Новости проекта «Исторические Материалы»
Ленин, метки

Sun, 29 Jul 2018 09:10:43 +0000
Ленинский сборник VII

Последний из до сих пор неоцифрованных - 7-й Ленинский сборник.

Государство: 
Период: 
1902-1924
Метки: 

Tue, 26 Jun 2018 17:49:40 +0000
В. И. Ленин. Письма к родным. 1934
Автор(ы): 
В. И. Ленин
Государство: 
Период: 
1894-1919
Метки: 
Источник: 
Партийное издательство. Москва. 1934

Thu, 14 Jun 2018 17:18:58 +0000
"Вестник Коммунистической Академии"
Государство: 
Источник: 
Государственное издательство

Tue, 12 Jun 2018 14:36:46 +0000
Собрание сочинений. 1 издание.
Направление: 
Государство: 
Метки: 
Источник: 
Государственное издательство. Москва. 1925

Thu, 22 Mar 2018 19:45:12 +0000
Ленинский сборник 5. Издание второе.
Государство: 
Метки: 
Источник: 
Государственное издательство. Москва-Ленинград. 1929

Sun, 21 May 2017 13:24:55 +0000
Об организационно-хозяйственном укреплении колхозов и развертывании колхозной торговли. 1932 г.

Автор(ы): 
Яковлев Я.
Государство: 
Источник: 
1932. Партиздат. Москва, Ленинград

Sun, 13 Mar 2016 11:32:07 +0000
№ 32. Письмо председателя СНК РСФСР В. И. Ленина в Президиум ВЦИК с ходатайством о признании американских тракторных отрядов образцовыми и об оказании им материально-технической помощи — 24 октября 1922 г.

Письмо председателя СНК РСФСР В. И. Ленина в Президиум ВЦИК с ходатайством о признании американских тракторных отрядов образцовыми и об оказании им материально-технической помощи

24 октября 1922 г.

В целом ряде газетных статей отмечены совершенно исключительные успехи, достигнутые некоторыми сельскохозяйственными американскими коммунами и отрядами, привезшими с собой тракторы. Специальной комиссией установлена отличная работа транспортного отряда во главе с Гарольдом Вэром[1], в Пермской губ. на совхозе “Тойкино”. Кроме того в отделе промышленной иммиграции ВСНХ имеются такие же сведения о работе сельскохозяйственных коммун в Тамбовской губ. Кирсановского у. и в Одесской губ. Тираспольского у. с. Мигаево.

Американское общество технической помощи России организует в настоящее время до 200 артелей с 0,8


Sun, 13 Mar 2016 10:16:42 +0000
Из выступления В. И. Ленина на IX Всероссийском Съезде Советов с отчетом ВЦИК и СНК о внутренней и внешней политике Республики.

23 декабря 1921 г.

(Бурные овации. Возгласы: «Ура!», «Да здрав­ствует наш вождь тов. Ленин!», «Да здравствует вождь ме­ждународного пролетариата тов. Ленин!». Долго не смол­кающие аплодисменты).

Товарищи! Мне предстоит сделать отчет о внешнем и вну­треннем положении республики. Первый раз приходится мне давать такой отчет в обстановке, когда прошел целый год, и ни одного, по крайней мере крупного, нашествия на нашу Со­ветскую власть со стороны русских и иностранных капитали­стов не было. Первый год, как мы воспользовались, хотя и в самой неполной мере, но все же относительным отдыхом от нашествий и могли хоть сколько-нибудь приложить свои силы к тому, что является главной и основной нашей задачей,— к восстановлению хозяйства, разоренного войнами, к излече­нию тех ран, которые были нанесены России командующими эксплуататорскими классами, и к тому, чтобы заложить фун­дамент социалистического строительства.

Прежде всего, касаясь вопроса о международном положе­нии нашей республики, я должен высказать то, что мне уже приходилось говорить, а именно: что известное, хотя в высо­кой степени неустойчивое, но все же равновесие в междуна­родных отношениях создалось. И мы его теперь наблюдаем. В высокой степени странно для тех из нас, кто пережил рево­люцию с самого начала, кто знал и непосредственно наблюдал неслыханные трудности прорыва нами империалистиче­ских фронтов, видеть теперь, как сложилось дело. Никто, на­верное, не ожидал и не мог ожидать тогда, что положение сложится так, как оно сложилось.

Мы представляли себе (и это, пожалуй, не лишнее теперь напомнить, потому что это пригодится для нас и для наших практических выводов по главным хозяйственным вопросам) грядущее развитие в более простой, в более прямой форме, чем оно получилось. Мы говорили себе, говорили рабочему классу, говорили всем трудящимся как России, гак и других стран: пет другого выхода из проклятой и преступной импе­риалистической бойни, как выход революционный, и, разрывай империалистическую войну революцией, мы открываем един­ственно возможный выход из этой преступнейшей бойни для всех народов. Нам казалось тогда, — и не могло казаться иначе, —что эта дорога является ясной, прямой и наиболее легкой. Оказалось, что на эту прямую дорогу, которая только одна действительно вывела нас из империалистических связей, из империалистических преступлений и из империалистиче­ской войны, продолжающей угрожать всему остальному миру, оказалось, что по крайней мере так быстро, как мы рассчиты­вали, на эту дорогу другим народам вступить не удалось. И если, тем не менее, мы видим теперь то, что получилось, ви­дим единственную социалистическую Советскую республику, существующую в окружении целого ряда бешено-враждебных ей империалистических держав, то мы задаем себе вопрос: как могло это получиться?

Можно без всякого преувеличения ответить: получилось это потому, что в основном наше понимание событий было верно, что в основном наша оценка империалистической бойни и запутанности, создавшейся между империалистическими державами, была верна. Только поэтому получилось такое странное положение, такое неустойчивое, непонятное и все же до известной степени несомненное равновесие, которое мы ви­дим теперь и которое состоит в том, что, будучи окружены со всех сторон державами, неизмеримо более могущественными в экономическом и в военном отношениях, чем мы, сплошь и рядом открыто враждебными к нам до бешенства, тем не ме­нее мы видим, что им не удалось осуществить дело, на кото­рое они три года затрачивали столько средств и сил, — дело непосредственного и немедленного удушения Советский Рос­сии. Когда мы задаем себе вопрос, как могло это получиться, как могла произойти такая вещь, что одно из безусловно наи­более отсталых и крайне слабых государств, к которому от­крыто враждебны самые могущественные державы мира, устояло против направленного на него натиска, — когда мы разбираемся в этом вопросе, мы ясно видим, в чем было дело: мы оказались правы в самом основном. Мы оказались правы в своих предвидениях и в своих расчетах. Оказалось, что хотя мы не получили той быстрой, прямой, непосредственной под­держки от трудящихся масс всего мира, на которую мы рас­считывали, которую мы клали в основу всей нашей политики, но поддержку иного рода, поддержку не прямую, поддержку не быструю, мы получили настолько, что именно эта под­держка, именно сочувствие к нам трудящихся масс, — и рабо­чих и крестьянских, земледельческих масс — во всем мире, даже в державах, наиболее нам враждебных, именно эта под­держка и это сочувствие были последним, самым решающим источником, решающей причиной того, что все направленные против нас нашествия кончились крахом, что союз трудящихся всех стран, который нами был объявлен, закреплен, а в пре­делах нашей республики и осуществлен, что он оказал дей­ствие на все страны. Как ни шатка эта опора, пока существует капитализм в других странах (это мы, конечно, должны ясно видеть и прямиком должны признать), как ни шатка вся эта опора, нужно сказать, что на нее опереться уже сейчас можно. Это сочувствие и поддержка сказались в том отношении, что нашествие, которое в течение трех лет мы испытывали, кото­рое причиняло нам неслыханные разорения и мучения, что это нашествие, я не скажу, невозможно, — на этот счет надо быть очень осторожным и осмотрительным, — но оно все-таки за­труднено для наших врагов в громадной степени. И этим в последнем счете объясняется то странное, непонятное на пер­вый взгляд положение, которое мы видим теперь.

Если мы совершенно хладнокровно взвесим сочувствие большевизму и социалистической революции, если мы рас­смотрим международное положение просто с точки зрения подсчета сил, независимо от того, за правое или за неправое дело стоят эти силы, за эксплуататорский класс или за трудя­щиеся массы, — мы на это смотреть не будем, а попытаемся взвесить, как эти силы в международном масштабе сгруппи­рованы,— то мы увидим, что силы эти сгруппированы так, что в основном подтвердились наши предвидения, наши расчеты, что капитализм разлагается, и после войны, которую завер­шил сначала мир Брест-Литовский, а потом мир Версаль­ский,— уже не знаю, который хуже, — чем дальше, тем больше ненависти и отвращения к ней растет и в тех странах, которые вышли победительницами. И чем дальше мы от войны отходим, тем яснее становится не только для трудящихся, но, в очень и очень больших размерах, и для буржуазии стран-победительниц, что капитализм разлагается, что экономический кризис во всем мире создал положение невыносимое, что вы­хода нет, несмотря на все одержанные победы. Вот почему мы, будучи неизмеримо слабее всех остальных держав и в эко­номическом, и в политическом, и в военном отношениях, в то же время сильнее их тем, что мы знаем и правильно оцени­ваем все, что выходит и что должно выйти из этой империали­стической путаницы, из этого кровавого клубка и тех противо­речий (возьмите хотя бы противоречие валютное, об осталь­ных я уже не буду говорить), в которых они запутывались и запутываются все глубже, не видя выхода.

И вот мы наблюдаем, как меняется голос представителей самой умеренной буржуазии, решительно и безусловно дале­кой от всякой мысли о социализме вообще, — я уже не говорю «об этом страшном большевизме»,— когда меняют свой го­лос даже такие люди, как знаменитый писатель Кейнс, книжка которого переведена на все языки, который сам участвовал в версальских переговорах, который всю душу вкладывал в то, чтобы помочь своим правительствам, — даже он впоследствии должен был бросить этот путь, уйти от него, продолжая про­клинать социализм. Повторяю, он не говорит и не хочет даже подумать о большевизме, — он говорит капиталистическому миру: «То, что вы делаете, приводит вас к положению безвы­ходному», и даже предлагает им нечто вроде того, чтобы анну­лировать все долги.

Очень хорошо, господа! Давно бы вам пора последовать нашему примеру.

Только на днях мы читали в газетах краткое сообщение о том, что одни из опытных, чрезвычайно искусных и умелых вождей капиталистического правительства, Ллойд-Джордж, как будто начинает предлагать такую же меру, и как ему на это Америка как будто желает ответить: извините, а мы свое хотим получить полностью. Тогда мы говорим себе: неказисты дела тех передовых, могущественнейших держав, которые столько лет после войны обсуждают такую простую меру. Это нам всего легче было сделать, — разве мы такие трудности преодолевали! (Аплодисменты.) Если в таком вопросе мы видим все растущую путаницу, мы говорим, нисколько не забывая окружающей нас опасности, как мы ни слабы в отно­шении экономическом и военном по сравнению с любым из тех государств, которые все вместе выражают сплошь и ря­дом открытым образом ненависть к нам, что этой пропаганды мы не боимся. Когда же мы выражаем несколько иные взгляды относительно справедливости существования поме­щиков и капиталистов, тогда это им не нравится, и эти взгляды объявляются преступной пропагандой. Этого я никак не могу понять, ибо подобная пропаганда ведется легально во всех неразделяющих наши экономические взгляды и воззре­ния государствах. Но пропаганда, что большевизм есть чудо­вищная, преступная, узурпаторская вещь, — нет слова такого, чтобы выразить все это чудище, — эта пропаганда ведется открыто во всех этих странах. Недавно мне пришлось видеть Христенсена, который выступил кандидатом на пост прези­дента Соединенных Штатов от имени тамошней рабоче-кре- стьянской партии. Не заблуждайтесь, товарищи, относительно этого названия. Оно совсем не похоже на то, что у нас в Рос­сии называется рабоче-крестьянской партией. Там это чистей­шая буржуазная партия, открыто и решительно враждебная всякому социализму, признанная совершенно приличной всеми буржуазными партиями. И вот этот, родом датчанин, а теперь американец, получающий до миллиона голосов (это, все-таки, кое-что в Соединенных Штатах) на президентских выборах, рассказывал мне, как он попробовал в Дании, среди публики, «одетой, как я», — так сказал он, а он был хорошо одет, по- буржуазному одет, — когда он попробовал сказать, что больше­вики не преступники, так «меня чуть не убили», — сказал он. Ему сказали, что большевики — это чудовища, это узурпа­торы, как может придти в голову мысль говорить в прилич­ном обществе об этих людях? Вот какова атмосфера пропа­ганды, которая нас окружает.

И тем не менее, мы видим, что известное равновесие соз­далось. Это — объективное, не зависящее от наших побед по­литическое положение, которое показывает, что мы оценили глубину противоречий, связанных с империалистской войной, и мерим правильнее, чем когда бы то ни было, чем другие державы, у которых при всех их победах, при всей их силе, выхода до сих пор не нашлось и не находится. Вот та сущ­ность международного положения, которая объясняет то, что мы наблюдаем сейчас. Мы имеем перед собою в высшей сте­пени неустойчивое, но все же несомненное, неоспоримое из­вестное равновесие. Надолго ли это—не знаю, и думаю, что этого знать нельзя. И поэтому с нашей стороны нужна вели­чайшая осторожность. И первой заповедью нашей политики, первым уроком, вытекающим из нашей правительственной деятельности за год, уроком, который должны усвоить себе все рабочие и крестьяне, это — быть начеку, помнить, что мы окружены людьми, классами, правительствами, которые от­крыто выражают величайшую ненависть к нам. Надо помнить, что от всякого нашествия мы всегда на волоске. Мы все сдела­ем, что только в наших силах, чтобы это бедствие предупре­дить. Мы испытали такую тяжесть империалистической войны, какую едва ли испытал на себе какой-нибудь другой народ. Мы испытали после этого тяжесть гражданской войны, кото­рую нам навязали представители господствующих классов, защищавших эмигрантскую Россию — Россию помещиков, Россию капиталистов. Мы знаем, мы слишком хорошо знаем, какие неслыханные бедствия для рабочих и крестьян несет с собой война. Поэтому мы должны самым осторожным и осмо­трительным образом относиться к этому вопросу. Мы идем на самые большие уступки и жертвы, идем, лишь бы сохранить мир, который был нами куплен такой дорогой ценой. Мы идем на самые большие уступки и жертвы, но не на всякие, но не на бесконечные, — пусть те, немногие, к счастью, пред­ставители военных партий и завоевательных клик Финляндии, Польши и Румынии, которые с этим играют, пусть они это себе хорошенечко заметят. (Аплодисменты.)

Кто сколько-нибудь разумно и расчетливо рассуждает, как политик, тот скажет, что не было и не может быть в России правительства, кроме Советского, которое делало бы такие уступки и такие жертвы по отношению к национальностям как существовавшим внутри нашего государства, так и к тем, которые пришли к Российской империи. Нет и не может быть другого правительства, которое бы так ясно, как мы, созна­вало и так отчетливо перед всеми говорило и заявляло, что отношение старой России, России царистской, России военных партий, что ее отношение к народностям, населявшим Россию, было преступным, что эти отношения недопустимы, что они вызывали законнейший протест негодования, возмущение угнетенных национальностей. Нет и не может быть другого правительства, которое бы так открыто признавало это поло­жение, которое вело бы эту пропаганду, пропаганду антишо­винизма, пропаганду признания преступности старой России, России царизма и России Керенского, правительства, которое вело бы пропаганду против насильственного присоединения к России других национальностей. Это не слова — это простой политический факт, который всякому ясен, который совер­шенно бесспорен. Пока нет со стороны любой национальности против нас интриг, связывающих эти национальности, импе­риалистически их порабощающих, пока они не делают мо­стика, чтобы нас удушить, мы перед формальностями останав- ливаться по будем. Мы не забудем, что мы революционеры. (Аплодисменты.) Но есть факты, которые неопровер­жимо, бесспорно доказывают, что самая маленькая, ничем не вооруженная национальность как бы слаба она ни была, в России, победившей меньшевиков и эсеров, она абсолютно может быть и должна быть спокойна за то, что ничего, кроме мирных намерений, у нас по отношению к ней нет, что наша пропаганда о преступности старой политики старых прави­тельств не ослабевает, и что наше желание во что бы то ни стало, ценой громадных жертв и уступок, поддержать мир со всеми бывшими в Российской империи и не пожелавшими остаться с нами национальностями остается твердым. Это мы доказали. И как бы ни были сильны проклятия, которые сып­лются на нас со всех сторон, мы это докажем. Нам представ­ляется, что мы прекрасно это доказали, и перед лицом собра­ния представителей рабочих и крестьян всей России, перед лицом всей рабочей и крестьянской многомиллионной россий­ской массы мы скажем, что мы всеми силами будем охранять дальнейший мир, мы не остановимся перед большими уступ­ками и жертвами для того, чтобы этот мир отстоять.

Но есть предел, дальше которого идти нельзя. Мы не до­пустим издевательства над мирными договорами, не допустим попыток нарушать нашу мирную работу. Мы не допустим этого ни в коем случае и станем, как одни человек, чтобы от­стоять свое существование. (Аплодисменты.)

Товарищи, то, что я сейчас сказал, для вас совершенно по­нятно и ясно, и вы не могли ожидать иного от всякого, отчи­тывающегося перед вами в нашей политике. Вы знали, что наша политика такова и только такова. Но, к сожалению, есть теперь в мире два мира; старый — капитализм, который запу­тался, который никогда не отступит, и растущий новый мир, который еще очень слаб, но который вырастет, ибо он непо­бедим. Этот старый мир имеет свою старую дипломатию, ко­торая не может поверить, что можно говорить прямо и от­крыто. Старая дипломатия считает: тут-то как раз какая-ни­будь хитрость и должна быть. (Аплодисменты и смех.) Когда представитель этого всемогущего в экономическом и военном отношении старого мира прислал к нам — это было уже давно — одного из представителей американского прави­тельства, Буллита, с предложением, чтобы мы заключили мир с Колчаком и Деникиным, мир, для нас самый невыгодный, и когда мы сказали, что мы настолько ценим кровь рабочих и крестьян, которая давно уже лилась в России, что, хотя мир для нас крайне невыгоден, но мы на него готовы, ибо уверены, что Колчак и Деникин разложатся внутренне; когда мы ска­зали это прямо, сказали с малым употреблением изысканного дипломатического тона, — то тут они решили, что мы непре­менно должны быть обманщиками. И как только беседовав­ший с нами доброжелательно за общим столом Буллит при­ехал на родину, его встретили с возмущением, заставили выйти в отставку, — и я удивляюсь, как его еще не стащили на ка­торгу, по принятому империалистическому обычаю, за тайное сочувствие большевикам. (Смех. Аплодисменты.) А вышло то, что мы, предлагавшие тогда мир, худший для нас, получили мир на условиях для нас лучших. Это малень­кий урок. Я знаю, нам не научиться старой дипломатии, как нам не переделать себя, но те уроки, которые за это время по части дипломатии были даны нами и были восприняты дру­гими державами, они все же совсем бесследно пройти не мо­гли, они все же в памяти кое-кого, наверное, остались. (Смех.) И поэтому наше прямое заявление, что рабочие и крестьяне России больше всего ценят блага мира, но что они лишь до известного предела потерпят в этом отношении от­ступление,— было принято так, что они ни на секунду, ни на минуту не забыли того, какие тяжести в империалистическую и гражданскую войну они вынесли. Это наше напоминание, которое, я уверен, мы всем съездом, всей массой рабочих и крестьян, всей Россией подтвердим и выразим, я уверен, что это напоминание, как бы к нему ни отнеслись, какую бы тут дипломатическую хитрость, по старой дипломатической при­вычке, ни заподозрили, безусловно не пройдет бесследно и хоть некоторую роль все-таки сыграет.

Вот, товарищи, то, что я считаю необходимым сказать по вопросу о нашем международном положении. Достигнуто до известной степени неустойчивое равновесие. Материально в от­ношении экономическом и военном мы безмерно слабы, а мо­рально, не понимая, конечно, эту мысль с точки зрения от­влеченной морали, а понимая ее, как соотношение реальных сил всех классов во всех государствах,— мы сильнее всех. Это испытано на деле, это доказывается не словами, а делами, это уже доказано раз, и, пожалуй, если известным образом повернется история, то это будет доказано и не раз. Вот по­чему мы говорим себе: взявшись за наше мирное строитель­ство, мы приложим все силы, чтобы его продолжать беспре­рывно. В то же время, товарищи, будьте начеку, берегите обороноспособ- ность нашей страны и нашей Красной Армии, как зеницу ока, и помните, что ослабления, в отношении наших рабочих и крестьян и их завоеваний, мы не вправе допускать ни на секунду. (Аплодисменты.)

Товарищи, от этого краткого изложения того, что является самым существенным в нашем международном положении, я перейду к тому, как начинают складываться экономические отношения у нас и в Западной Европе, в капиталистических государствах. Величайшая трудность тут состояла в том, что без известных взаимоотношений между нами и капиталисти­ческими государствами прочные экономические отношения не­возможны для нас. События очень наглядно показывают, что они невозможны также и для них. Но мы сейчас не так аль­труистически настроены и больше думаем о том, как бы нам при враждебном отношении к нам других держав продол­жать существовать.

Но мыслима ли, однако, такая вещь вообще, чтобы социа­листическая республика существовала в капиталистическом окружении? Это казалось немыслимым ни в политическом, ни в военном отношении. Что это возможно в политическом и военном отношении, это доказано, это уже факт. А в торговом отношении? А в отношении экономического оборота? Ну, а связь, помощь, обмен услуг отсталой разоренной земледельче­ском России с передовой промышленно богатой группой ка­питалистических держав, — это возможно? Разве нам не грозили тем, что нас окружат колючей проволокой и что поэтому никаких экономических отношений не будет существовать? «Войны они не испугались, так мы их возьмем блокадой».

Товарищи, много мы за эти четыре года видели угроз и та­ких страшных угроз, что ни одной из них мы бояться не мо­жжем. Насчет блокады опыт показал, что неизвестно, для кого она тяжелее; для тех, кого блокируют, или для тех, кто блокирует. Опыт показал, несомненно, что за этот первый год, ко­гда я могу вам дать отчет, как за период хотя бы сравнительно элементарного отдыха от прямо зверского насилия, нас не признавали, нас отвергали, сношения с нами объявлялись не­существующими (ну, пускай, они по суду буржуазному при­знаются несуществующими), но они все-таки существуют. Вот что я считаю себя вправе, без малейшего преувеличения, вам доложить, как один из главных результатов отчетного 1921 года.

Не знаю, роздан ли вам сегодня или будет роздан отчет НКИД IX съезду Советов. На мой взгляд этот отчет страдает тем недостатком, что он слишком толст и что его трудно до­читать до конца. Но, может быть, это моя личная слабость, и я не сомневаюсь, что хотя не немедленно, но все же громад­ное большинство из вас, а также всякий, кто интересуется по­литикой, этот отчет прочтет. И даже если его не прочесть в це­лом, а только чуточку на него взглянуть и перелистать, то видно, что Россия обросла, если можно так выразиться, целым рядом довольно правильных, постоянных торговых сношений, представительств, договоров и т. д. Правда, мы не имеем юридического признания. Это сохраняет свое значение, ибо опасность нарушения неустойчивого равновесия, опасность но­вых попыток нашествия усилилась, о чем я говорил раньше, но факт все-таки остается фактом.

В 1921 году — первом году в деле торгового оборота с за­границей— мы чрезвычайно шагнули вперед. Это связано от­части с вопросом транспорта — нашей главной, пожалуй, или одной из главнейших баз всей нашей экономики. Это связано с привозом и вывозом за границу. Позвольте привести об этом самые краткие цифры. Все наши затруднения, самые неимо­верные, вся тяжесть, гвоздь наших трудностей в топливе и продовольствии, вся тяжесть в крестьянском хозяйстве, в об­рушившемся на нас голоде и бедствиях. Мы знаем хорошо, что все это связано с вопросом о транспорте; об этом надо гово­рить и надо, чтобы все товарищи с мест знали и всем това­рищам на местах еще и еще раз сказали, что нам нужно напрячь всю нашу энергию, чтобы продовольственный и топлив­ный кризис побороть. От этих причин продолжает страдать наш транспорт—материальное орудие связей с заграницей.

Организационные улучшения за этот год в деле нашего транспорта несомненны. За 1921 год мы по речным судам пе­ревезли гораздо больше, чем за 1920-й. Средний пробег в 1921-м г. выразился в 1000 пудо-верст, а в 1920-м г. — в 800 пудо-верст. Организационный прогресс, несомненно, есть. Надо сказать, что мы впервые начинаем получать помощь из- за границы: заказаны тысячи паровозов, и мы уже получили первые 13 шведских и 37 немецких. Это самое маленькое на­чало, но все же начало, У нас все-таки сотни цистерн зака­зано, и до 500 из них в 1921-м г. уже пришло. Мы оплачиваем все это чрезвычайно дорого, непомерно дорого, но все же это значит, что крупная промышленность передовых стран ока­зывает нам помощь, это значит то, что крупная промышлен­ность капиталистических стран оказывает нам помощь в деле восстановления нашего хозяйства, несмотря на то, что все они руководятся капиталистами, от всей души ненавидя­щими нас. Все они объединены правительствами, которые продолжают непрерывно печатать в своей прессе о том, как обстоит дело с признанием Советской России де-юре, и является ли большевистское правительство законным или беззаконным, И после долгих изысканий оно оказывается за­конным, но признанным быть не может. Эту грустную правду, что нас еще не признают, я не вправе скрыть, но должен вам сказать, что торговые отношения все же у нас развиваются.

Все эти капиталистические страны попали в такое поло­жение, что они с нас дерут, что мы им переплачиваем, но все же они помогают нашему хозяйству. Как же это так случи­лось? Почему же они действуют против своей воли, против того, что беспрерывно твердит пресса, — а ведь эта пресса не чета нашей по количеству экземпляров и по силе и ненависти, с которой они выступают против нас. Они объявляют нас пре­ступниками, но все же нам помогают. И выходит, что они эко­номически связаны с нами. Выходит так, как я уже говорил вам, что наш расчет, в большом масштабе взятый, оказы­вается более правильным, чем их расчет. И не потому, что у них нет людей, которые умеют правильно рассчитывать,— наоборот, у них их больше, чем у нас, — а потому, что нельзя рассчитывать правильно, когда стоишь на пути к гибели. Вот почему я хотел, в дополнение, сообщить вам несколько цифр, показывающих развитие нашей заграничной торговли. Возьму только самые краткие цифры, которые можно будет запом­нить. Если проследить все три года — 1918, 1919 и 1920-й,— наш привоз из-за границы окажется в 17 с небольшим миллио­нов пудов, а в 1921-м году — 50 миллионов пудов, т. е. в три раза больше, чем за все три предыдущих года вместе взятых. Наш вывоз за первые три года вместе был два с половиной миллиона пудов, за один 1921-й год—111/2 милл. пуд. Эта цифра ничтожная, мизерная, до смешного малая, эта цифра всякому знающему человеку говорит сразу — нищета. Вот о чем свидетельствуют эти цифры. Но все-таки это начало. И мы, испытавшие попытку душить нас непосредственно, мы, слыхавшие годами угрозы, что сношения с нами, пока мы остаемся тем, что есть, всеми мерами не будут допущены,— мы все-таки видим, что кое-кто оказался сильнее, чем эти угрозы. Мы все-таки видим, что экономическое развитие учтено ими неправильно, а нами — правильно. Начало поло­жено. Все внимание, все усилия, все заботы мы должны те­перь приложить к тому, чтобы это развитие не останавлива­лось, чтобы оно шло вперед.

Я приведу еще одну небольшую картинку, чтобы показать, как в течение 1921 года мы шли вперед. В первую четверть 1921 г. привоз был около 3 милл. пуд., во вторую четверть — 8 милл. пуд., в третью — 24 милл. пуд. Мы все-таки шагаем. Цифры эти ничтожно малы, но все же они постепенно увели­чиваются. И мы видим, как они увеличиваются в 1921 г., ко­торый был годом неслыханной тяжести. Вы знаете, чего стоило такое бедствие, как голод, какие неслыханные мучения он про­должает причинять всему сельскому хозяйству, промышлен­ности и всей нашей жизни. Все-таки, несмотря на то, что мы были страной, так сильно разоренной войной, страной, несшей такие колоссальные бедствия и в результате всех войн и в ре­зультате хозяйничанья царей и капиталистов, мы все-таки теперь стоим на пути, который открывает нам возможность улучшения нашего положения, вопреки непрекращающейся вражде к нам. Вот что является основным фактором. Вот по­чему, когда мы читали недавно о Вашингтонской конферен­ции, когда мы слышали известие о том, что враждебные нам державы летом принуждены будут созвать вторую конферен­цию с приглашением и Германии, и России, с обсуждением условий подлинного мира, мы говорим: наши условия ясны и отчетливы, мы их изложили, они опубликованы. Сколько вра­жды мы встретим? На этот счет нет заблуждений. Но мы знаем, что экономическое положение тех, кто нас блокировал, оказалось уязвимым. Есть сила большая, чем желание, воля и решение любого из враждебных правительств или классов, эта сила — общие экономические всемирные отношения, кото­рые заставляют их вступить на этот путь сношения с нами. Чем дальше они будут вступать на этот путь, тем шире, бы­стрее будет обрисовываться то, что я сегодня в отчете за 1921 г. могу показать вам лишь в таких мизерных цифрах. [...]

Печат. по тексту Сочинений В И. Ленина, изд. 4, т. 33, стр. 117—129.

Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1921.12.23
Метки: 
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Том 4. стр. 582. Москва. Госполитиздат. 1960г.

Sat, 12 Mar 2016 13:59:32 +0000
Договор Совета Труда и Обороны РСФСР с Организационной группой американских рабочих*

22 ноября 1921 г.

Совет Труда и Обороны РСФСР, с одной стороны, и Ор­ганизационная группа американских рабочих в лице тт. Хей­вуда, Рутгерса, Байера, Кальверта и Баркера, с другой сто­роны, заключили между собой следующий договор.

  1. Организационная группа, пополняемая в порядке, ука- занном в п. 5 настоящего договора представителями профес­сиональных и других организаций американских рабочих, ор­ганизует промышленный Коллектив с целью эксплуатации Надеждинского завода и ряда предприятий в Кузбассе. Кол­лектив находится в ведении СТО и его органов на местах и действует на основании особого устава, утвержденного СТО в согласии с нижеследующими основными пунктами.
  2. Коллектив получает в свое ведение и эксплуатацию следующие предприятия:

а) Надеждинский завод со всеми обслуживающими его предприятиями (копями, рудниками, лесными массивами и т. д.), устанавливаемыми согласно специальному списку Урал- экономсовещания.

б) Угольные месторождения в Кемерове со всем имею­щимся там оборудованием для их эксплуатации и со всеми побочными и подсобными предприятиями: коксовыми печами, химическим, кирпичным, лесопильным заводами и др., соглас­но специальному списку Сибревкома.

в)  Два кирпичных завода в г. Томске.

г) Один кожевенный завод и одну сапожную мастерскую в Томске.

д) Другие предприятия по дополнительным договорам с Сибревкомом и соответствующими органами.

  1. Коллектив образует Советское государственное пред­приятие, вся продукция которого принадлежит Советскому Правительству.
  2. Коллектив работает непрерывно не менее 2-х лет, при­чем берет на себя следующие обязательства:

а) Доставить из Америки в Россию 2800 вполне квалифи­цированных рабочих и технического персонала, необходимых для Кузбасса, и 3000 человек для Надеждинского завода.

б) Затратить из средств своих членов по 100 долларов с каждого рабочего на закупку необходимого для работ руч­ного инструмента (добавочные к сумме, ассигнуемой Прави­тельством согласно п. «в» § 8) и по 100 долларов на каждого рабочего на закупку необходимого продовольствия; кроме того, переселяемые рабочие должны быть снабжены на соб­ственные средства достаточным количеством обмундирова­ния и предметов домашнего обихода.

в) Организовать закупку за границей машин и инстру­ментов на средства, предназначенные для этой цели согласно п. «б» настоящего § и п. «в» § 8.

г) Каждый переселяющийся рабочий обязан дать подпис­ку установленного образца, прилагаемую к настоящему до­говору.

д) Выполнять производственные задания, которые будут устанавливаться с обоюдного согласия Коллектива с Экономическим Совещанием Урала и с Сибревкомом, причем в пер­вый год поднять производительность: Надеждинского завода, во всяком случае, не менее чем вдвое против программы, пред­положенной на 1922 г., а в Кузнецком бассейне — не менее чем вдвое против фактической выработки текущего года.

е) Привлечь к работе рабочих, уже занятых в предприя­тиях, передаваемых Коллективу, на равных со всеми членами Коллектива положениях, при условии подчинения требова­ниям и дисциплине, устанавливаемым Коллективом, но с тем, что они окажутся способными выполнять свою работу сог­ласно своей квалификации и установленным нормам выработ­ки. В дальнейшем Коллективу предоставляется право привле­кать к работе предприятия русских рабочих, причем эти по­следние должны быть поставлены в материальном и право­вом отношении в одинаковые условия с остальными членами Коллектива.

Примечание 1. Перевозка иммигрантов и их багажа до русской границы производится средствами рабочих, перевозка же от русской границы до места назначения лежит на обя­занности Советского Правительства и производится военно­срочным порядком.

Примечание 2. Намеченное в п. «д» повышение произ­водительности предприятий вдвое должно обусловливаться не увеличением абсолютного числа рабочих, а повышением сред­ней выработки, приходящейся на одного рабочего. Увеличе­ние числа рабочих должно иметь последствием соответствен­ное увеличение общей продукции предприятий.

  1. Правление Коллектива составляется из перечисленных в начале договора товарищей (Хейвуда, Рутгерса, Кальверта, Байера и Баркера) и еще 9-ти товарищей — представителей рабочих организации Америки и Англии, по соглашению лиц, подписавших договор с СТО и с окончательным утвержде­нием сего списка СТО. В Правление Коллектива СТО посы­лает своего представителя.
  2. В органы Управления как Надеждинским заводом, так и угольными копями в Кузбассе по принадлежности вводит­ся по одному представителю от Уралэкономсовещания и Сибревкома.
  3. Члены Коллектива и Коллектив в целом подчиняются всем законам РСФСР на общих основаниях.
  4. Для организации работы Коллектива Советское Пра­вительство ассигнует не свыше 300 000 долларов по следую­щему расчету:

а) 20 000 долларов на экспертизу Надеждинского завода и других предприятий.

б) 5000 долларов на организационные расходы за границей.

в) по 100 долларов на каждого переселяющегося рабо­чего в пределах остающейся суммы (275 000 долларов) для закупки за границей сельскохозяйственных машин и прочего инвентаря, необходимого для работ каменноугольных копей.

Примечание. На соответствующую сумму НКВТ от­крывает в Америке кредит.

  1. Для обеспечения Коллективу возможности расширения промышленных предприятий и членам Коллектива удовлетво­рительного в материальном отношении личного существова­ния Советское Правительство предоставляет Коллективу:

а) К весне 1922 г. достаточное количество готовых бре­вен, потребных для постройки жилищ для прибывающих им­мигрантов.

б) 10 000 десятин земли в районе Кемерова, пригодных для сельскохозяйственного использования, по соглашению с Сибревкомом.

в) 50% производства кожзавода и сапожной мастерской сверх того, что было произведено в производственном 1921 году.

г) 50% производства угля в Кемерове сверх того, что было добыто в производственном 1921 году.

д) 50% производства Надеждинского завода сверх того, что было намечено программой в производственном 1921/22 г.

е) Продукцию с предоставленных колонии сельскохозяй­ственных участков—по правилам, установленным для совхо­зов, приписанных к предприятиям.

ж) Продукцию кирпичных заводов и лесных разработок, остающихся за покрытием потребностей предприятий.

Примечание. Вырубка леса должна идти с соблюде­нием установленного Лесоземельным Отделом плана хозяйства.

з)  Право товарообмена с крестьянами и др., с соблюде­нием соответствующих на этот счет общих правил.

Примечание 1. В течение 1-то договорного года коло­нистам выдается соответствующее их числу количество пай­ков по правилам, нормирующим снабжение аналогичных ка­тегорий русских рабочих в предприятиях, переведенных на начала хозяйственного расчета. Кроме того, на зиму 1922/23 г. все иммигранты снабжаются шубами и валенками. На зиму 1921/22 г, Советское Правительство посылает в Надеждин­ский завод 60 000 пудов муки для рабочих, занятых лесными заготовками на 1922 г.

Примечание 2. Первая партия рабочих не свыше 200 человек для подготовительных работ снабжается всем необ­ходимым по особому списку.

Примечание 3. Вышеуказанные нормы отчислений про­дукции устанавливаются на первый год работы Коллектива, в дальнейшем же подлежат пересмотру и установлению об­щим соглашением, причем Правительство РСФСР в прин­ципе признает, что Коллектив имеет право на достаточное ко­личество продуктов производства для выполнения намечен­ных производственных целей.

  1. Для обеспечения непрерывного хода производства предприятий, передаваемых Коллективу, Советское Прави­тельство обязуется:

а) Снабжать эти предприятия, согласно представленной Коллективом и утвержденной СТО смете, через соответствую­щие органы или непосредственно из центра, всем, что не мо­жет быть добыто и произведено в районе расположения Кол­лектива и что необходимо для предприятий, а также денеж­ными знаками. Снабжение производится в порядке, устанав­ливаемом для предприятий, переведенных на хозяйственные начала.

б) Обеспечить предприятия достаточным количеством же­лезнодорожных и водных транспортных средств.

в) Снабдить необходимым количеством цемента и чугуна по особому соглашению и при условии, что Коллектив выде­лением из своего состава достаточного количества специали­стов усилит производительность Яшкинского цементного и Гурьевского заводов.

  1. В случае, если бы по каким-либо причинам одна из договаривающихся сторон, Советское Правительство или Коллектив, впоследствии нашла для себя невыгодным заклю­ченное соглашение, — она имеет право объявить о расторже­нии договора. В таком случае на обязанности Коллектива ле­жит сдать по особому акту специально уполномоченным на то агентам Советского Правительства все постройки, обору­дование, инвентарь, в том числе и весь закупленный согласно этому положению, и весь, какой будет приобретен колониста­ми впоследствии, — в полной сохранности и в полном поряд­ке без всякого вознаграждения со стороны Советского Пра­вительства. На обязанности этого последнего будет лежать предоставить колонистам все средства для беспрепятствен­ного проезда и выезда за границу с имуществом, составляю­щим личную собственность колонистов, с соблюдением су­ществующих в отношении вывоза за границу общих поста­новлений. Советская власть не несет при этом ни перед Кол­лективом в целом, ни перед отдельными его членами никаких денежных обязательств, кроме тех, которые судом РСФСР или ВЦИК РСФСР будут признаны правомерными.

Председатель СТО

В. Ульянов (Ленин)

Представители Организационной группы американских рабочих:

В. А. Хейвуд

Д. Байер

За Рутгерса — Хейвуд

22 ноября 1921 года

Печат. по арх.

 

* 25 декабря 1922 г. в развитие настоящего договора Совет Труда и Обороны заключил с американской стороной новый договор, согласно ко­торому учреждалось государственное объединение «Автономная промыш­ленная колония Кузбасс», устав которого подлежал утверждению СТО. Объединению передавалось несколько предприятий и шахт Северной группы Кузнецкого бассейна, в частности в Кемерове. Отдельные статьи договора регулировали порядок перевозки колонистов из США, вопросы финансовой, технической и производственной деятельности объединения.

В соответствии с договором от 25 декабря 1922 г. в Кузнецком бас­сейне в дальнейшем функционировал ряд предприятий угольной промыш­ленности.

Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1921.11.22
Метки: 
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Том 4. стр. 513. Москва. Госполитиздат. 1960г.


Письмо В. И. Ленина Сиднею Хилману*.

13 октября 1921 г.

Товарищ Хилман!

От всей души благодарю Вас за помощь. Благодаря Вам удалось достигнуть быстро соглашения насчет организации дела помощи Советской России со стороны американских ра­бочих. Особенно важно при этом, что дело организации этой помощи поставлено теперь также по отношению к тем рабо­чим, которые не являются коммунистами. Во всем мире и особенно в наиболее передовых капиталистических странах миллионы рабочих не разделяют в настоящее время взгляды коммунистов, но тем не менее готовы помочь Советской Рос­сии, помочь и накормить голодающих, хотя бы часть их, по­мочь и делу восстановления народного хозяйства Росс. Соц. Фед. Сов. Республики. Такие рабочие с полным убеждением повторяют слова — и, что еще важнее, не только повторяют слова, но и проводят на деле в жизнь — слова руководи­телей Амстердамского профессионального Интернационала (безусловно враждебного коммунизму), именно что всякая победа международной буржуазии над Советской Россией означала бы величайшую победу всемирной реакции над рабочим классом вообще.

Советская Россия напрягает все силы, чтобы преодолеть голод, разорение и разруху. Финансовая помощь рабочих все­го мира бесконечно важна для нас в этом отношении, наряду с помощью моральной и с помощью политической. Америка, естественно, стоит во главе государств, рабочие которых мо­гут нам помочь, помогают уже теперь и будут помогать, — я глубоко уверен в этом — еще в гораздо больших размерах.

Преданные делу, энергичные передовые рабочие Америки пойдут во главе всех рабочих из ряда промышленных стран, несущих Советской России свои технические знания, свою ре­шимость пойти на лишения ради помощи рабоче-крестьянской республике для восстановления ее хозяйства. Из мирных средств борьбы против ига международного финансового капи­тала, против международной реакции нет другого средства, которое бы так быстро и так верно обещало победу, как по­мощь восстановлению народного хозяйства Советской России.

С лучшим приветом по адресу всех рабочих, несущих ту или иную помощь Советской России.

В.Ленин

Печат. по тексту Сочинений В. И. Ленина, изд. 4, т. 35, стр. 448—449.

* Сидней Хилман — один из реформистских деятелей профсоюзного движения США; длительное время возглавлял Объединенный профсоюз рабочих-портных Америки. В рассматриваемый период Хилман, учитывая настроения американских рабочих, принимал участие в движении за оказание помощи Советской России.

Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1921.10.13
Метки: 
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Том 4. стр. 419. Москва. Госполитиздат. 1960г.

Просмотров: 273
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
 
Рейфилд Д. Сталин и его подручные
Сталин и его подручные
Известный британский историк и литературовед, автор бестселлеров "Грузия. Перекресток империй. История длиной в три тысячи лет" и "Жизнь Антона Чехова", предлагает детальный анализ исторической эпохи и личностей, ответственных за преступления, в которых исчезли миллионы людей, "не чуявших под собой страны". Руководители печально знаменитой Лубянки - Дзержинский, Менжинский, Ягода, Ежов, Берия - послушные орудия в руках великого кукловода - "человека с усами", координатора и вдохновителя невероятных по размаху репрессий против собственного народа....

Цена:
819 руб

Валентин Катасонов Экономика Сталина
Экономика Сталина
Интерес к сталинской эпохе отечественной истории в нашем обществе остается неизменно высоким, в том числе к экономике этой эпохи. В книге доктора экономических наук В.Ю.Катасонова - одного из ведущих экономистов современной России -раскрывается суть сталинской экономики, показывается ее уникальный характер не только по сравнению с экономиками других стран, но также экономикой СССР раннего и позднего периодов. Тема сталинской экономики в настоящее время достаточно табуирована, поскольку на ее фоне блекнут любые модели так называемой «рыночной экономики», навязываемые России. Автор прорывает заговор молчания вокруг этой темы, дает подробное описание таких элементов сталинской модели экономики, как централизованное управление и планирование, одноуровневая банковская система, двухконтурное денежное обращение, государственная монополия внешней торговли и государственная валютная монополия, противозатратный механизм, общественные фонды потребления и т.д. По мнению автора, уникальный опыт государственного строительства на базе сталинской модели экономики может оказаться крайне полезным для экономического и политического возрождения России....

Цена:
659 руб

Юрий Жуков Сталин. Шаг вправо
Сталин. Шаг вправо
Эта книга посвящена одному из самых драматичных периодов нашей истории, предопределивших судьбу не только СССР, но и современной России. Решался вопрос, быть или не быть ускоренной индустриализации (плодами которой мы пользуемся до сих пор). В прямое столкновение вошли крупнейшие кланы в руководстве СССР - условные "правые" (Бухарин, Рыков и Томский) условные "левые" (Троцкий, Зиновьев, Каменев, Сокольников и Крупская) и группа Сталина, которая вела свою собственную игру.
На XIV съезде партии отношения между членами Политбюро перешли допустимые рамки, дискуссия стала формой сведения старых счётов. Именно эта схватка приведёт Троцкого к изгнанию и "ледорубу", Каменева, Зиновьева и Бухарина к расстрелу, а Сталина - к абсолютной власти. Почему в те дни Сталин неожиданно для всех поддержал "правых", хотя ещё совсем недавно открыто их критиковал? Какова была цель этого странного "шага вправо"? К чему это впоследствии привело?
В настоящей книге доктор исторических наук Юрий Жуков на основе архивных данных подробно и доходчиво описывает события, произошедшие на вершине советской власти в 1926?1927 годах. Книга является продолжением труда Юрия Жукова "Оборотная сторона НЭПа"....

Цена:
589 руб

 Троцкий против Сталина. Эмигрантский архив Л. Д. Троцкого. 1933-1936 гг.
Троцкий против Сталина. Эмигрантский архив Л. Д. Троцкого. 1933-1936 гг.
В настоящее издание включены архивные статьи, письма, интервью и другие документы, написанные Львом Троцким в эмиграции в период 1933-1936 гг. На русском все тексты обнародуются впервые. Часть документов является первопубликацией. Основные затронутые темы: оценка Троцким международного положения и положения в отдельных странах после установления в Германии нацистской диктатуры; особенности развития СССР под властью Сталина, обоснование курса на формирование параллельных (троцкистских) компартий и их международного объединения в IV Интернационал. В томе публикуются документы, свидетельствующие о стремлении Троцкого к установлению контактов идущих за ним организаций с некоторыми другими левыми политическими силами и в то же время о решительном осуждении Троцким курса III Интернационала, контролируемого Москвой, на создание антифашистского народного фронта.
Письма жене Н.И.Седовой дают представление о личной жизни Троцкого, его характере и вкусах.
Том подготовлен к изданию известными российскими историками, проживающими в США, - докторами исторических наук Ю.Г.Фельштинским и Г.И.Чернявским. Книга снабжена предисловием, примечаниями и именным указателем....

Цена:
749 руб

Сергей Кара-Мурза Советская цивилизация
Советская цивилизация
В книге представлены самые известные и авторитетные работы выдающегося российского политолога и публициста Сергея Георгиевича Кара-Мурзы, объединенные близкой писателю темой "советского проекта". Неоспоримые достижения в социальной и экономической сферах, во внешне- и внутриполитической жизни, в культуре и науке по праву утверждали статус СССР как Мировой Державы. Приводя примеры успешного сочетания государственных целей с интересами простых граждан, ученый анализирует уникальный исторический опыт нашей страны в построении Советской цивилизации. При этом позиция автора лишена ретроградного налета: речь не о реставрации, а об учете ценностей социализма, его позитивного опыта в современной жизни....

Цена:
1189 руб

Конфликты в Кремле
Конфликты в Кремле
Валентин Фалин с 1950 года находился на ответственной работе в МИД СССР, в семидесятых годах занимал пост Посла СССР в Бонне, в восьмидесятых - политический обозреватель газеты `Известия` и руководитель Агенства печати `Новости`, с 1988 - го по 1991 год -заведующий Международным отделом ЦК КПСС и советник М. С. Горбачева по общеполитическим проблемам. На его глазах происходили те события, которые повлекли за собой развал всей государственной системы и стали началом целого периода в истории страны, получившего название `перестройка`....

Цена:
949 руб

Ф. И. Раззаков Жизнь замечательных времен. Шестидесятые. 1962. В 3 томах (комплект из 3 книг)
Жизнь замечательных времен. Шестидесятые. 1962. В 3 томах (комплект из 3 книг)

Работа Ф.И. Раззакова в серии "Жизнь замечательных времен: шестидесятые" посвящена 1962 году. В работе представлена широкая и в то же время детальная картина событий этого года в самых разных сферах жизни Советского Союза: экономика и политика, культура и структуры повседневности, спорт и кино.


...

Цена:
3179 руб

 Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы
Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы
После смерти Сталина резко обострилась борьба за власть в высшем руководстве. Его ближайшие соратники объявили о `нерушимом единстве`, но все они боялись друг друга и тщательно следили за всеми действиями каждого из `небожителей`. Наиболее активным оказался Берия. Он первым начал критику ошибок и извращений, допущенных в сталинское время, внес ряд предложений по их исправлению. Эта активность опиралась на то, что Берия возглавлял карательные органы, а потому слишком много знал о других претендентах на власть. Старым друзьям и товарищам Берии по руководству, напуганным до смерти его действиями, ничего не оставалось, как убрать Берию с политической арены, что и было сделано на июльском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС. Берия, согласно практике фальсификаций того времени, был обвинен в надуманных преступлениях, но о его действительных злодеяниях - организации массовых репрессий - не было сказано ни слова....

Цена:
739 руб

Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917 г.
Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917 г.

Репринтное воспроизведение издания.
Генерал-лейтенант А. И. Деникин - фигура известная, оставившая свой яркий след в отечественной истории. Причём не только на полях сражений трёх войн - русско-японской, первой мировой и гражданской. Своим талантливым пером он поведал современникам и потомкам о драматических событиях, активным участником которых ему довелось быть....

Цена:
355 руб

 "Очистим Россию надолго..."
"Очистим Россию надолго..."
В процессе формирования тоталитарного режима в Советской России переломным моментом явился 1922 г. Переход к нэпу ознаменовался ужесточением борьбы с инакомыслящими: политическими оппонентами, Церковью, интеллигенцией и др. В сборнике впервые объединен корпус основных источников, содержащих сведения о репрессивной политике советской власти в конце 1921 - начале 1923 годов, кульминацией которой явилась акция, известная под названием, "Философский пароход". На основе документов высших партийных и государственных органов власти и управления показаны подготовка, ход и завершение операции по высылке за границу и ссылке в отдаленные районы страны инакомыслящих....

Цена:
986 руб

2014 Copyright © PoliticWar.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования