины "Березка". парадоксы потребления в позднем СССР
Магазины "Березка". парадоксы потребления в позднем СССР
Операции с иностранной валютой считались в СССР уголовным преступлением, культ западных товаров среди советских граждан был постоянным объектом критики в газетах, а существование привилегированного снабжения официально отрицалось. Тем не менее государственные магазины "Березка", в которых определенные группы советских граждан могли покупать дефицитные импортные товары за валюту и ее заменители (сертификаты и чеки), успешно функционировали по всему Советскому Союзу. Более того, они стали важной частью позднесоветской повседневности. Американские джинсы, японские магнитофоны и итальянские сапоги покупали в "Березках" не только дипломаты или артисты, выезжавшие на гастроли, но и советские рабочие, оказывавшие "техническую помощь" в странах третьего мира, диссиденты, получавшие валютные переводы из-за рубежа, а также обычные советские граждане, которые отваживались покупать валютные заменители на черном рынке за рубли. Магазины "Березка" воспринимались в советском обществе одновременно и как эталон потребления, и как пример социальной несправедливости. В книге Анны Ивановой розничная валютная торговля в позднем СССР впервые становится объектом исторического исследования. Автор рассматривает причины появления магазинов "Березка", описывает категории советских граждан, имевших доступ в "закрытые" валютные магазины, и образ валютной торговли в официальном дискурсе и среди потребителей. Книга основана на документах из центральных и республиканских архивов, материалах советской прессы, воспоминаниях и личных интервью как с работниками, так и с пользователями системы валютной торговли. 2-е издание...

Цена:
439 руб

О. М. Вербицкая Российская сельская семья в 1897-1959 гг.
Российская сельская семья в 1897-1959 гг.
Монография д.и.н. ведущего научного сотрудника ИРИ РАН О.М.Вербицкой посвящена актуальной научной проблеме - российской сельской семье на этапе 1897-1959 гг. В ее эволюции автор выделяет два основных периода - господство патриархальной, традиционной семьи (с конца XIX в. до рубежа 1920/1930-х гг.) и постепенный переход к современной форме (до конца 1950-х гг.). Прослежены основные изменения в демографическом поведении и семейно-брачных отношениях сельских жителей под влиянием демографического перехода и урбанизации. Доказано, что помимо глобальных факторов на развитии сельской семьи в России в огромной мере отразились политические и социально-экономические потрясения, происходившие не только в деревне, но и стране в целом. Сделан вывод, что, несмотря на неблагоприятные тенденции, сельская семья в эти годы успешно развивалась и в целом справлялась со своей главной задачей - воспроизводством населения....

Цена:
579 руб

Олег Хлобустов КГБ СССР 1954-1991. Тайны гибели Великой державы
КГБ СССР 1954-1991. Тайны гибели Великой державы
Комитет государственной безопасности СССР по праву принадлежал к числу сильнейших спецслужб мира.
Основанная на архивных документах, эта книга не только знакомит читателей с историей создания и деятельности КГБ, но и с тайнами "третьей мировой" - холодной войны между Содружеством социалистических государств и блоком НАТО.
Она расскажет о том, как КГБ боролся с терроризмом.
О чем он информировал Н.С.Хрущева, Л.И.Брежнева, Ю.В.Андропова, М.С.Горбачева.
Как США боролись с "империей зла".
Что способствовало развалу Советского Союза.
Насколько актуальны сегодня слова легендарного спартанского правителя Ликурга: "Государство существует, охраняемое личным участием каждого!"?
Автор выражает надежду, что эта книга позволит читателям глубже открыть для себя некоторые страницы недавней истории нашей Родины....

Цена:
409 руб

2014 Copyright © PoliticWar.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования