Новости проекта «Исторические Материалы»
НЭП, тема

Wed, 02 Aug 2017 10:30:00 +0000
Оппозиционные течения внутри ВКП(б). 1926 г.
Тема: 
Государство: 

Sat, 03 Jun 2017 18:07:43 +0000
Почему и когда погиб НЭП?

Около 60 лет почти все советские экономисты и историки прославляли гибель нэпа как по величайшую победу социализма. Сторонников противоположной точки зрения можно было пересчитать по пальцам. Последние 2—3 года положение изменилось. Теперь в печати господствуют гимны нэпу как самому успешному периоду развития советского общества. Восхищаются чудесным возрождением экономики России после Гражданской войны, высокой эффективностью экономики в тот период, созданием твердой валюты. К нэпу обращаются за уроками при решении нынешних экономических проблем. Отмена нэпа в конце 20-х годов оплакивается как поворотный пункт в истории СССР, ознаменовавший победу Административной системы со всеми известными трагическими последствиями для жизни советского общества. Называются виновники этой гибели: Сталин и его окружение, пораженные военно-коммунистической идеологией аппаратчики, да еще отдельные слои общества (бедное крестьянство, часть рабочего класса, молодежи).

Теперь уже по пальцам можно посчитать сомневающихся в достоинствах НЭПа. Но и в доводах сомневающихся в теории «заговора против нэпа» (назову Б. С. Пилскера, Г. X. Попова, И. Клямкина, Ю. Голайда, в какой-то степени Р. Медведева) преобладают все же политические соображения. Гибель нэпа связывается чаще всего с глубоким противоречием между авторитарной политической системой и рыночными методами экономики (исключением являются, пожалуй, только Б. С. Пинскер и Г. X. Попов, которые видят и экономические причины гибели нэпа).

Скажу сразу, что многое в аргументах, прославляющих НЭП, мне представляется правильным и неопровержимым. Верно, что нэп был таким периодом экономического развития, когда ресурсы у нас использовались лучше всего, О сравнении с «военным коммунизмом» и говорить нечего: здесь разница в пользу нэпа впечатляет. Да и после нэпа хозяйство развивалось намного менее эффективно. Даже в лучший для Административной системы период, в конце 50-х годов, по сравнению с 1928 г. материалоемкость продукции народного хозяйства выросла па 30—35 %, а фондоотдача упала примерно на 15 %[1]. Очень медленно росла производительность труда. Словом, все экономическое развитие носило сугубо экстенсивный  характер. А если вспомнить о колоссальных человеческих жертвах этого периода, об аграрном голоде, огромном росте цен (особенно в довоенный период), то достоинства нэпа кажутся бесспорными. Не вызывает сомнений и роль авторитарной политической системы в гибели нэпа. О глубокой враждебности к рынку подавляющего большинства высших партийных и советских руководителей этого периода очень ярко, по личным впечатлениям, писал И. Валентинов, фaктичеcкий редактор органа ВСНХ «Торгово-промышленной газеты», в воспоминаниях, выпущенных в середине 50-х годов в эмиграции. Но ведь, несмотря на эту враждебность, не поддержали же они в середине 20-х годов сторонников Троцкого, призывавших к большему ограничению нэпа. Да и в 1928 г. борьба между Бухариным и Сталиным шла с переменным успехом: в ЦК и в Политбюро соотношение сил передке оказывалось и пользу Бухарина, и Сталину приходилось отступать. Что же питало страх перед отказом от НЭПа? Думаю, что неостывшие воспоминания о той войне, которую крестьянство вело против «военного коммунизма» и которую, после Тамбова и Кронштадта, всё таки выиграло. Да еще о хозяйственном развале периода «военного коммунизма». Нужны были очень серьёзные обстоятельства, чтобы этот страх отступил. Видимо, перед еще большим страхом. Каким? Утратой власти? Но к этому времени всякая организованная оппозиция (монархисты, кадеты, эсеры, меньшевики) была сломлена, а без организации далее существовавшие немалые антисоветские настроения серьезной опасности в ближайшем будущем не представляли. Скорее, наоборот: и с точки зрения сохранения власти большую опасность представлял тогда отказ от НЭПа, толкавший значительную часть населения, особенно зажиточных крестьян, на борьбу с властью.

Экономическое положение СССР к концу 20-х годов

Может показаться, что такое напоминание излишне: в сотнях книг об этом говорится подробно. Боюсь, однако, что многие специалисты далеко не точно оценивают ситуацию. Дело в том, что экономическая информация уже в 20-е годы была не совсем точной. Конечно, столь грубых, наглых искажений, как в последующие годы, тогда не было. И в ЦСУ, и в других экономических органах, где тогда велась статистика, работали чаще всего квалифицированные люди, честные и порядочные. Но приукрашивали действительность уже тогда. Напомню, что в 1926 г, Ф. Э, Дзержинский характеризовал отчетность промышленных трестов, как «фантастику», квалифицированное вранье... При этой системе выходит так, что врать можно, сколько угодно»[2]. Наряду с работниками предприятий вклад в это «квалифицированное вранье» внесли на начальной стадии нэпа и работника ЦСУ. Они умудрились без всяких объяснений за один год «исправить» своп прежние данные таким образом, что получился для 1920 г. объем промышленной продукции по отношению к 1913 г. в размере 30 % вместо 20 %[3] (с тех пор новая цифра вошла во все статистические справочники). Как показали последующие расчеты, проводимые 310 общепринятым в мировой статистике методам в Конъюнктурном институте Наркомфина СССР под руководством Я.П. Горчука, первоначальная цифра была верной... Уже с середины 20-х годов в ЦСУ СССР считали динамику продукции по отчетам предприятии об объеме валовой продукции, что при росте цен неизбежно завышало результаты[4].

В статье «Заметки экономиста» П. И. Бухарин называл одну из важнейших задач стоящих перед народным хозяйством: «Мы должны научно поставить дело нашего статистического учета»[5].

Начнём анализ экономического положения СССР в 1928 г. со сравнения созданного в этом году национального дохода с дореволюционным уровнем. По данным наших справочников он вырос на 19%[6]. Учитывая, что в 1913 г. Россия далеко (в 3—4 раза) отставала по уровню национального дохода от США, даже когда этот рост свидетельствовал об огромном отставании от развитых капиталистических стран, где национальный доход вырос значительно больше (например, в США в 1,4 раза). Но реальное положение по этому ключевому показателю было намного хуже. Любопытно, что ЦСУ СССР в 20-е годы данные об объеме национального дохода в сравнении в сравнении с 1913 г. вообще не публиковало, хотя методы расчета, конечно же, были в ЦСУ известны. Очевидно, просто искажать это соотношение нe хотелось, но и правду говорить, уже нельзя было, она противоречила другим , более благополучным цифрам того жe ЦСУ.

Все источники — расчеты и крупнейшею русского экономиста С. Н. Прокоповича в 1918 г., и советского экономиста А. Никольского в 1927 г., и Госплана СС(-Р в том же 1927 г., и американского экономиста Фэлкуса в 60-е годы — дают один и тот же результат: национальный доход на территории России до 1939 г. составил 14,5 — 15 млрд руб. (в ценах 1913 г.)[7]. В 1927 — 1928 гг. по сравнению с 1913 г. индекс розничных цен вырос, по одним расчетам, в 1,97 рала (общеторговый индекс), по другим — в 2,07 раза (бюджетный), округленно в 2 раза. Строительный индекс, определяющий величину фонда накопления, вырос еще больше — в 2,45 раза[8]. С учетом долей фонда накопления и потребления в 1928 г. (0,85 и 0,15) получаем общий индекс цен для пересчета национального дохода, равный 2,07, Следовательно, объем национального дохода дореволюционной России в ценах 1928 г. составил 30—31 млрд руб. Национальный доход СССР в 1928 г. составил в текущих цепах 26,4 млрд руб[9]. Таким образом, национальный доход оказался на 12—15 % ниже уровня 1913 г., душевое же его производство, с учетом роста населения па 5 %, уменьшилось на 17—20%[10].

Экономическая ситуация в свете такой оценки выглядит намного хуже, чем это представлялось в конце 20-х годов нашими статистиками. Уровень жизни трудящихся (крестьян и служащих) в 1928 г. был гораздо ниже, чем в 1913 г., несмотря па некоторое перераспределение национального дохода в их пользу (ликвидация помещиков и крупной буржуазии во многом компенсировалась ростом бюрократическою аппарата). Служащие и крестьяне не разбирались в тонкостях статистики, но еще хорошо помнили свой дореволюционный уровень жизни, и его реальное снижение сильно влияло на их общественное настроение. Упала и обеспеченность жильем, так как при той же численности городского населения объем жилого фонда снизился примерно на 20%[11].

Заметно снизила уровень жизни огромная безработица. В конце 20-х годов было около 1,5 млн безработных, что при численности рабочих и служащих 10,8 млн чел. составляло около 15 % — огромная величина. В капиталистических странах такой высокий удельный вес безработных в численности наемных работников бывает лишь в период острых кризисов.

Уточнение оценки величины национального дохода позволяет по новому определить и динамику производительности труда. Занятость в материальном производстве выросла примерно на 11%[12]. В таком случае годовая производительность труда снизилась на 23 % по сравнению с 1913 г. Частично это связано с сокращением продолжительности рабочего дня. Но это относится только к сельскохозяйственному сектору, а он занимал тогда небольшую долю в общей занятости. Заметно выросла по сравнению с 1913 г. материалоемкость продукции. Об этом говорит сравнение изменения объема национального дохода с потреблением сырья. В то время как объем национального дохода снизился на 12 %, потребление топлива сохранилось на уровне 1913 г., потребление древесины превысило этот уровень примерно на 10 %.

По официальным данным, основные производственные фонды выросли по сравнению с 1913 г. на 30 %. Учитывая разрушения периода гражданской войны и почти полное прекращение капитального строительства с 1917 по 1925 г., такой рост нельзя считать реальным. По оценке С. Г. Струмилина, стоимость промышленно-производственных фондов с учетом износа сократилась к началу 1924 г, примерно па 10%[13]. За 1924—1927 гг, это имущество выросло примерно па 20 %, т. е. в целом весь рост по сравнению с 1913 г. можно оценить в размере 10%. Основные фонды железнодорожного транспорта выросли больше (в связи с огромным железнодорожным строительством в годы первой мировой войны их рост составил 30 %)[14]. Объем основных производственных фондов сельского хозяйства, видимо, остался на дореволюционном уровне, так как поголовье скота (главной части основных производственных фондов в сельском хозяйстве того времени) в переводе на крупный рогатый скот в 1928 г. не достигло еще уровня 1913[15]. Эти три отрасли имели тогда почти равную величину основных производственных фондов, в связи с чем можно определить и общий рост основных производственных фондов по сравнению с 1913 г.—13%. Следовательно, фондоотдача в народном хозяйстве упала на огромную величину — на 25 %.

Тем, кто читал газеты 20-х годов, выступления руководителей партии и правительства того времени, наконец, художественные произведения того времени, особенно сатиру, вывод о низкой эффективности экономики в конце 20-х годов не покажется неожиданным. В прессе приводилась масса примеров вопиющей бесхозяйственности. Стремительный темп экономического роста в 20-с годы тоже не должен вызывать удивления: ведь речь шла о восстановительном периоде. При резервах производственных мощностей достаточно накормить город, чтобы на промышленные, транспортные, строительные предприятия потекли работающие. Именно это и произошло, когда отменили продразверстку и у крестьян появилась заинтересованность в увеличении производства. Нет сомнения, что переход предприятий общественного сектора на хозрасчет также содействовал повышению эффективности производства. По мере приближения к дореволюционному уровню возможность увеличении производительности труда сокращалась. Ее относительно высокий темп в 1926—1928 гг. был результатом далеко еще но оконченного восстановительного периода, чего не заметили многие наши экономисты и историки, введенные а заблуждение ложной статистикой. О том, сколь велики были резервы восстановительного периода, говорит хотя бы пример черной металлургии в 1928 г. производство чугуна составляло лишь 75 % дореволюционного уровня, который был превзойден только в 1930 г[16]. А ведь в 1929—1930 гг. были введены три новых крупных доменных печи.

Причины низкой эффективности советской экономики

В конце 20-х годов они очевидны. Это крупнейшие бюрократические препоны. Хотя они были меньше, чем при военном коммунизме и в 30—80-е годы, но весь букет прелестей раздутого бюрократизма был налицо. Об этом имеется масса свидетельств в литературе того периода: чудовищно раздутые отчетность, штаты, невозможность предприятию решать даже самые мелкие вопросы, Например, списание лошади продолжалось полгода, на слом плохой уборной стоимостью 5 рублей нужен был декрет БСНХ. Намного снизилось качество управленческих решений. Среди членов правления промышленных  трестов велика была доля рабочих, основная часть которых (94,8 %) имели начальное образование. Энтузиазм не мог восполнить их низкий профессиональный и образовательный уровень, Многие опытные руководители производства погибли в гражданскую войну или эмигрировали.

Высшие государственные и хозяйственные органы были лучше обеспечены кадрами. Но отсутствие последовательности, импровизации, а часто и просто неразбериха, хаос были характерны для их деятельности. Достаточно про читать записку Ф. Э. Дзержинского Б. В. Куйбышеву, написанное незадолго до смерти (3 июля 1926 г.),

В нем отражается то отчаянно, которое охватило руководство партии перед трудноразрешимыми задачами. Мы в оцепенении — от вывод, к которому приходил Дзержинский. А ведь после смерти Дзержинского  положение в руководстве страны еще ухудшилось. За один 1926-й год умерли или были устранены с руководящих должностей такие сильные хозяйственные руководители, как, например, Красин и Сокольников.

После Гражданской войны снизилась квалификация рабочих, моего многих старых, опытных рабочих, погибших на войне или умерших от голода и болезнен, заняли недавно пришедшие из деревни. На эффективности производства в сельском хозяйстве ощутимо сказывалась ликвидация в период «военного коммунизма» высокоэффективных хозяйств, принадлежащих помещикам и зажиточным крестьянам. Совхозы и колхозы оказывались малоэффективными. Потери периода гражданской войны и эмиграции тяжело сказывались на развитии науки, научно-технического прогресса. Такое положение инженеров и ученых зачастую имело невысокую квалификацию.

Из-за низкой эффективности экономики крайне ограниченными оказались финансовые ресурсы для расширения производства. С. Г. Струмилин в конце 20-х годов сопоставил рентабельность советской экономики того времени с дореволюционной. Результаты оказались обескураживающими. По отношению к основным фондам в 1913 г. рентабельность промышленности составляла 19,7 %, в 1928 г.— 10,9 %, на железнодорожном транспорте (к основным и оборотным) - соответственно 8,2 % и 2,5[17].

В абсолютном выражении получаемая прибыль (с учетом роста цен) оказалась значительно ниже, чем до войны. Поскольку прибыль главным образом шла на расширение производства, воспользуемся для переоценки ее величины строительным индексом. Тогда окажется, что в промышленности создавалось прибыли на 20 % меньше, чем до войны, на железнодорожном транспорте даже в 4 раза меньше, в обеих отраслях вместе — в 2 раза меньше.

На уровень рентабельности в 1928 г. влияли не только отставание в уровне использования ресурсов по сравнению с дореволюционным уровнем. Сказывался и чрезмерный (по сравнению с изменением производительности труда) рост оплаты труда рабочих. Реальная заработная плата рабочих превзошла довоенный уровень на 20 — 30 %, в то время как годовая производительность труда, по реальным оценкам, в лучшем случае осталась на уровне 1913 г. Немного ниже чем розничные, выросли оптовые цены промышленности и транспортные тарифы, но зато очень сильно, как мы докажем ниже, недооценивался объем основных производственных фондов. Так что все же решающим фактором пониженного уровня рентабельности в 1928 г, была низкая эффективность использования ресурсов.

В 1928 г. прирост основных фондов равнялся 3,3 млрд. руб., что составило 3,3 % к объему основных фондов на начало 1928 г.[18] При таком росте они за пятилетку могли вырасти лишь на 17—18 %. Это, конечно, было намного меньше намечавшихся фантастических темпов 70—90 % (они означали прирост за пятилетие почти такой же, как за всю многовековую историю России), но все же были довольно внушительными. Однако и такой заметный рост был иллюзией. Он определялся во многом занижением оценки основных фондов. На это указывали ряд советских экономистов, в том числе крупнейший знаток этой проблемы Я. Б. Кваша[19]. Можно привести ряд доказательств такого занижения. Начну с самого простого. А. А. Аракелян в конце 30-х годов приводил данные о том, что ватера старых предприятий (вид текстильного оборудования) числятся на балансе в сумме 3— 4 тыс. руб., а произведенные в 4936—1937 гг. той же мощности стоят 45—50 тыс.[20]. При росте розничных цен в 5—6 раз (а оптовые росли примерно в таком же размере) с момента генеральной инвентаризации основных фондов промышленности в 1925 г. до 1936— 1937 гг. получается недооценка оборудования в промышленности чуть ли не в два раза.

Занижение статистическими органами оценок объема отдельных элементов основных фондов отмечалось уже в конце 20-х годов. Так, С. Г. Струмилин противопоставил оценке ЦСУ СССР стоимости городских жилищных фондов по восстановительной стоимости без учета износа в 1926—1927 гг. в размере 13,9 млрд. руб. оценку Госплана СССР в размере 20,2 млрд. руб., т. е. на 45 % больше[21].

Для проверки правильности указанных оценок мы рассчитали стоимость 1 введенного в 1928 г. жилья. Оказалось, что в 1928 г. в частном и обобществленном секторе в городах было введено

5,3 млн. м2 жилья стоимостью 603 млн. руб.[22]  т. е. 114 руб. за 1 м2 Между тем, в 1926—1927 гг. стоимость 1 м2 жилья в городах оценивалась ЦСУ СССР в 64 руб. (216 млн. м2 [23] жилой площади стоимостью в 13,9 млрд. руб.).

Для переоценки сельского жилого фонда Е. М. Тарасов, данными которого пользовалось ЦСУ СССР, исходил из индекса цен строительства в 1926—1927 гг. по отношению к 1913 г. в размере 1,73[24] в то время как в действительности он составлял 2,47[25] что также занижало объем основных фондов более чем на 40 %.

Для определения размера недоучета стоимости основных фондов в промышленности был проведен следующий расчет. Определялась стоимость 1 м2 зданий в составе промышленных фондов по результатам генеральной инвентаризации 1925 г. и новых фондов, введенных в середине 20-х годов, К сожалению, статистические данные не позволяют установить стоимость самих зданий. Поэтому их стоимость определяется по общей стоимости основных фондов. Вряд ли за небольшой период доля зданий в их стоимости могла существенно измениться. По данным, приводимым в книге Я. Б. Кваши "Амортизация и срони службы основных фондов", было определено, что промышленные основные фонды, построенные до 1917 г., составили 220 млн2 а в 1918—1927 гг.—31,9 млн. м2. В 1922—1923 гг. восстановительная стоимость промышленных основных фондов составила свыше 7,8 млрд. руб.[26], или 35 руб. за 1 м2. За 1922—1923—1927— 1928 гг. было введено в действие 2,5 млрд. руб., промышленных основных фондов, что в расчете и а 1 м2 составило 78 руб., т. е. в два с лишним раза больше, чем по результатам генеральной инвентаризации.

Из сказанного вытекает, что стоимость основных фондов я результате генеральной инвентаризации была занижена, как минимум, в 1,5 раза. Это значит, что их реальная стоимость (с учетом износа) составила в 1928 г, не 70 млрд. руб.,, а как минимум 105 млрд. руб., но возможно, и Значительно больше.

Заниженность оценки основных фондов приводила к недооценке амортизации основных фондов. Объем амортизации в 1928 г, определялся в размере 3,5 млрд. руб.[27]. По отношению к первоначальной восстановительной стоимости в более чем 100 млрд. руб. (при 30 % износа) получается размер амортизации, равный 3,5 %, что является обоснованным. Однако при заниженности основных фондов в 1,5 раза размер амортизации увеличивается на 1,75 млрд. руб., а размер накопления в основные фонды сокращается до 1,55 млрд. руб., т. е. не выше 1,5 % к стоимости основных фондов с учетом износа и еще меньше к их первоначальной стоимости,

В конце 20-х годов при сохранении НЭП не было условии для увеличения доли основных производственных фондов. Только для поддержания мизерного уровня обеспеченности населения жильем и другими культурно-бытовыми учреждениями при росте населения в 2 % в год требовалось увеличить непроизводственные фонды на 10 % за пятилетку.

Однако реальные возможности значительного роста определяются активной частью фондов — оборудованием. А возможности роста парка оборудования были еще меньшими, чем всех основных фондов. В результате Первой Мировой и Гражданской воин из процесса обновления оборудования выпало 10—15 лет. Парк оборудования исключительно сильно износился. В конце 20-х годов по многим видам оборудования потребность в замене износившегося оборудования оказалась больше, чем возможности по их замене.

По такому важному виду оборудования, как паровые котлы, потребность в их выводе (со сроком службы более 25 лет) за пятилетку составила более 900 тыс. площади нагрева[28], в то время как объем отечественного производства — 88 тыс. ,м2 а импорта, по нашим подсчетам,— 100 тыс. м2, иначе говоря, производство и импорт лишь покрывали выбытие. Примерно такое же положение складывалось и по первичным двигателям, по металлорежущим станкам.

Еще хуже было положение в других отраслях. При парке паровозов более 20 тыс. штук и необходимом выбытии как минимум 600 паровозов, производство составляло лишь 477 против 479 штук в 1913 г. И конце 1928 г. практически прекратился рост поголовья скота. Рост объема жилья в городе и на селе с учетом реального размера амортизации прекратился. 5—10% роста основных производственных фондов — вот что ожидало народное хозяйство СССР пря сохранении нэпа в сложившемся его виде в предстоящую пятилетку,

Трудно было ожидать в первую пятилетку роста фондоотдачи. Ее возможный рост должен был компенсироваться падением вследствие высокой фондоотдачи в тяжелой промышленности, куда предусматривалось направить значительную часть фондов, и ухудшением использования новых фондов, неизбежным па первом этапе их освоения. К тому же и рост фондов в размере 5—10 % за пятилетку не был гарантировал. При длительных сроках строительства значительная часть капитальных вложений в повое строительство могла материализоваться уже за пределами первой пятилетки.

Таким образом, объективно складывалась ситуация практического застоя, ведь рост национального дохода оказывался меньше, чем рост населения (2 % в год). К концу пятилетки не достигался даже уровень национального дохода дореволюционной России, а доля национального дохода СССР могла составить лишь 15 % уровня США, в то время как в 1913-г. эта доля составляла 30 %. Еще хуже складывалось положение по новейшим отраслям промышленности: электроэнергии, химии, автомобильной, тракторной и авиационной промышленности. Здесь отставание измepялocь уже десятками раз, и даже сокращение его казалось невозможным. При такой отсталой экономике невозможно было иметь не то что сильные, а минимально допустимые для любой страны вооруженные силы. И по численности, и по вооружению в сравнении с другими крупными странами их отставание было гораздо сильнее, чем в дореволюционной России,

Численность Красной Армии была намного ниже, чем в дореволюционной России (0,55 вместо 1,4 млн. человек перед Первой Мировой войной и 0,9 млн. в начале XX века). У Красной Армии практически не было танковых войск, современной авиации, тяжелой артиллерии, автомобилей, радиосвязи.

Перед партийным и государственным руководством в конце 20-х годов вырисовывалась перспектива экономической стагнации, военного бессилия. Это делало неизбежным рано или поздно внутренний социальный взрыв или поражение при первом же военном столкновении, которые возникали часто и между капиталистическими странами и тем более были вероятны между социалистической страной и капиталистическим миром[29].

Не знаю, имело ли тогдашнее руководство полностью правдивую картину положения в экономике страны. Скорее всего, имело. Тогда еще было немало прекрасных экономистов и внутри страны, и в эмиграции. Но оно знало цену нашей статистике и верило не благополучным цифрам в рублях, а грубой натуре, которая уже тогда длинными очередями в городах "хлебным забастовкам" в деревнях и авариями в промышленности говорила о кризисном состоянии дел в экономике.

Внимательное изучение работ Н. И. Бухарина 1927—1928 гг. показывает, что он в полной мере понимал безмерную сложность реконструкционного периода и низкую эффективность советской экономики. Много правильного говорилось им о путях преодоления трудностей. Это повышение культурного уровня населения, растущие инициативы трудящихся и предприятий, большая роль статистики, науки и т. д. Однако «план» Бухарина скорее указывал, что надо делать, чем как делать. Н. И. Бухарин не был готов к коренным изменениям сложившейся модели государственного и хозяйственного строительства. Он скорее призывал к частным, хотя и крупным реформам. И не было никакой уверенности, что даже их проведение, крайне сложное при реалиях того периода, резко и быстро повысит эффективность производства и решит проблемы накопления. Думаю, именно этим в решающей степени объясняется то, что большинство в Политбюро и ЦК в конце концов приняло сторону Сталина.

Партийному и государственному руководству СССР в конце 20-х годов пришлось решать экономические и социальные проблемы, оставленные им в наследство предшествующим периодом революции и социалистического строительства. К экономической и культурной отсталости дореволюционной России добавились огромные .материальные, людские и культурные потери гражданской войны, эмиграция значительной части русской интеллигенции, выпадение более 10 лет из экономического и культурного развития. Принятый в конце 20х годов курс был следствием отнюдь не только авторитарных наклонностей значительной части руководства этого периода.  был еще и актом отчаянии людей, поставленных перед выбором: медленная агония или отчаянная попытка вырваться из отсталости, несмотря на возможные жертвы населения. Партийное руководство выбрало после колебаний второй вариант. Напомню, что этот выбор вовсе не был неожиданным. Он в общих чертах представлен еще в 1924 г. Е. Преображенским, который ясно видел, что самая сложная проблема возникнет в конце восстановительного периода, при решении проблемы источников накопления. Не обольщаясь эффективностью общественного сектора и возможностью притока иностранного капитала, Е. Преображенский уповал в основном на перекачку средств из несоциалистического сектора, главным образом из сельского хозяйства. С глубоким пессимизмом в связи с отсталостью Советской России глядели на перспективы социалистического строительства и Троцкий, Каменев и Зиновьев, которые уповали на мировую революцию.

Уже в год «великого перелома» (1929 г.) стало ясно, что, отказав- П1ись от нэпа, гораздо легче решить проблему накопления. Сталин в статье «Год великого перелома» торжествующе приводил данные о росте объема капитальных вложений в крупную промышленность с 1,6 млрд. руб., в 1928 г. до 3,4 млрд. в 1929 г., или более чем в 2 раза. Даже с учетом немалого (не менее 20 %) скрытого роста цен результат поражал. Намного легче стало решать проблемы строительных рабочих. Ими стали репрессированные зажиточные крестьяне и нэпманы, а также крестьяне, отчаявшиеся от непосильных поборов, В 1,5 раза (!) за один год выросла вывозка древесины. Это позволило и обеспечить прирост строительных работ, и почти вдвое увеличить экспорт древесины[30] в результате чего впервые поело нескольких лет застоя существенно вырос экспорт. Он имел ключевое значение для индустриализации, для которой требовалось большое количество иностранного оборудования и материалов. Кто же добывал тот лес? Те же заключенные и подневольные крестьяне, которых насильно загоняли на лесозаготовки[31]. При росте городского населения па 1,0—2 млн. человек в год в городах вводилось примерно 5,3 млн. м2 жилой площади, т, е. по 2,5—3 м2 на человека, при средней обеспеченности одного городского жителя в 8 м2. На такой жилплощади могли жить только отчаявшиеся люди. По-видимому, заключенные не включались в городское население. Они жили в еще худших условиях.

Выскажу предположение: раскаяние Н. И. Бухарина и его сторонников в конце 1929 г. не было только результатом давления партийного аппарата. Думаю, что на них действительно произвело огромное впечатление благополучие (пусть и с жертвами, какая же революция 6eз жертв!) решение проблемы финансирования накопления. И не так уж и лукавил И. И. Бухарин в своем предсмертном письмо, что семь лет (т.е. с 1929 г.) у него не было никаких политических разногласий со Сталиным. Другое дело, что после первой пятилетки, когда основы тяжелой промышленности были созданы, И. И. Бухарин считал возможной «оттепель» в экономике и политике.

Можно ли было предотвратить гибель НЭПа?

Так что же, гибель НЭПа и победа административной системы были фатальными, предотвратить их было невозможно? Думаю, что в конце 20-х годов это было так. Последний шанс для других решений в рамках сложившейся социальной системы был упущен в начало 20-х годов. Он и тогда был невелик, но все же не равнялся нулю. Крах «военного коммунизма» вызвал такое идеологическое потрясение в партии и обществе, что попытка коренного пересмотра понятия социализма тогда была возможна. Однако, как это часто бывало в русской истории и в прошлом и в последующем, изменения носили хотя и значительный, по не радикальный характер. Сделав первые крупные шаги по изменению хозяйственного и общественного механизма (отмена продразверстки, введение свободной торговли, перевод части промышленности на хозрасчет, ограничение роли ВЧК и частичное восстановление законности и правопорядка), руководители партии и государства решили, что дальнейшее движение в том же направлении грозит гибелью социализма. И вот уже на XI съезде РКП (б) торжественно объявляется: отступление закончено. Да и зачем, скажите, отступать, когда непосредственная опасность устранена, крестьянские мятежи прекращены и сельское хозяйство начинает возрождаться?!

Лозунг подкреплялся делами. На Генуэзской конференции, вопреки позиции ряда делегатов от РСФСР (Красина, Чичерина, Литвинова), советская делегация отказывается от заключения соглашения с западными державами по вопросу о долгах России, ставившегося условием предоставления Советской России жизненно необходимых займов. В конце 1922 г. аннулируется уже подписанное Л. Красиным соглашение о предоставлении концессии Л. Уркарту.

Если без этих займов и притока в других формах иностранного капитала не могла быстро развиваться экономика дореволюционной России[32], то насколько больше они были нужны разоренной Гражданской войной стране Советов! В конце 1922 г, отклоняется предложение даже о частичном ослаблении монополии внешней торговли, которую Н. И. Бухарин справедливо называл «гладиатором». Монополия внешней торговли являлась крупнейшим препятствием для расширения внешнеэкономических связей, а их развития был немыслим долговременный экономический подъем. Даже в 1928 г. из-за небольших объемов экспорта СССР смог ввести лишь половину импорта оборудования дореволюционной России. Чтобы добиться этого, пришлось  пожертвовать и импортом предметов потребления, который сократился по сравнению с 1913 г. в 10 раз, что, конечно, снизило уровень жизни населения.

Наряду с этими экономическим решениями, идущими вразрез с самой идеей НЭПа, отмечу и такие политические события 1922 г., как процесс руководителей партии правых эсеров и высылка за границу около 200 крупнейших представителей русской интеллигенции, показавшие, что крупных изменений в системе однопартийной диктатуры в Советской России предпринимать не собираются.

В партии были тогда голоса, требующие более глубоких перемен. Я уже говорил о позиции ряда советских делегатов на Генуэзской конференции. Накануне Генуи Чичерин предлагал ввести дополнение в конституцию, дающие избирательные права тем, кто был их лишен ранее. Но его предложение даже не стали рассматривать. Н. Осинский на X партконференции летом 1921 г. высказался в пользу создания крестьянской партии. Г. Мясников тогда те предлагал свободу печати — от монархистов до анархистов. На XII съезде партии К. Радек и Л. Красин говорили о необходимости дополнить крестьянский НЭП внешнеэкономическим НЭПом. Но все названные (и другие) предложения о расширении НЭПа категорически отвергались. Конечно, в них был известный риск. Страсти, разожженные гражданской войной, были слишком свежи в памяти, чтобы наладить единый социалистический фронт с меньшевиками и эсерами, столь необходимый для сплочения всех сил социализма в борьбе демократическими методами с антисоциалистическими силами. Казалось немыслимым и даже постыдным победителям в гражданской войне идти на поклон к побежденным. И, конечно, это требовало коренных реформ самой Коммунистической партии, которая родилась и жила в непрерывной борьбе с другими социалистическими течениями. Именно поэтому я и считаю шанс 1922 г. столь малым. Потребовалось много десятилетий, чтобы началось осознание того, о чем говорил в 1924 г. Б. Пильняк: не Россия для коммунистов, а коммунисты для России.

Советская экономика 20-х годов представляла собой причудливое сплетение рыночных и административных методов управления. Можно понять, когда советские экономисты в поиске примера для подражания обращаются к методам управления и формам хозяйствования 20-х годов и находят там столь милые их сердцу хозрасчётные формы хозяйствования. Но при этом упускается из виду значительная роль административных методов в то время. Административная система 30—50-х годов была заложена в 20-е, а вовсе не построена на голом месте. Правда, роль административного управления в период нэпа не оставалась неизменной: она то падала (1321—1923 гг.), то росла в 1926—1928 гг.

Нэп отнюдь не являлся периодом гармоничного и бескризисного развития. Напротив, кризисы были почти непрерывно. Финансовый кризис весной 1922 г., кризис сбыта осенью 1923 г., товарный кризис 1924        г., рост инфляционных тенденций и товарный голод конца 1925 г. — вот только некоторые кризисы первого этапа НЭПа. Они все больше подтачивали его устои. Если первый удар но НЭПу был нанесен в 1922 г. отказом признать долги и ограничить монополию внешней торговли, то второй удар был нанесен осенью 1923 г., когда под влиянием кризиса сбыта начали устанавливать директивные цены на предметы потребления. Чуждое рыночной экономике установление директивных цен привело к товарному голоду 1924 г., но так и не было отменено, став элементом управляемой экономики.

Бесспорно, крупнейшим достижением первого этапа нэпа явилось создание в апреле 1924 г. твердой валюты — червонца, свободно обмениваемого населением и предприятиями на иностранную валюту. Но часто этим и завершается описание судьбы червонца. Между тем эта твердая валюта продержалась не больше двух лет. Слабым местом червонца явилась низкая величина золотого запаса, составлявшего лишь 1/7 дореволюционного, нереальный курс червонца и малый объем советского экспорта. Стоило только положительному сальдо торгового баланса под влиянием невыполнения нереальных плановых заданий на 1925 г. смениться отрицательным, как вся денежная система зашаталась. Теряя золотой запас и не будучи способным получить помощь извне, Госбанк уже в начале 1928 г. отказался от обмена советских денег на иностранную валюту.

Не нужно долго доказывать, что монополия внешней торговли, твердые цены, нереальный валютный курс и неконвертируемая валюта никак не вписываются в рыночную экономику. Процесс ее ликвидации, как видим, шел не единовременно, а как ряд последовательных мероприятий, оставлявших все меньше и меньше от НЭПа.

Последняя попытка реанимировать нэп была предпринята в 1925 г. Были сняты многие ограничения на развитие крестьянского хозяйства, расширены политические права крестьян. Но стоило уменьшиться числу голосов, отданных за коммунистов на выборах в сельские Советы, как от ряда сделанных уступок уже в начале 1926 г. отказались. Был осужден в том же 1925 г. Н. И. Бухарин за лозунг «обогащайтесь». 1926—1927-й — это годы непрерывного усиления нажима на частный сектор. Ведя борьбу с троцкистско-зиновьевской оппозицией, партия фактически принимала многие ее лозунги и предложения в области нажима на частный сектор, перекачки средств из него для нужд индустриализации. Не стану приводить конкретные факты — они имеются в любой книге по истории этого периода. Хочу обратить внимание на один, значение которого, по-моему, недооценивается. В условиях нехватки финансовых ресурсов лотом 1927 г. советское государство впервые выпустило принудительные займы. Кстати, и это предложение выдвигалось оппозицией. Принудительные займы до этого выпускались только в войну. Теперь же, в мирное время, это стало системой в практике советского бюджета.

Собственно говоря, уже в 1927 г. стало ясно, что достигнут потолок в извлечении финансовых ресурсов обычными методами. Именно об этом свидетельствовал выпуск принудительных займов. Даже явно недостаточная величина финансовых ресурсов в 1928 г. была слишком тяжела для советской экономики. Чтобы ее сохранить, нужны были и принудительные займы, и излишняя эмиссия, и заниженные цены на сельскохозяйственную продукцию, особенно зерно. Все эти рычаги также были чужды НЭПу.

Теоретически и тогда можно было попытаться возродить умирающий нэп, проводя мероприятия, от которых отказались в 1922— 1923 гг. Именно это предлагали Н. Д. Кондратьев, В. А. Базаров, В. Г. Громан и их сторонники (речь часто шла не о нэпе). Но в партии они уже не имели поддержки. Даже Н, И. Бухарин в 1927—1928 гг. выдвигал все новые предложения по наступлению на частный сектор.

Время было упущено.




[1] Расчеты приведены в статье автора, опубликованной в; Коммунист, 1988. № 17

[2] Дзержинский Ф. О. Избранные произведения, Т. 2. М., 1977. С. 497;

[3] Крицман Л. Н, Героический период русской революции. М., 1924, М. 157—158,

[4] Более подробно об этот автор писал (совместно с С. Селюниным) в статье «Лукавая цифра» (см.: Новый мир. 1987. N 2; Коммунист., 1983, № 17), а также в специальных журналах.

[5] Бухарин Н. П. Избранные произведения. М., 1938. С. 417

[6] Народное хозяйство СССР в 1958 г. М.. 1959, С. 52,

[7] Вайнштейн А. Национальный доход России и СССР. М., 1989. С. 63, 66, 68.

[8] Струмилин С. Г. Очерки социалистической экономики СССР. М., 1959. С. 35

[9] Вайнштейн А. Указ. соч. С. 93.

[10] Впервые в советской литературе, насколько удалось установить, сшибки в расчетах ЦСУ отметил А. Вайнштейн (Там же. С. 106), но его оценка (29 млрд. руб.) несколько отличается от моей. Оценка А. Baйнштейна практически осталась незамеченной советскими экономистами. С учётом недооценки амортизации реально объем национального дохода был еще ниже, чем мы рассчитали.,

[11] Струмилин С. Г. Статистика и экономика. М., 1979. С. 326

[12] Анчишкин А. Н. Темпы пропорций экономического развития. М., 1967, С. 61. Данные на конец 1926 г.

[13] Струмилин С. Г. Статистика и экономика. С. 356, 359.

[14] Там же. С. 423

[15] Струмилин С. Г. На плановом фронте, М. 1958, С.294

[16] Народное хозяйство СССР в 1958 г. С. 188

[17] Струмилин с. г. Статистика и экономика. С. 399, 433.

[18] Народное хозяйство CCСP М. 1932 С. 26

[19] Кваша Я. Б. Амортизация и сроки службы основных фондов. М., 1959. С. 101.

[20] Аракелян А. А. О переоценке основных фондов народного хозяйства // Проблемы экономики. 1938. №. С. 85.

[21] Струмилин С. Г. Статистика и экономика. С. 327.

[22] Народное хозяйство СССР. М., 1932, С. 26.

[23] Струмилин С. Г. Статистика и экономика. С. 327

[24] Там же. С. 329.

[25] Струмилин С. Г. На плановом фронте С. 493.

[26] Барун М. А. Основной капитал промышленности. М., 1930, С. 32.

[27] Народное хозяйство СССР М.1932 С. 26

[28] Пятилетний план народнохозяйственного строительства М., 1920, Т. 2. С. 21

[29]Впервые такая опасность возникла yжe через 3 года, когда Япония захватила Маньчжурию.

[30] Внешняя торговля СССР за 1918—1940 гг. М., 1960. С. 104.

[31] Благодаря заключенным удалось сильно поднять и добычу золота, столь же необходимого для индустриализации, как и лес.

[32] Иностранцам принадлежало 30—40% капитала русской промышленности, велика была его роль в железнодорожном строительстве и кредитной системе.

 

Тема: 
Направление: 
Государство: 
Период: 
1918-1929
Источник: 
ЭКО №10 1989 С.66-83

Sat, 03 Jun 2017 13:31:32 +0000
№ 61. Протокол совместного совещания представителей Концессионного комитета ВСНХ и Наркомзема РСФСР о предоставлении рыбопромышленной концессии американской фирме “Калифорния Пекинг корпорейшен” — 30 октября 1925 г.

№ 61. Протокол совместного совещания представителей Концессионного комитета ВСНХ и Наркомзема РСФСР о предоставлении рыбопромышленной концессии американской фирме “Калифорния Пекинг корпорейшен”

30 октября 1925 г.

Секретно.

Присутствовали: от Наркомзема т. Шапиро и Парахин и от Концесскома ВСНХ т. Гальперин. Председательствовал т. Шапиро. Начало совещания в 12 час. Конец совещания в 14 час.

Слушали: 1. Общие положение о целесообразности привлечения американского капитала к эксплуатации рыболовных участков в Охотско-Камчатском крае:

а) какие из морских или речных рыболовных участков возможно передать в концессионное использование американцев;

б) в какой форме может быть это пользование для отдельных групп морских или речных участков — в форме ли чистой концессии или привлечения американского капитала к совместному с русскими госрыб­предприятиями использованию тех или иных участков.

Постановили: а) Признать, что впредь до пересмотра рыболовной конвенции с Японией[1] вопрос о сдаче в концессию американцам морских рыболовных участков выяснить не представляется возможным, а потому его следует в данное время оставить открытым и рассмотреть лишь вопрос относительно предоставления концессий во “внеконвенционных”, то есть речных рыболовных, водах.

б) Принять к сведению заявление т. Гальперина о том, что ВСНХ в данный момент не может определенно высказаться о том, смогут ли госрыбпредприятия на Дальнем Востоке одни без участия иностранного капитала выполнить намеченную программу оборудования рыбопромышленных (морских и речных) участков в районе рек Камчатки, Большой, Озерной, Кыкчика и Коль — по следующим обстоятельствам: 1) ввиду неразрешения окончательно вопроса о тех средствах, которые будут отпущены госрыбпредприятиям на осуществление производственного плана работ на Дальнем Востоке и 2) ввиду того, что командированный Рыбным директоратом на Дальнем Востоке для специального обследования вопроса о работе госрыбпредприятий директор т. Ергомышев ожидается со всеми материалами по этому вопросу не ранее 10 сего месяца.

в) Признать, что в чистую концессию американцам могут быть сданы речные рыболовные участки в наиболее крупных реках Тихоокеанского побережья Охотско-Камчатского края, за исключением рек: Камчатки, Большой, Озерной, Кыкчика и Коль, где уже, по заявлению т. Гальперина, наши госрыбпредприятия работают.

Слушали: 2. О группе речных рыболовных участков, которые, согласно п. 1 литеры “б” настоящего протокола, намечаются к сдаче американской фирме в частную концессию.

Постановили: Наметать к сдаче в концессию американцам 9 групп речных рыболовных и рыбосдаточных участков, обозначенных в приложенном при сем списке[2], с предоставлением концессионеру прав лова рыбы и скупа ее от населения и с возложением на его обязанности построить консервные заводы для производства лососевых консервов по одному в каждой из групп, с производительностью, обозначенной в списке для каждой группы, а всего 5 консервзаводов с годовым производством на 200 тыс. ящиков консервов в каждый год.

Слушали: 3. Об условиях, на которых может быть предоставлена намеченная концессия.

Постановили: Наметить следующие основные условия концессионного договора:

а) Срок концессии — 12 лет, учитывая, с одной стороны, что меньший срок едва ли привлечет концессионера, ибо концессия требует крупных затрат, а с другой — невозможность по соображениям охраны рыбных запасов предоставить эксплуатацию рыболовных участков в реках на более долгий срок.

б) Концессионер обязан в виде арендной платы вносить советскому правительству долевые отчисления стоимости добытых и обработанных рыбных продуктов в размере 10%, причем стоимость эта определяется по ценам Лондонского рынка, со скидкой расходов на фрахт по доставке заготовленных рыботоваров с Камчатки.

в) Допускаются в предприятие иностранные рабочие и служащие в размере не свыше одной трети всех рабочих и служащих, считая в том числе квалифицированных специалистов на консервных заводах и лиц администрации предприятия (это условие соответствует ныне действующему на Дальнем Востоке порядку допуска рабочих-иностранцев на речные промыслы).

г) По истечении срока договора концессионер обязан передать все предприятие: постройки, сооружения и машины — советскому правительству на полном ходу в исправном виде.

д) Концессионер обязан: подчиняться всем действующим ныне и впредь могущим быть изданными: 1) законам и правилам о производстве рыбного промысла, 2) законам о труде и социальном страховании.

е) Концессионер обязан уплачивать все сборы и налоги — промысловый и подоходный, установленные советским правительством для частных промышленных предприятий.

ж) Концессионер имеет право беспошлинного ввоза машин и других предметов оборудования и эксплуатации промыслов, а равно одежды и продовольствия рабочих и служащих на тех же основаниях, какие установлены советским правительством для всех рыбных промыслов Дальнего Востока.

Слушали: 4. О составлении экономической записки по данному вопросу.

Постановили: Для составления и представления Наркомземом в Главконцесском экономической записки данные от ВСНХ должны быть представлены обязательно в понедельник, 2 ноября сего года.

С. Шапиро

Примечания:

[1] Русско-японская рыболовная конвенция 1907 г. действовала вплоть до 1928 г. и была отменена в связи с введением в действие советско-японской рыболовной конвенции 1928 года (подписана 23 января в Москве заместителем наркома иностранных дел СССР Л. М. Караханом, членом коллегии Наркомзема РСФСР М. И. Лацисом и послом Японии в СССР Токити Тонакой). Согласно конвенции 1928 года правительство СССР предоставило японским подданным право ловить, собирать и обрабатывать все виды рыб и продуктов моря, кроме котиков и морских бобров вдоль советского побережья Японского, Охотского и Берингова морей. Для этого японские подданные могли приобретать с публичных торгов в аренду сроком от 1 до 5 лет рыболовные участки. Конвенция прекратила действие 9 августа 1945 г.

[2] Приложение в деле отсутствует.

РГАЭ. Ф. 478. Оп. 2. Д. 1060. Л. 12-14. Подлинник.

Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1925.10.30
Метки: 
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 149-151.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 2. Д. 1060. Л. 12-14. Подлинник.

Tue, 23 May 2017 10:47:49 +0000
№ 58. Письмо наркома иностранных дел СССР Г. В. Чичерина председателю Комиссии СТО по сельскохозяйственной и промышленной иммиграции и реэмиграции В. А. Смольянинову о разработке условий переселения – 9 февраля 1925 г.

№ 58. Письмо наркома иностранных дел СССР Г. В. Чичерина председателю Комиссии СТО по сельскохозяйственной и промышленной иммиграции и реэмиграции В. А. Смольянинову о разработке условий переселения

9 февраля 1925 г.

Уважаемый товарищ, вследствие переданного от Вас требования немедленно вернуть Вам инструктивное письмо по вопросу о сельскохозяйственной реэмиграции из Канады, я принужден в спешном порядке лично, от себя, ограничиться немногими замечаниями.

На всем протяжении Вашего инструктивного письма я не нахожу ни малейших указаний на обеспечение наших политических интересов в отношении приспособления канадских и североамериканских реэмигрантов к нашим условиям. Если под канадскими и североамериканскими реэмигрантами разумеются элементы, покинувшие царскую Россию, вследствие принципиального отказа от службы в армии, то эти элементы будут и теперь, хотя и в другой обстановке, действовать разлагающим образом на необходимый для нас в капиталистическом окружении боевой дух. В вашем инструктивном письме я не нашел также никаких предохранительных мер против использования реэмиграции преступными посредниками. Вы несомненно помните, как часто вопрос об иммиграции в Советскую республику служил поводом для всяких темных элементов, чтобы надувать несчастных простачков, лишать их последних их грошей и потом бросать их на произвол судьбы.

Нужно принять какую-нибудь систему мер для того, чтобы самые широкие массы знали о том, куда надо обращаться и где имеется действительное представительство наших органов для того, чтобы эти массы не могли попасть в руки темных посредников. Я не вижу также указаний на принятие Вами мер против использования процедуры посылки ходоков для отправки к нам шпионов. В Вашем инструктивном письме нет никаких следов установления контроля в этом отношении. Интересно было бы также знать, обеспечены ли переселенцам настолько благоприятные условия, чтобы на следующий же день после приезда на советскую территорию они не оказались разочарованными и не устремились назад в Америку или Канаду, с последующим дискредитированием нашего строя их отрицательными рассказами. Вообще это дело необходимо вести в постоянном и тесном контакте с нашим комиссариатом, и в частности с подотделом англо-романских стран.

С товарищеским приветом Чичерин

РГАЭ. Ф. 478. Оп. 7. Д. 2140. Л. 17-17 об. Подлинник

Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1925.02.09
Метки: 
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 133.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 7. Д. 2140. Л. 17-17 об. Подлинник.

Sun, 21 May 2017 14:56:43 +0000
№ 46. Докладная записка зав. подотделом госземимуществ управления уполномоченного НКзема РСФСР на юго-востоке России М. Л. Звонарева уполномоченному НКзема о произведенном обследовании коммуны “Калифорния” в Донской области — Не ранее 19 апреля 1924 г.

Докладная записка заведующего подотделом госземимуществ управления уполномоченного Наркомзема РСФСР на юго-востоке России М. Л. Звонарева уполномоченному Наркомзема о произведенном обследовании коммуны “Калифорния” в Донской области[1]

Не ранее 19 апреля 1924 г.[2]

Согласно данному мне управлением уполномоченного Наркомзема поручению от 20 марта сего года мною было произведено обследование коммуны “Калифорния” на участке в Западном коннозаводстве Сальского округа Донской обл., а затем ввиду выезда коммуны на новый участок почти полностью со всем имуществом мною произведено обследование коммуны и вновь предоставляемого ей участка в Ростовском округе Донской обл. (бывший совхоз агроотдела Северо-Кавказского облпотребсоюза из бывших частновладельческих участков Чуркеса[3] и др.).

Так как из всей предполагаемой комиссии на участок прибыли лишь я и представитель Донского облземотдела Волков, то акт обследования составлен от имени комиссии в составе: представителя уполномоченного Наркомзема, представителя Донского облземотдела и председателя коммуны “Калифорния”, в присутствии одного из выбывших членов коммуны и организатора товарищества “Звезда”.

В момент обследования на бывшем в пользовании коммуны “Калифорния” участке № 38 Западного коннозаводства из основного ядра коммуны осталось два члена коммуны для окарауливания[4] еще не перевезенного на новый участок имущества: 900 пуд. пшеницы, 800 пуд. овса, 250 пуд. ячменя и 600 пуд. проса. Все остальное имущество коммуны, инвентарь и продукты уже были перевезены на новый участок в совхоз “Чуркеса”.

На участке № 38 в Западном коннозаводстве коммуной оставлено засеянных озимой пшеницей 70 десятин, порядок использования которой еще не выяснен. Охрана посева передается соседней коммуне “Сеятель”.

В момент переезда коммуны “Калифорния” на новый участок из ее состава выбыли три семьи: Горбачева, Соврасова и Лукашенко, которые временно оставались на участке и совместно с 4 семьями из Ставропольской губ. организовали кооперативное товарищество “Звезда”. Устав товарищества “Звезда” зарегистрирован, но место землепользования еще не выяснено, так как участок, бывший в пользовании коммуны “Калифорния”, вошел в состав коневодческого массива и уже по соглашению с центром сдан по договору вместе с участком № 37 коневодческому товариществу “Красный Донконь”.

Причины ухода этой группы из коммуны “Калифорния”, главным образом, состоят в том, что эти члены не могли ужиться с коммунальным режимом и у всех подобных членов имеется определенная тяга создать свои индивидуальные хозяйства. Кооперативное товарищество “Звезда” ими организовано лишь для формы, дабы иметь преимущественное право на получение в аренду участка, но вести хозяйство они безусловно предполагают подобно всем без исключения кооперативным товариществам Западного коннозаводства на индивидуальных началах.

Указанные три семьи выбыли из состава коммуны в порядке устава коммуны и согласно же устава при выходе удовлетворены продуктами, деньгами за исключением гр. Горбачева, расчет с которым будет произведен после составления годового баланса и отчета коммуны (см. акт[5]). Ядро коммуны с ее коммунальным, в соответствии с уставом коммуны, режимом сохранилось и вместе со всем инвентарем коммуны и коммунальным имуществом перешло на новый участок в Ростовский округ, бывший совхоз “Чуркеса”.

Произведенное мною лично обследование коммуны “Калифорния” и нового участка, предоставленного в их пользование, установило следующее: первая группа коммуны “Калифорния” прибыла в Россию из Америки из г. Сан-Франциско и Ванкувера в сентябре месяце 1923 г. в составе 25 душ. Коммуна заняла предоставленный ей по договору от ... за № ... [6] участок за № 38 в Западном коннозаводстве Сальского округа Донской обл. близ ст. Целина Владикавказской железной дороги.

В декабре 1922 г. из коммуны “Калифорния” выделилась группа в 16 чел. и, образовав коммуну “Америка”, переселилась в Кубано-Черноморскую обл., где ими был заарендован совхоз в Армавирском отделе (бывшее имение Озеровой). Выделившаяся группа, образовавшая коммуну “Америка”, состояла из одиночек-рабочих из г. Ванкувера, которые не могли ужиться на неудачно выбранном для поселения коммуны участке ввиду того, что на участке мало жилых помещений, очень плохая вода, близость заболоченной речки Егорлык породила массовое заболевание малярией и кроме того участок мало пригоден для широкого развития зернового хозяйства (солонцы) и очень удален от станции железной дороги, при полном отсутствии устроенных грунтовых дорог.

В настоящее время коммуна “Америка” распалась и члены ее распылились[7] по союзу республики и только незначительная часть вернулась в Америку.

Вторая группа членов коммуны “Калифорния” прибыла из Сан-Франциско в Россию в марте месяце 1923 г. в составе 39 душ, и третья группа прибыла в августе в составе 4 душ.

Кроме того в коммуну принята одна семья в составе 3 душ из граждан РСФСР в марте 1923 г., а также в состав коммуны вошли жены тех членов коммуны, кои женились в России, всего в количестве 3 душ. Таким образом, в коммуне “Калифорния” с сентября 1922 г. до перевода на новый участок состояло всего 75 душ.

Из этого общего количества выбыло разновременно:

1. 16 душ рабочих из г. Ванкувера, образовавших коммуну “Америка”.

2. Два человека духоборов[8] присоединились к переселенцам духоборам, проживающим по соседству с коммуной в Западном коннозаводстве.

Причины ухода — религиозные убеждения (отказ питаться мясом животных).

3. Одна семья в составе 4 душ молоканина Богданова использовала коммуну лишь для переезда из Америки в Россию и по приезде тотчас же присоединилась к проживающим по соседству в Западном коннозаводстве молоканам-переселенцам из бывшей Карской обл.

4. Одна семья в числе 5 душ молоканина Лоскутова также в мае 1924 г. выбыла к молоканам-переселенцам; эта семья ныне — совместно с группой молокан-иммигрантов: Агопов, Фетисов и Хозин — арендует участок 850 десятин по смежеству с переселенцами-молоканами и духоборами.

5. Одна семья в число 6 душ гр. Вакуленко выбыла в июне 1923 г. из коммуны на родину в Украину.

6. Один человек умер в октябре 1923 г. Один человек — гр. Блас — по болезни выбыл в октябре 1923 г. в Америку; жена его за развратное поведение была исключена из коммуны постановлением общего собрания и проживает ныне на родине в с. Поливенке Ставропольской губ.

7. Один человек — гр. Соврасов — исключен из коммуны в ноябре месяце, также за развратное поведение и за воровство (ныне состоит под судом).

8. Один человек — гр. Кобцов — выбыл из коммуны в ноябре 1923 г. по болезни на родину в Белоруссию.

9. Одна семья в две души гр. Лихан выбыла также по болезни в ноябре 1923 г. на родину жены гр. Лихана в с. Сысоевку Ставропольской губ.

10. Один человек — гр. Каютенко — выбыл в декабре 1923 г. в г. Армавир, где занялся коммерческими делами.

11. Одна семья гр. Лукашенко в составе 4 душ выбыла из коммуны в феврале 1924 г.; причина выхода — плохой климат, несогласие с режимом коммуны и тяга к индивидуальному хозяйству; временно остался на участке № 38, затем собирается выехать на родину в Сибирь.

12. Одна семья гр. Соврасова с сыном Яковенко выбыла также в феврале месяце 1924 г.; причины ухода те же; остались временно на участке № 38, вошли в кооперативное товарищество “Звезда”.

13. Одна семья гр. Горбачева в числе 6 душ выбыла из коммуны также в феврале месяце 1924 г.; причины те же. Гр. Горбачев вошел в состав кооператива “Звезда” и временно остался на участке № 38.

14. Одна семья гр. Федора Лукашенко в числе 2 душ выбыла в феврале 1923 г.; причины ухода из коммуны те же, временно осталась на участке № 38; семья вошла в состав кооператива “Звезда”, но предполагает перебраться в какой-нибудь город на заработки.

Таким образом, из состава коммуны разновременно выбыло 54 души.

Основная причина ухода очень многих членов — это неудачный выбор участка для поселения коммуны. Участок был выбран представителем коммуны гр. Каютенко и другими, совершенно не знакомыми с сельским хозяйством. Занятый коммуной участок № 38 в Западном коннозаводстве совершенно не пригоден для широкого и исключительно зернового хозяйства и годен лишь для смешанного хозяйства скотоводческого и зернового с преимущественным использованием под скотоводство. Далее, на участке почти отсутствуют жилые постройки, а возведение новых требует времени и в современных условиях больших средств. Кроме того, соседство заболоченной речки Егорлыка является рассадником малярии, которой переболели почти все члены коммуны и их семьи. Страх перед этой болезнью, каковая при отсутствии медицинской помощи в районе может иметь очень плохие последствия (есть случаи смерти и осложнения в виде паралича), является также одной из главных причин ухода из коммуны. Затем, участок удален от станции железной дороги и при отсутствии устроенных дорог в весеннюю и осеннюю распутицу совершенно оторван от железнодорожной магистрали. Затем, многие члены коммуны воспользовались организацией лишь в целях более дешевого и упрощенного переезда из Америки в Россию, почему такие граждане тотчас по приезде выбыли или на родину в различные части Союза республик, или присоединились к единоверцам — молоканам и духоборам, или же занялись своими личными делами, коммерцией и проч. Такие члены, по-видимому, еще в Америке в момент записи в коммуну уже имели определенное решение использовать организацию коммуны лишь для переезда в Россию и отнюдь не думали работать в составе коммуны.

Кроме того, в составе коммуны имелись члены, которые никогда не занимались сельским хозяйством и никогда не жили в условиях деревни. Такие члены не могли долго мириться с неприглядными условиями сельской жизни, и в особенности в полудиких степях Западного коннозаводства, и быстро испарились из коммуны. Такова группа рабочих из г. Ванкувера, образовавших коммуну “Америка”, а затем рассыпавшихся по Союзу Республик.

Наконец, последней причиной являлось отсутствие у некоторых членов убеждения в возможности и целесообразности коммунального ведения хозяйства. Такие члены имеют определенное желание перейти на индивидуальное хозяйство каждой семьи в отдельности.

Только при выходе в одно время большой группы в 16 чел. в декабре месяце 1922 г. был произведен раздел имущества, принадлежащего коммуне между остающейся в коммуне “Калифорния” группой и группой, ушедшей в Кубано-Черноморскую обл. и образовавшей коммуну “Америка”. Эта последняя группа при разделе получила


Sun, 21 May 2017 14:25:19 +0000
№ 37. Выписка из протокола заседания Главконцесскома при СНК СССР по предложению фирмы “Магидс” о концессии на Командорские острова — 1 февраля 1923 г.

Выписка из протокола заседания Главконцесскома[1] при СНК СССР по предложению фирмы “Магидс” о концессии на Командорские острова

1 февраля 1923 г.

III. Слушали: Предложение фирмы “Магидс” о концессии на Командорские острова.

Постановили: Переслать предложение гр. Магидса в Наркомвнешторг и Наркомзем в сопровождении нижеследующего постановления Главконцесскома:

а) Главконцесском считает, что организация разведения и эксплуатации котиков, голубых песцов и морских бобров не требует значительного расхода, что предоставление концессии на Командорские острова иностранцам может привести к примеру прошлых лет, к хищническому истреблению указанных животных в почти единственном их местонахождении в мире, что котиковый и морской промысел является в высшей степени прибыльным и может служить ценным экспортом, поэтому Главконцесском находит более целесообразным организовать либо чисто государственное предприятие с участием Наркомзема, Наркомвнешторга и Дальревкома, либо акционерное смешанное общество с привлечением иностранного капитала при условии преобладающего влияния нашей стороны. Ввиду всего вышеизложенного Главконцесском считал бы нецелесообразным предоставлять названную концессию “Магидсу” и полагает, что следовало Наркомвнешторгу, Наркомзему и Дальревкому взять на себя организацию этого предприятия.

б) Срочно запросить заключения Наркомвнешторга, Наркомзема и Дальревкома, согласны ли они и могут ли организовать такое акционерное смешанное общество.

Председатель Пятаков

Секретарь Кантиник-Юлина

Примечание:

[1] Стремясь направить развитие частного предпринимательства в русло госкапитализма, советское правительство поставило вопрос об оживлении концессионной политики. Впервые вопрос о концессиях возник еще в мае 1918 г., а 23 ноября 1920 г. СНК утвердил “Общие экономические и юридические условия концессий”, где были изложены принципы привлечения в страну иностранного капитала. Для рассмотрения всех дел о концессиях в 1921 г. был создан Концессионный комитет при СНК РСФСР — межведомственный орган, в который вошли представители НКИД, НКЮ, НКЗема, ВСНХ, НК РКИ, ВЦСПС и НКВТ. Возглавил его Г. М. Кржижановский. 8 марта 1922 г. комитет был преобразован в Главный концессионный комитет при СНК РСФСР и по своему положению приравнен к наркомату. На него возлагалось общее руководство деятельностью концессий, рассмотрение проектов договоров по организации концессий и представление их на утверждение СНК, составление инструкций по делам концессий для наркоматов. С образованием Союза ССР Главконцесском был преобразован в Главный концессионный комитет при СНК СССР. Функции его остались прежними. Составители сочли необходимым привести в сборнике текст декрета 1923 г. (см. док. № 43), так как последний явился основой деятельности учреждения общесоюзного значения.

РГАЭ. Ф. 413. Оп. 5. Д. 1027. Л. 17. Заверенная копия.

Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1923.02.01
Метки: 
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 71-72.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 413. Оп. 5. Д. 1027. Л. 17. Заверенная копия.

Sun, 21 May 2017 13:52:43 +0000
№ 35. Положение о Постоянной комиссии СТО РСФСР по урегулированию сельскохозяйственной и промышленной иммиграции — 28 ноября 1922 г.

Положение о Постоянной комиссии СТО РСФСР по урегулированию сельскохозяйственной и промышленной иммиграции[1]

28 ноября 1922 г.

Совет Народных Комиссаров постановил:

Для урегулирования и содействия промышленной и сельскохозяйственной иммиграции образовать Постоянную комиссию при Совете Труда и Обороны.

1. В круг деятельности комиссии входят:

а) установление и привлечение желательных для РСФСР сельскохозяйственных и промышленных групп иммигрантов и реэмигрантов и подготовка через соответствующие народные комиссариаты сельскохозяйственных и промышленных предприятий, а равно пустующих земель, на коих возможно и желательно использование иммигрантов;

б) руководство вопросами въезда в пределы РСФСР отдельных иммигрантов и целых групп иммигрантов вышеуказанных категорий, а равно приемом их в портах и пограничных станциях;

в) содействие по проведению таможенных формальностей и по транспортированию иммигрантов и привозимых ими машин и прочего имущества на место назначения;

г) содействие иммигрантам в период организации их работы по предоставлению кредита, необходимых материалов и разного рода льгот;

д) борьба с нелегальной (не проходящей через комиссию) промышленной и сельскохозяйственной иммиграцией.

2. Постоянная комиссия Совета Труда и Обороны имеет право:

а) издавать для руководства центральных и местных органов власти, в пределах настоящего положения и действующих законоположений, постановления, инструкции, распоряжения и т. п.;

б) снабжать иммигрантов временными удостоверениями для получения документов на право проживания в пределах РСФСР сообразно существующим правилам;

в) наблюдать за исполнением по отношению к иммигрантам центральными и местными органами власти лежащих на них обязанностей, осуществлять контроль за сохранностью имущества предприятий, предназначаемых для передачи иммигрантам, и участвовать в фактической передаче имущества предприятий иммигрантским группам.

3. Средства комиссии отпускаются по смете управления делами Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны.

4. Комиссия состоит из председателя и двух членов с решающим голосом, назначаемых Советом Труда и Обороны.

При обсуждении всех вопросов, касающихся того или иного ведомства, обязательно присутствие его представителя с правом опротестования, в случае несогласия, постановлений комиссии в Совет Труда и Обороны.

Примечание. Обжалование заинтересованными ведомствами постановлений и распоряжений комиссии допускается в течение 24 часов. Своевременно внесенный протест приостанавливает исполнение распоряжения или постановления комиссии впредь до рассмотрения вопроса в Совете Труда и Обороны.

5. Штаты комиссии утверждаются в установленном порядке.

6. Все дела отдела промышленной иммиграции при Высшем Совете Народного Хозяйства в отмену постановления Совета Труда и Обороны от 10 мая 1922 г.[2] (СУ. 1922. № 37. Ст. 440) передаются постоянной комиссии Совета Труда и Обороны.

7. Комиссия проводит в жизнь свои постановления через органы соответствующих ведомств.

Зам. председателя СНК РСФСР Л. Каменев

Управляющий делами СНК РСФСР Н. Горбунов

Секретарь СНК РСФСР Л. Фотиева

Примечания:

[1] В 1920 г. в США началось широкое движение за выезд рабочих в Россию. Особенно активно в нем участвовали русские эмигранты, покинувшие страну до 1917 г. Советское бюро в Нью-Йорке, по свидетельству Мартенса, зарегистрировало свыше 25 тыс. квалифицированных рабочих, желавших ехать в Россию. Рост безработицы в США и снятие блокады России привели к тому, что американское правительство разрешило выходцам из России возвращение на Родину. Поток реэмигрантов оказался довольно интенсивным. К 20 января 1921 г. в Москве было принято 1361, а в Петрограде — 926 американских рабочих. По данным, полученным Мартенсом от советских учреждений по приему реэмигрантов в Либаве и Риге, только через эти пункты в конце 1920 — начале 1921 г. из США прибыло свыше 16 тыс. чел.

В начале 192  г. СНК РСФСР приостановил неорганизованный выезд иммигрантов, но заявил при этом, что будет приветствовать организованную промышленную иммиграцию коллективов квалифицированных рабочих и специалистов, которые могли бы оказать действенную помощь в восстановлении народного хозяйства. Постановлением от 1 марта 1921 г. СНК РСФСР возложил ответственность за иммиграцию американских рабочих на Наркомтруд. 22 июня 1921 г. СТО поручил ВСНХ совместно с ВЦСПС и Наркомтрудом выработать организационные формы и условия регулирования промышленной иммиграции. СТО признал желательной сдачу отдельных помещений, предприятий или групп предприятий коллективам американских рабочих на договорных условиях, обеспечивающих им хозяйственную автономию. 29 июня 1921 г. СТО принял постановление о создании специального подотдела промышленной иммиграции при ВСНХ. В конце 1922 г. подотдел был преобразован в самостоятельный отдел. Для наблюдения за организацией групп реэмигрантов ВСНХ учредил в октябре 1921 г. свое представительство в США (Фураев В. К. Советско-американские отношения. 1917


Sun, 21 May 2017 11:21:37 +0000
№ 34. Постановление СТО РСФСР о Русско-американской индустриальной корпорации — 21 ноября 1922 г.

Постановление СТО РСФСР о Русско-американской индустриальной корпорации[1]

21 ноября 1922 г.

Совет Труда и Обороны в целях установления связи между хозяйственными органами республики и иностранными промышленными рабочими организациями в деле восстановления нормальной хозяйственной жизни страны и рассмотрев предложения, сделанные российскому правительству Русско-американской Индустриальной корпорацией (РАИК), постановил:

1. Предоставить РАИК, согласно прим. 1 к ст. III Положения об основных имущественных правах (СУ. 1922, № 36. Ст. 423), все права юридического лица в пределах РСФСР и союзных с нею республик.

2. Разрешить РАИК в соответствии с действующими законами участвовать в российских торговых, промышленных и кредитных организациях и предприятиях и учреждать таковые предприятия.

3. Гарантировать РАИК в американских долларах капитал, влагаемый РАИК первоначально или путем последующих взносов в русские торговые, промышленные и кредитные предприятия по договору с Высшим Советом Народного Хозяйства, в случае исключения РАИК из предприятия, если внесенные на паи суммы не будут возвращены РАИК в срок, предусмотренный договором с Высшим Советом Народного Хозяйства, признать таковые суммы государственным долгом РСФСР, подлежащим выплате РАИК в двухмесячный срок из государственных средств.

4. Гарантировать РАИК выплату в американских долларах дивиденда на указанные капиталы в размере 8% годовых, подлежащих выплате из государственных средств в двухмесячный срок после того, как соответствующее предприятие не выплатит дивиденда в установленные договором РАИК с Высшим Советом Народного Хозяйства полугодичные сроки.

5. Гарантировать РАИК выплату в американских долларах, в случае выбытия из синдиката, нераспределенных дивидендов, на кои РАИК будет иметь права, подлежащих выплате из государственных средств в течение двух месяцев по истечении для синдиката срока выплаты таковых дивидендов, согласно договору РАИК с Высшим Советом Народного Хозяйства.

6. РАИК имеет право по постановлению общества требовать возвращения капиталов, вложенных в предприятия Высшего Совета Народного Хозяйства, но не ранее трех лет после первого взноса. В случае невозвращения сумм соответствующим предприятием суммы признаются долгом РСФСР, подлежащим возвращению не позже одного года со дня заявления о выходе.

7. Капиталы, вкладываемые РАИК (п. 3), вносятся в местах по указанию Высшего Совета Народного Хозяйства, а капиталы в дивиденды, получаемые РАИК (п. 3, 4 и 5), вносятся в местах по ее указанию. Означенные капиталы в случае изъятия их РАИК из гражданского и торгового оборота РСФСР и дивиденды при вывозе их заграницу в течение двух недель со дня их выплаты не подлежат никаким вычетам, удержаниям, налогам, пошлинам и сборам.

8. Совет Труда и Обороны поручает Высшему Совету Народного Хозяйства заключить на основании настоящего постановления соответствующие договоры об участии РАИК в различных предприятиях и объединениях Высшего Совета Народного Хозяйства, а в частности договора, утвержденного Президиумом Высшего Совета Народного Хозяйства 30 октября 1922 г.

9. Все спорные правоотношения, вытекающие из деятельности РАИК в РСФСР, признать подлежащими разрешению арбитражных комиссий и судебных учреждений РСФСР по законам республики.

Зам. председателя СТО РСФСР Л. Каменев

Секретарь СТО РСФСР Л. Фотиева

Примечание:

[1] Русско-американская индустриальная корпорация (РАИК) была организована для выполнения договора ВСНХ РСФСР с РАТПРА в 1921 г. (см. док. 19). Во главе РАИК стал Сидней Хилман. Устав РАИК был зарегистрирован в США. В нем отмечалось, что корпорации предоставляется возможность размещать свои капиталы и вести промышленные, торговые и кредитные дела с Россией. Постановлением СТО РАИК были предоставлены права юридического лица на территории РСФСР, после чего она вошла в качестве участника в синдикат швейной промышленности. Предполагалось, что ее участие в паевом капитале синдиката составит 1 млн. долларов, причем 200 тыс. долларов будут внесены в течение двух месяцев со дня опубликования постановления СТО, определяющего юридическое положение РАИК, а остальные 800 тыс. долларов составят суммы, которые предполагалось получить от реализации акций РАИК в США.

РАИК развернула широкую кампанию в США по сбору средств для Корпорации. 15 октября 1922 г. в Нью-Йорке была проведена конференция по оказанию помощи РАИК и выпущено обращение к американским рабочим, призывающее их к приобретению акций Корпорации. В нем говорилось: «Каждый сознательный рабочий убежден в том, что эта корпорация явится наиболее практическим аппаратом для оказания помощи русским и еврейским массам в России, которая выразится в развитии русской промышленности на здоровых продуктивных началах». Кроме того, в обращении отмечалось, что советское правительство гарантирует каждого держателя акций от каких бы то ни было потерь, а также гарантирует минимум 8% дивиденда на каждую акцию.

Акции, стоимостью 10 долларов США каждая, были выпущены и реализованы на сумму 200 тыс. долларов. Вырученная от продажи акций сумма была отправлена в Россию (ГА РФ. Ф. 130. Оп. 27. Д. 27. Л. 19


Sat, 20 May 2017 17:21:09 +0000
№ 28. Отчет о беседе заместителя председателя Госплана, председателя Главконцесскома Г. Л. Пятакова с американским нефтепромышленником Синклером и сенатором США Фоллом — 14 июля 1922 г.

Отчет о беседе заместителя председателя Госплана, председателя Главконцесскома Г. Л. Пятакова с американским нефтепромышленником Синклером и сенатором США Фоллом[1]

14 июля 1922 г.

Тов. Пятаков получил копию записки т. Нуортевы[2] о разговоре последнего с сенатором Фоллом до того, как он принял Синклера, и он также был осведомлен об их настроении.

Разговор начал Фолл со своей стереотипной речи о целях своего приезда. (Сущность этой речи передана в записке т. Нуортевы).

Тов. Пятаков заявил им, что в общем он знает, о чем идет речь, но что, к сожалению, т. Красин мало писал и что он хотел бы ознакомиться с общими чертами их предложения. Синклер тогда и заявил, что речь идет об участии их во всей нашей нефтяной промышленности, включая добычу, очистку, транспорт и продажу, и что они представили меморандум об общем плане т. Красину.

Тов. Пятаков заявил, что он не видит возможности говорить об общем соглашении с Синклером относительно всей нашей нефти, ввиду того, что Баку и Грозный[3] являются государственными независимыми предприятиями и вряд ли могут быть включаемы в какой-либо концессионный договор, но что возможен частичный договор, как возможность организации смешанного общества для добычи нефти в районе Эмбы, Майкопа и Батума и т. д., и также смешанное общество для обслуживания нефти, как постройки нефтепроводников[4], парафинных заводов и т. д. и общий договор на основании предыдущих договоров относительно продажи нефти и что относительно последнего договора его интересует следующее: желают ли они участвовать также в нашей внутренней торговле нефтью в России или же только в продаже нефти заграницей. В первом случае, то есть в любой форме участия ли Синклера в нашем нефтяном синдикате или создания смешанного общества для этой цели, было бы возможно только при очень выгодных для нас условиях, а во втором, то есть участие в экспорте, было бы возможно простым созданием смешанного общества для этой цели. Относительно внутренней торговли т. Пятаков сделал еще следующее примечание, обращая внимание Синклера на это, как на важный фактор, что в России нефть для общего потребления продается по свободной цене, которая устанавливается, как всюду, рынком, но что нефть для нужд железных дорог, военной промышленности, основной металлургической и т. д. отпускается по пониженной цене, установленной правительством. На это Синклер ответил, что его не интересует продажа нефти, а весь процесс, что он не хочет концессии и не добивается контроля, но что если бы мы решили оперировать нашу нефтяную промышленность, как одно целое, то он хотел бы в этом участвовать и взять на себя техническую сторону всего дела, что он хотел бы видеть нашу нефтяную промышленность объединенной, мощной, монопольной и т. д., чтобы мы могли получить более выгодную цену за нашу нефть на мировом рынке и что меморандум относительно этого представлен т. Красину.

Тов. Пятаков заявил, что он этого меморандума не получил.

Тогда Синклер попросил, не найдет ли возможным т. Пятаков в письменном виде высказать свои соображения по этому поводу, на что последний заметил, что считает это еще преждевременным, так как он ведет с ними вполне откровенный разговор о возможностях только, но что ничего конкретного еще не намечается.

После обсуждения разных других вариантов соглашения частичного характера выяснилось, что Синклер хочет создать с нами смешанное общество хотя бы под названием “Российская нефтяная компания или монополия”, которая являлась бы объединяющим центром всей нашей нефтяной промышленности, чтобы эта организация учредила другие компании для различных отраслей нефтяной промышленности в различных районах и т. д., что он хотел бы 50% участия в этом обществе, но что он не добивается контроля или собственности на наши нефтеносные земли, что у них существовал даже план оценить все наши нефтяные богатства не для приобретения их, а для того чтобы из первых же прибылей оперирующего концерна платить определенный процент за пользование ими, так как собственность остается нашей.

После этого т. Пятаков, резюмируя, сказал, что мы хотели найти общий язык с Синклером (пример Сахалина, где мы пошли на невыгодную для себя концессию[5] и т. д.), но что нефть для нас является не только предметом получения прибылей, но и основной частью всей нашей экономической жизни, что если речь идет о создании мощного нефтяного концерна в противовес британским интересам, то он был бы готов рассмотреть их предложения и ответить на представленный ими в письменной форме план письмом. После некоторого обмена мнений было решено, что они представят т. Пятакову не копию меморандума Красину, а измененный меморандум, основанный на некоторых выводах из бесед. Тов. Пятаков обещал ответить на него, но они просили его не представлять его на рассмотрение правительства до второй беседы, в продолжение которой они хотели бы, чтобы т. Пятаков им помог изменить проект для того, чтобы придать ему более приемлемый характер, то есть чтобы меморандум совпадал с мнением т. Пятакова. На это т. Пятаков согласился, заявив, что он хочет надеяться, что это окажется возможным.

В результате беседы они несомненно успокоились, и на следующий день прислали мне на имя т. Пятакова меморандум в закрытом конверте, который был немедленно отправлен по назначению.

Тов. Пятаков согласен с изложением содержания беседы.

М. Рубинштейн

Примечания:

[1] Фолл — сенатор Соединенных Штатов Америки. Во время президентства Гардинга, будучи тесно связан с нефтяными компаниями, сдал в эксплуатацию нефтяным компаниям Синклера и Дохини в апреле и декабре 1922 г. богатейшие государственные нефтяные резервы в Типот-Доум и Элк-Хиллс. Против этой сделки выступили другие нефтяные компании. Сенатор Лафолетт провел в Сенате резолюцию, которая обязывала сенатскую комиссию по контролю над государственными землями провести расследование этого дела. 4 марта 1923 г. Фолл подал Гардингу заявление об отставке, но это не прекратило расследования. 23 октября 1923 г. началось публичное расследование дела о нефтяных резервах, в результате чего было выяснено, что Фолл получил за свои услуги взятку. Дело было передано в суд. И в 1931 г. Фолл был заключен в тюрьму, но через девять месяцев освобожден за “хорошее поведение” (Ананова Е. В. Новейшая история США. 1917



№ 19. Постановление СТО РСФСР о создании Русско-американской торгово-промышленной рабочей ассоциации (РАТПРА) — 30 сентября 1921 г.

Постановление СТО РСФСР о создании Русско-американской торгово-промышленной рабочей ассоциации (РАТПРА)[1]

30 сентября 1921 г.

Не подлежит опубликованию,
не подлежит оглашению
и не сообщать в прессу.

Совет Труда и Обороны постановил: Учитывая стремление американских рабочих к активному участию в восстановлении экономической мощи РСФСР, признать желательным, согласно предложению председателя Американского союза мужских портных т. Гильмана создание Русско-американской промышленной ассоциации на следующих началах:

1. Основной задачей РАТПРА является объединение симпатизирующих РСФСР организаций, учреждений и лиц с целью оказания содействия советскому правительству и восстановлению промышленности страны.

2. РАТПРА входит в соглашение с советским правительством о выделении группы предприятий различных отраслей промышленности, в поднятии деятельности которых особенно заинтересована РСФСР.

3. Содействия этим предприятиям со стороны РАТПРА выражаются: а) финансирование; б) снабжение оборудованием, сырьем, продовольствием и прочими основными и подсобными материалами; в) обеспечение необходимым административно-техническим и инструкторским персоналом; г) совершенствование и развитие техники производства.

4. Для осуществления заданий, изложенных в п. 1 лит. а) и б)[2], РАТПРА производит выпуск своих акций, которые должны быть распространены главным образом среди рабочих организаций, членов этих организаций, а затем и частных лиц и могут продаваться только с согласия РАТПРА.

Примечание: Американский союз мужских портных, по инициативе которого должна создаться РАТПРА, гарантирует распространение этих акций в Америке не менее, чем на 1 млн. долл.

5. Выделенные советским правительством предприятия остаются в собственности государства, во владение которого переходит все приобретенное оборудование, установки и проч., с тем, что весь вложенный в РАТПРА капитал на территории РСФСР гарантируется советским правительством.

6. Для управления выделенными предприятиями и их объединениями создастся центральное правление, в состав которого входят как две равные в своих правах стороны представители РАТПРА и советского правительства. Намеченные РАТПРА персональные кандидатуры в центральное правление вводятся в него по соглашению с советским правительством.

7. Из прибыли, получающейся от эксплуатации предприятий, выдается не более 7% дивиденда РАТПРА на вложенный ею капитал, а советскому правительству на данное им центральному правлению движимое и недвижимое имущество, согласно оценке. Остальная прибыль идет на расширение и развитие деятельности предприятий.

8. Центральное правление пользуется преимущественным правом на государственные заказы, а также льготами в смысле получения от государства сырья, топлива, транспорта, рабсилы, продовольствия и проч. для своих предприятий.

9. Центральному правлению предоставляется производить на общих основаниях на внутреннем и внешнем рынке торговые операции, способствующие развитию деятельности предприятий, и открывать в случае необходимости свои учреждения через РАТПРА и в других странах.

10. Согласно § 3 советским правительством для начала выделяется несколько предприятий швейной промышленности со своим оборудованием, установками, движимым и недвижимым имуществом с общим количеством рабочих до 7 тыс. чел.

11. Президиуму ВСНХ в недельный срок выработать и внести на утверждение СТО примерное положение об управлении предприятиями, выделенными на перечисленных началах, а также примерный договор между РСФСР и РАТПРА.

Председатель Совета Труда и Обороны В. Ульянов (Ленин)

Секретарь Совета Труда и Обороны Л. Фотиева

Москва, Кремль

Примечания:

[1] В мае 1921 г. в Москву прибыли 120 представителей Объединенного профсоюза рабочих швейной промышленности Америки, возглавляемого Сиднеем Хилманом. С помощью американских рабочих была начата работа фабрики треста “Москвошвей”. Руководство профсоюза высказало готовность вступить в переговоры с советским правительством о сдаче ряда предприятий в аренду американским рабочим. Это предложение встретило поддержку В. И. Ленина. 30 сентября 1921 г. СТО РСФСР заслушал доклад В. В. Куйбышева о проекте договора с американским профсоюзом швейников и принял постановление о создании по инициативе этого профсоюза Русско-американской торгово-промышленной рабочей ассоциации (РАТПРА) (РГАЭ. Ф. 1943. Оп. 1. Д. 827. Л. 120
Просмотров: 119

Сколько цветов нужно дарить европейским девушкам?
В США, Европе и некоторых восточных странах считается, что чётное количество даримых цветов приносит счастье. В России чётное количество цветов принято приносить лишь на похороны умершим. В случаях, когда в букете много цветов, чётность или нечётность их количества уже не играет такой роли.
 
Михаил Восленский Номенклатура
Номенклатура
Книга Михаила Восленского из разряда "совершенно секретных". Ее автор сам был номенклатурщиком, а потом сбежал на Запад и там описал, что у нас творилось в ЦК и других органах власти: кому какие привилегии полагались, кто на чем ездил, как назначали и как снимали с должности...

"Это не первая книга под названием "Номенклатура".
В 1805 году в Англии вышла небольшая книжка: "Nomenclatura: or, Nouns and Verbs, in English and Latin; selected for the use of the lowest Forms. Eton: Printed by M.Pote and E.Williams". В предлагаемой вниманию читателя книге речь пойдет о другом. Слово "номенклатура" пришло к нам из глубины тысячелетий. В Древнем Риме раб, громко провозглашавший на приемах имена входивших гостей, назывался "номенклатором" (от латинского "nomen" - имя). Видимо, от этого и пошло слово "номенклатура" как список имен или названий. Что означает сегодня в русском языке латинское слово "номенклатура"?
Посмотрим, что сообщает на эту тему последнее, 3-е издание Большой Советской Энциклопедии: "Номенклатура (латинское nomenclature - перечень, роспись имен. 1. Система (совокупность) названий и терминов, употребляемых в к.-л. отрасли науки, техники и т.п. 2. Система абстрактных и условных символов, назначение которой дать максимально удобное с практической точки зрения средство для обозначения предметов".
А далее идут: номенклатура анатомическая, номенклатура болезней, номенклатура бухгалтерских счетов, номенклатура продукции, номенклатура химическая (неорганических и органических соединений), номенклатуры в ботанике, зоологии, микробиологии, физиологии, биохимии. Значит, книга - о медицине, ботанике, зоологии, биохимии?
Нет. Она о явлении историческом и политическом.
Эта книга о "новом классе" в СССР. Об этой сердцевине системы, именующей себя "реально существующим социализмом".
В СССР все, относящееся к номенклатуре, тщательно скрывается - и от собственного народа, и от заграницы. Мир не должен знать о номенклатуре.
Для того, чтобы люди узнали о ней, я пишу эту книгу."...

Цена:
385 руб

 Красный террор глазами очевидцев
Красный террор глазами очевидцев
Сборник включает свидетельства лиц, которые стали очевидцами красного террора в России, провозглашенного большевиками в сентябре 1918 г. в качестве официальной государственной политики.
Этим людям, принадлежавшим к разным сословиям и профессиям, удалось остаться в живых, покинув страну, охваченную революционной смутой. Уже в первые годы эмиграции они написали о пережитом. Часть представленных материалов была опубликована в различных эмигрантских изданиях в 1920-х гг.
В сборник также включены ранее не публиковавшиеся свидетельства, которые были присланы историку С.П.Мельгунову и хранятся в его коллекции в Архиве Гуверовского института войны, революции и мира (Пало Алто, США)....

Цена:
268 руб

Юрий Жуков Сталин. Тайны власти
Сталин. Тайны власти
Ю.Н.Жуков — доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, автор восьми монографий, посвященных событиям, происходившим в СССР в 20-50-х годах XX века. В книге "Сталин. Тайны власти" он, используя архивные документы, большая часть которых остается все еще засекреченной, продолжает изложение своей, совершенно нестандартной версии событий в Советском Союзе, начатое ранее в работе "Иной Сталин"....

Цена:
669 руб

Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917 г.
Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917 г.

Репринтное воспроизведение издания.
Генерал-лейтенант А. И. Деникин - фигура известная, оставившая свой яркий след в отечественной истории. Причём не только на полях сражений трёх войн - русско-японской, первой мировой и гражданской. Своим талантливым пером он поведал современникам и потомкам о драматических событиях, активным участником которых ему довелось быть....

Цена:
419 руб

Чекисты Петрограда на страже революции
Чекисты Петрограда на страже революции
Издание 1987 года. Сохранность хорошая.
В историко-документальной книге рассказывается о том, как под руководством партии чекисты Петрограда разоблачали и пресекали деятельность разведок, выявляли заговоры, боролись с преступностью.
Книга снабжена многочисленными фотографиями....

Цена:
201 руб

Театр Иосифа Сталина
Театр Иосифа Сталина
Книга позволяет по-новому рассмотреть горестное прошлое. Представления шли в Кремле и в колхозах. Бесчисленные спектакли театрального представления - от Днестра до Колымы....

Цена:
353 руб

В. П. Сафронов Война на Тихом океане
Война на Тихом океане
В книге рассматриваются политика и взаимоотношения СССР и США в связи с японской агрессией на Дальнем Востоке и Тихом океане в 1931-1945 гг. Хронологические рамки охватывают период с момента вторжения японских войск в Маньчжурию и до разгрома и капитуляции милитаристской Японии во Второй мировой войне. Работа базируется на широком круге источников ряда стран - России, США, Великобритании, Германии, Японии, Китая, в том числе на российских архивных документах, а также на обширной отечественной и иностранной исторической литературе. В книге представлена большая коллекция в основном неизвестных российскому читателю фотографий, служащих интересным иллюстративным фоном основного повествования....

Цена:
489 руб

Роберт В. Даниелс Взлет и падение коммунизма в России The Rise and Fall of Communism in Russia
Взлет и падение коммунизма в России
Известный американский ученый, специалист по советскому периоду российской истории Роберт В.Даниелс предлагает читателю глубокое исследование на тему эволюции советской системы и ее идеологии. Автор анализирует советский опыт (от идеологических предпосылок Октябрьской революции до горбачевской перестройки и президентства Бориса Ельцина), показывая, как менялись ключевые идеологические понятия по мере развертывания советской истории. Присущий Даниелсу взгляд на вещи всегда оригинален, а его оценки, делавшиеся зачастую годы назад, поражают глубиной.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся отечественной историей....

Цена:
499 руб

 Советский стиль. Время и вещи
Советский стиль. Время и вещи
Эта книга лежит в русле так называемой малой истории и сфокусирована на советской повседневности. Способность обыденной жизни превращаться в точку столкновения всех ветров эпохи - от дуновения моды до общественных бурь - представляет идеальную возможность исследовать советскую цивилизацию с 1920-х до начала 1980-х годов. Вещи советской эпохи отразили все ее этапы, меняясь вместе со страной и олицетворяя эти перемены. Пришло время изучать стремительно удаляющееся прошлое, чьи черты на глазах утрачивают свою определенность.

Издание богато иллюстрировано и адресовано широкому кругу читателей....

Цена:
769 руб

 Голод в СССР. 1929-1934. В 3 томах. Том 2. Июль 1932 - июль 1933
Голод в СССР. 1929-1934. В 3 томах. Том 2. Июль 1932 - июль 1933
Настоящее издание является вторым томом документальной серии "Голод в СССР. 1929-1934". В нем представлены документы центральных и региональных архивов РФ, а также архивов Республики Беларусь и Республики Казахстан, характеризующие период кульминации массового голода в стране в начале 1930-х гг. В томе содержатся документы и материалы по важнейшим аспектам проблемы, раскрывающие ход хлебозаготовительной кампании 1932 г., масштабы и региональные особенности голода в первой половине 1933 г., мероприятия власти по ослаблению кризиса и укреплению сельского хозяйства....

Цена:
759 руб

2014 Copyright © PoliticWar.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования